Поход хана тохтамыша на русь и куликовская битва

Поход хана тохтамыша на русь и куликовская битва – история России

После Куликовской битвы в Золотой Орде совершались события и перемены, имевшие важные следствия для Москвы.

Побеждённый Дмитрием Донским хан Мамай успел собрать новые силы и намерен был отомстить Москве.

Но соперником ему явился хан Заяицкой (за рекой Яик, теперь Урал) или Синей Орды, Тохтамыш, который в юности, спасаясь от преследования своего родственника, нашел убежище у знаменитого Тамерлана, и впоследствии с его помощью сел на престол Синей Орды! Тохтамыш происходил из рода Джучидов (потомков старшего сына Чингисхана – Джучи), от старшего Батыева брата. Он не хотел признавать Сарайским ханом Мамая, завладевшего престолом не по праву, и воспользовался его поражением, чтобы сесть в Сарае. Собранные против Дмитрия силы Мамай должен был обратить на Тохтамыша. Но у Азовского моря на берегах Калки, когда-то видевшей первое поражение русских от татар, Мамай был разбит. Спасаясь от погони, он укрылся в Кафу (Феодосию), к своим прежним союзникам генуэзцам; но жители Кафы вероломно его убили, чтобы воспользоваться оставшимися у него сокровищами.

Обратите внимание

Соединив под своей властью обе Орды, Золотую и Синию, Волжскую и Заяицкую, Тохтамыш известил русских князей о своем воцарении в Сарае. Князья с честью приняли его послов, и отправили бояр с подарками к хану.

Тохтамыш понял, что князь московский Дмитрий Донской после Куликовской победы считает себя независимым от татар и намерен ограничиться одними посольскими отношениями и подарками. Хан по прежнему обычаю отправил на Русь посла Акхозю, с отрядом татар.

Он дошел до Нижнего Новгорода; но в Москву ехать не решился; послал туда несколько человек из своей свиты, и те не осмелились войти в самый город. После Куликовской битвы русские самоуверенно стали относиться к золотоордынским татарам. Тохтамыш задумал нанести внезапный и сильный удар, чтобы восстановить прежние отношения.

Он употребил все меры, чтобы не дать Дмитрию времени собрать полки, и приказал захватить русских гостей, особенно в Волжской Болгарии – главным образом, чтобы они не дали знать в Москву о приготовлениях хана к походу. Затем Тохтамыш нежданно переправил свою рать на правую сторону Волги и быстро пошел на Русь.

В Нижнем узнали о походе; но тесть Дмитрия Донского, Дмитрий Константинович, опять изменил зятю и общерусскому делу – как и раньше, когда отказался участвовать в Куликовской битве. Он отправил двух сыновей своих, Василия и Семена, с изъявлением покорности Тохтамышу.

Хан продвигался в походе так скоро, что суздальские князья нагнали его уже близ Рязанских пределов.

Олег Рязанский, несмотря на недавний договор с Москвой, думал только о спасении собственной области; встретил с дарами Тохтамыша, упросил его не воевать Рязанской земли, и, обведя около ее пределов, указал ему броды на Оке и дал проводников. А в Москву на этот раз он не послал и вестей о татарском нашествии.

Однако, у московского великого князя в ордынских пределах были «доброхоты»; между самими татарами находились люди, получавшие от князя подарки и извещавшие его о том, что делалось в Орде. Дмитрий успел получить вести о походе Тохтамыша на Москву.

Важно

Он начал собирать войско и вместе с братом Владимиром уже двинулся было к Коломне навстречу хану и татарам, разослав гонцов к подручным князьям. Но сказались последствия страшного напряжения Куликовской битвы. После испытанных в ней огромных потерь, Русь «оскудела» ратными людьми.

Удельные князья, истощенные потерями и, может быть, не совсем довольные усилившеюся зависимостью от Москвы, на этот раз не обнаружили ревности к борьбе с татарами. Никто не спешил на помощь Дмитрию.

В среде самих московских воевод возникло разномыслие. Кто-то из тысяцких предлагал идти к Оке, стать на переправах и оттуда послать к Тохтамышу посольство с дарами и с мольбой укротить свою ярость; если же просьбы и дары не подействуют, то отступая, задерживать татар на пути и тем дать время для сбора рати.

Донской не решился ждать хана с теми малыми силами, какие у него были. Он отступил к Переяславлю, а оттуда мимо Ростова прошел в Кострому; брата Владимира Андреевича он отрядил к Волоку (Ламскому), чтобы там он ожидал помощи от новгородцев и от Тверского князя, к которым отправлены были гонцы.

В Москву Дмитрий послал приказ готовиться к обороне; княгине же велел с детьми спешить к себе в Кострому.

https://www.youtube.com/watch?v=v7_87p39BQw

Тохтамыш в своём походе беспрепятственно переправился через Оку; сжег Серпухов, и двинулся прямо на Москву, разоряя все на своем пути.

Осада и сожжение Москвы Тохтамышем

В покинутой великим князем столице весть о приближении хана произвела большое смятение. Из окрестностей многие жители бежали в Москву; а богатые граждане спешили с имуществом и семьями выехать из города в дальние места; но чернь подняла мятеж, и, если отпускала их, то предварительно ограбивши.

Мятежники собирались на шумные веча; решено было не выпускать никого из города. Высшим лицом в городе оставался митрополит Киприан, которого в предыдущем году великий князь призвал в Москву и торжественно принял в митрополию.

Но он первый думал только о своей личной безопасности, и решил уехать вместе с великой княгиней Евдокией. Чернь едва согласилась выпустить их.

В это время в Москву прибыл, вероятно, назначенный от великого князя воеводой, один из православных Литовских княжичей, внук Ольгерда, Остей (может быть, сын Андрея Полоцкого). Он принял начальство, восстановил некоторый порядок в городе и приготовил его к осаде.

Выстроенные Дмитрием каменные стены Москвы представляли надежную защиту; жители вооружились и вместе со множеством граждан и крестьян, сбежавшихся из ближних городов, составили значительную рать. От страха и смятений они перешли к противоположной крайности, к излишней самоуверенности и пренебрежению неприятелем.

Совет

23 августа 1382 года передовые отряды Тохтамыша появились под Москвой. Хан остановился за два или за три перестрела от города. Узнав, что великий князь отсутствует, татары начали ездить вокруг города, осматривая его укрепления. Граждане предварительно пожгли все посады и даже загородные монастыри; не оставили ни одного тына или бревна.

Буйная часть москвичей предавалась пьянству и грабежу тех домов, хозяева которых бежали; особенно опустошались запасы меда и вина в погребах. Разгулявшиеся буяны ходили по городу и хвастались будущею победой над врагами; некоторые влезали на стены, оттуда сквернословили и плевали на татар.

В ответ татары грозили обнаженными саблями и знаками показывали, как они будут рубить головы. На следующее утро пришел сам хан Тохтамыш с главными силами, и темные тучи варваров облегли город со всех сторон. Осажденные жители Москвы первые начали бросать стрелы в неприятеля.

Татары открыли частую и меткую стрельбу; стрелы их сыпались как сильный дождь; граждане падали мертвыми на забралах. Часть варваров приставила лестницы и полезла на стены. Москвичи обливали их кипящей водою и отразили приступ.

Тохтамыш возобновлял его три дня, но безуспешно: башни были снабжены самострелами и камнеметательными орудиями, каковы: пороки, тюфяки и даже пушки, тут впервые упоминаемые. Были и в числе москвичей искусные стрелки; некий суконник, по имени Адам поразил из самострела прямо в сердце одного из первых ордынских князей.

Оборона Москвы от хана Тохтамыша

Видя, что Москву нельзя взять открытой силой, варвар Тохтамыш употребил коварство.

На четвертый день к стенам по спасу (парламентерами) подъехали знатные татарские вельможи с такими речами: «Хан Тохтамыш вас, людей своего улуса, хочет жаловать; не на вас он гневается, а на князя Дмитрия. От вас же он ничего другого не требует, а только то, чтобы вышли к нему с честью и дарами; царь хочет только видеть ваш город и побывать в нем».

Такое предложение, конечно, было слишком подозрительно, чтобы ввести в заблуждение осторожных московских жителей. Но в числе ханских посланцев находились два суздальских князя, помянутые Василий и Семен Дмитриевич. Застращенные Тохтамышем или поверившие его лживой клятве, они на кресте присягнули, что хан говорит искренно и что он не сделает никакого зла гражданам.

Их присяга показалась многим москвичам достаточным основанием верить хану. Напрасно князь Остей и воеводы пытались убеждать граждан, чтобы они повременили, пока Дмитрий и Владимир Андреевич придут на помощь. Толпа настояла на своем. Отворились Кремлевские ворота, и Остей в сопровождении бояр вынес дары хану; за ним следовали священники и черные люди.

Обратите внимание

Тут одни воины Тохтамыша бросились на эту процессию и произвели избиение; другие ворвались в город через ворота; третьи влезли на стены. В Москве начались страшные сцены убийств и грабежа. Избиение прекратилось тогда, когда руки татар утомились, и сабли их притупились.

Многие искали спасения в церквах; но воины хана Тохтамыша разбивали их двери, и, посекши христиан, расхищали церковную утварь. Варвары разграбили богатства, десятилетиями накопленные в боярских дворах, и склады товаров купцов.

Разорение Москвы Тохтамышем (1382)

Насытившись убийством и захватив огромный полон, состоявший преимущественно из здоровых мужчин, молодых женщин и девиц, варвары зажгли город. «Дотоле, – говорит летописец, – город Москва кипел многолюдством; славою превзошел все грады русской земли… А в сие время отошла слава его».

Это бедствие случилось 26 августа 1382 года. В особенности невозратима была потеря сгоревшего в соборных храмах великого множества книг; в них снесены были на хранение книги из всех окрестных монастырей и посадских церквей. В этом пожаре погибли многие памятники отечественного бытописания.

Не одна Москва пострадала в это нашествие. Тохтамыш разослал отряды опустошать другие города. Татары разграбили и пожгли Владимир, Звенигород, Можайск, Юрьев, Дмитров, Боровск, Рузу и Переяславль-Залесский.

В последнем многие граждане спасались тем, что сели на суда и отплыли на середину озера.

Один татарский загон, подошедши к Волоку, наткнулся на стоящего там Владимира Андреевича; последний ударил на татар и разбил их. Беглецы принесли о том весть Тохтамышу. Этой небольшой победы было достаточно, чтобы напугать хана: таково было впечатление Куликовской битвы.

Опасаясь прибытия великокняжеской рати, Тохтамыш стал поспешно уходить. На обратном пути однако татары успели взять Коломну, пограбить и попленить землю Рязанскую. Князь Олег Иванович был достойно наказан за свое малодушие и близорукую политику.

По некоторым известиям, и в этом случае поведение двух Суздальских князей, сопровождавших хана было позорное: по личным расчетам и неприязни к Олегу, они натравливали татар на разорение Рязанской земли.

В награду, Тохтамыш послал в Нижний к Дмитрию Константиновичу своего шурина Шихомата и князя Семена Дмитриевича с ярлыком на великое княжение Владимирское; а другого Дмитриева сына, Василия, взял в Орду заложником.

Последствия похода Тохтамыша на Москву

Дмитрий Иванович, воротившись в столицу, проливал горькие слезы, над московским пепелищем. Он немедленно принялся созывать из лесов разбежавшихся жителей, возобновлять Москву и очищать её от трупов; причем велел давать по рублю за восемьдесят тел людям, занимавшимся погребением.

Роздано было 300 рублей; следовательно, число погребенных простиралось до 24.000; да, кроме того, много народу сгорело во время пожара или потонуло в реке, куда бросались от страха перед варварами.

А если определим число уведенных в неволю москвитян в двадцать или двадцать пять тысяч, то придётся признать, что Москва и ее окрестности лишились после похода Тохтамыша 50‑60 тысяч своего населения.

Важно

Легко было бы обвинять Дмитрия в том бедствии, осуждать его за оставление Москвы на жертву Тохтамышу. Но нельзя забывать, каких усилий требовалось, чтобы собрать и вооружить ополчение в несколько десятков тысяч человек; особенно после Куликовских потерь. В народе уверенность в освобождении от ига сменилась на время горьким разочарованием.

Если мы у Дмитрия не находим бодрости и воинского пыла, которые он обнаружил в эпоху битвы на Воже и Куликова поля, то можем предполагать, что его здоровье было надломлено чрезмерным напряжением сил в достопамятный день 8 сентября 1380 года. Мы не можем однако освободить его от упрека в недостатке заботливости о Москве.

Если бы она была вовремя поручена надежным воеводам, а не предоставлена на волю мятежной толпы, то могла бы отбиться от Тохтамыша. Может быть, великий князь слишком понадеялся на присутствие митрополита Киприана. Этот ученый серб не мог заменить такого патриотичного пастыря, как прежний русский по крови митрополит Алексей.

Известно, что Дмитрий гневался на Киприана за то, что он покинул Москву и удалился именно к старому сопернику московского князя, Михаилу Тверскому, который отправил к Тохтамышу посла с дарами и с мольбой не воевать Тверского княжения и получил от хана милостивый ярлык.

Читайте также:  Культура московской руси xiv - xvii века

По возвращении Киприана в Москву, Дмитрий изгнал его, и тот снова воротился в Киев. А на Владимирскую митрополию великий князь вызвал из заточения опального Пимена.

После похода Тохтамыша московскому князю приходилось снова признавать себя данником Орды. К тому побуждала измена общерусскому делу больших соседних княжений, Рязанского, Суздальско-Нижегородского и Тверского.

Источник: https://valdvor.ru/dlya-istorikov/pohod-hana-tohtamysha-na-rus-i-kulikovskaya-bitva-istoriya-rossii.html

Куликовская битва и нашествие Тохтамыша

В $1357$ году в Золотой Орде началась «великая замятня» после убийства хана Джанибека. За время смуты в Орде сменилось 25 ханов.

Замечание 1

В условиях смуты Орда ослабила давление на Русь, и великий князь отказался платить дань.

Совет

Фактически вызов Орде бросил Дмитрий Иванович, внук Ивана Калиты.
В $1377$ году в Великом княжестве Литовском умер князь Ольгерд. Великим князем стал Ягайло, сын Ольгерда. Ягайло принял решение улучшить отношения с Ордой. Русь оказалась в кольце врагов.

Первое столкновение с ордынским войском произошло в $1378$ году на реке Воже. Русские войска не стали дожидаться, пока ордынцы придут и потребуют свое, а вышли им навстречу, воспользовавшись эффектом неожиданности. Победа оказалась достаточно быстрой и легкой, войско мурзы Бегича было разбито. Это еще более укрепило уверенность князя Дмитрия.

Подготовка к битве

После битвы на реке Воже крупного сражения было не избежать. Обе стороны конфликта начали подготовку. Союзником Мамая стал литовский князь Ягайло. К Дмитрию Ивановичу примкнули князья:

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

  • Дмитрий Боброк-Волынский
  • Владимир Серпуховский
  • Андрей Ольгердович
  • Дмитрий Ольгердович

Любопытно, что Москву поддержали братья Ягайло. В целом примерно $30$ городов выслали воинов.

Куликовская битва

Вечером $7$ сентября $1380$ года русские войска перешли Дон. Ягайло не пришел на помощь Мамаю, поскольку в Литве его сверг брат Ольгерда Кейстут. Стратегия князя Дмитрия состояла в Засадном полке, возглавляемом Дмитрием Боброком-Волынским и Владимиром Серпуховским.

Утром 8 сентября началось сражение, согласно летописям его открыл поединок между монахом Пересветом и представителем Орды Челубеем, оба они погибли. Натиск монголо-татар был очень сильным. Засадный полк, скрытый в лесу, выступил после того, как оборона полка левой руки была прорвана.

Маневр с Засадным полком подействовал сокрушительно, в рядах войска Орды началась паника. Мамай в спешке отступил, победа Дмитрия Донского была полной.

Последствия Куликовской битвы

Победа русских войск под руководством Дмитрия, прозванного Донским, оказала мощное психологическое воздействие на весь народ.

Появилась вера в возможность избавления от ига, в силу русских воинов. Кроме того, Москва стала безоговорочным лидером сопротивления Орде и объединения земель.

Проиграв битву на Куликовом поле, Мамай не смог удержать и власть в Орде. В том же $1380$ году он был свергнут Тохтамышем. Таким образом, победа на Куликовом поле, как бы парадоксально это ни звучало, помогла Золотой Орде вскоре восстановиться в качестве единого государства.

Поход Тохтамыша

Новый хан учел опыт Куликовской битвы и начал действовать молниеносно. Задачей его похода было возобновление дани и покорности Руси.

В $1382$ году в Казани внезапно перебили всех русских купцов. Суда передали Тохтамышу, и он с войском переправился через Волгу.

О перемещениях Тохтамыша было известно нижегородскому князю, но он не успел предпринять конкретных действий, более того, отправил своих сыновей в качестве поддержки ордынцам.

Князь Олег Рязанский выразил Тохтамышу покорность, встретив его на Оке за пределами своих земель, и указал броды на реке.

Князь Дмитрий Донской оказался застигнут врасплох и покинул Москву, надеясь в Костроме собрать войска. Княгиня Евдокия с детьми также покинула город. Уехал и митрополит Киприан.

Подобные действия вызвали восстание внутри Москвы, потому что нарушали традицию, согласно которой князь и митрополит не должны были бросать город.

Навести порядок в городе и возглавить оборону удалось внуку Ольгерда Остею, который оказался в городе случайно.

$24$ и $25$ августа Тохтамыш пытался штурмом взять Москву, но атаки были отбиты.

Обратите внимание

Тогда делегация из нижегородских княжичей и ордынской знати обманом убедила горожан открыть ворота.

Город был разграблен и сожжен, все люди были либо перебиты, либо уведены в рабство.

Князь Остей погиб. Русь вновь вынуждена была возобновить выплату дани.

Но прежнего сокрушения Орда нанести уже не могла.

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/kulikovskaya_bitva_i_nashestvie_tohtamysha/

Поход на Москву Тохтамыша: дата, причины, итоги и последствия :

В 1382 году золоордынский хан Тохтамыш во главе большой армии осадил и хитростью взял Москву. Город был разорен и разрушен, погибли многие его жители.

Трагедия произошла вскоре после триумфального Куликовского сражения, в котором русское войско Дмитрия Донского разгромило полчища Мамая.

Падение столицы Великого княжества показало, что Москва еще не окончательно освободилась от татаро-монгольского ига.

Предпосылки

Печально известный поход на Москву Тохтамыша произошел в 1382 году, во время обострения борьбы между Русью и Золотой Ордой.

К концу XIV века в восточнославянских княжествах окончательно определилась политическая сила, вокруг которой должны были объединиться соседние разрозненные земли. Это была Москва.

До поры до времени ее князья не вступали в открытый конфликт с ханской властью. Все изменилось после восшествия на престол Дмитрия Ивановича.

В это время Золотая Орда вступила в период кризиса. Претенденты на управление улусом устроили междоусобную войну. Тохтамыш, как потомок Чингисхана, имел законное право заявить о своих претензиях.

К 1379 году он взял под контроль крупные ордынские города, в том числе Сыгнак и Сарай. Однако значительная часть монголов подчинялась темнику Мамаю. Он не принадлежал к Чингисидам, хотя и собрал вокруг себя сильную армию.

В 1380 году именно это войско встретилось с армией Дмитрия Донского в Куликовской битве и потерпело сокрушительное поражение.

Ханское посольство

Как показало время, поход на Москву Тохтамыша стал прямым следствием Куликовской битвы. Потерпевший поражение Мамай остался без союзников. Он в спешке отступил во владения Орды, но к тому времени улусы уже подчинялись Тохтамышу. Все приближенные и мурзы Мамая переметнулись к его оппоненту. Темник бежал в Крым, но там его убили генуэзцы.

Итак, Тохтамыш стал полновластным правителем Золотой Орды. Избавившись от внутренних врагов, он отправил к Дмитрию Донскому посольство.

Важно

Делегация сообщила, что Тохтамыш благодарен московскому князю за то, что тот разбил войско Мамая.

Теперь, когда в Сарае была восстановлена легитимная власть, хан призывал Дмитрия вновь признать свой вассалитет по отношению к Орде. Взамен Тохтамыш обещал ему защиту от противников и милость.

Ответ Дмитрия

Донской вел полки на кровопролитную Куликовскую битву не для того, чтобы сменить одного хана на другого. Поэтому князь уклонился от прямого ответа на требование восстановления зависимости Руси от Орды.

Его фактический отказ подчиняться татарам и стал причиной, по которой случился поход на Москву Тохтамыша. Получив сообщение от своих послов, он пришел в ярость и пообещал поставить московского князя на место.

Тем временем вся Северо-Восточная Русь благодарила Б,ога за победу в Куликовской битве. Населению казалось, что море пролитой крови стало достаточной ценой за освобождение страны от ненавистного ига, продолжавшегося уже больше полутора столетий. Пока в Московском княжестве вновь привыкали к прежней мирной жизни, в глубине восточных степей собирались все новые войска.

Прежде чем отправиться в русские земли, Тохтамыш хотел собрать все свои силы. В 1381 году он предварительно послал к Дмитрию Донскому небольшой отряд, во главе которого встал царевич Ак-Хозя. Добравшись до Нижнего Новгорода, он повернул обратно в волжские степи. На Руси окончательно (и ошибочно) решили, что враг деморализован, и о нем больше не стоит беспокоиться.

Начало похода

Согласно плану татар, нашествие Тохтамыша на Москву началось с задержания в Казани всех русских гостей и купцов. Их перебили, а войско хана забрало торговые корабли, с помощью которых переправилось по Волге. Орда не могла позволить москвитянам вернуться домой еще и потому, что в своем походе надеялась на фактор неожиданности. План этот полностью оправдался.

Вести о приближающихся степняках не могли обогнать их самих. Лошади татар двигались так стремительно, как только могли.

Правитель Нижнего Новгорода Дмитрий Константинович отправил к Тохтамышу посольство, по главе которого поставил собственных сыновей, однако оно не смогло угнаться за непрошеными гостями.

Хан нигде не задерживался – он стремился как можно быстрее оказаться во владениях Донского.

После Нижегородской земли поход на Москву Тохтамыша затронул Рязанское княжество. Его монарх, Олег Иванович (на фото ниже), лично встретил монголов у границ своих владений. Чтобы отвести беду от княжества, он изъявил Тохтамышу покорность и показал самый короткий и удобный путь к Москве.

Донской собирает войска

Рано или поздно Дмитрий Иванович все-таки должен был узнать о приближающемся войске золотоордынцев. Когда тревожные сообщения достигли Кремля, князь оказался застигнутым врасплох. Стратегия неприятеля полностью оправдала себя. Вскоре по всему городу распространились слухи о том, что к нему идет сам хан Тохтамыш. Поход на Москву вызвал среди населения панику.

Дмитрий Донской уже побеждал татар на Куликовом поле, но сделал он это во главе объединенной армии, в которую входили силы и других Рюриковичей. Для сопротивления Тохтамышу исключительно московской городской рати было недостаточно.

Совет

По этой причине Дмитрий Иванович принял решение объявить сбор дружины со всех уделов. Местом соединения разрозненных отрядов стали северные области. Донской отбыл в Кострому.

Его двоюродный брат Владимир Андреевич Храбрый (еще один герой Куликовской битвы) также стал собирать войска в Волоке Ламском.

Вече

Тем временем нашествие Тохтамыша на Москву продолжалось. Ордынцы перешли Оку, захватили Серпухов и стали жечь каждое встречное село и каждую встречную волость. Люди из московских окрестностей стекались в столицу, чтобы укрыться за крепкими стенами ее кремля.

Поскольку великого князя в городе не было, власть в нем оказалась практически парализованной. Скопившаяся людская толпа разделилась на два враждующих лагеря. Одни хотели поскорее покинуть город и бежать на север, другие призывали объединить усилия и до конца держать оборону. По старой традиции было созвано вече. На нем горожане решение запереть город и никого из него не выпускать.

Подготовка к осаде

Москва перешла на осадное положение. Военные заняли все выходы из города. Вооруженные люди не выпускали беглецов. Исключение было сделано для митрополита Киприана и княжеской семьи. Супруга Донского Евдокия забрала детей и уехала с ними в Кострому. Митрополит отбыл в соседнюю Тверь.

Хан Тохтамыш, поход на Москву которого испугал всю Россию, не мог быть встречен одними только москвичами. Жителям город был необходим лидер. Им стал Остей – князь литовского происхождения, поступивший на российскую службу. Он был внуком легендарного Ольгерда и слыл искусным воином.

Прибыв в Москву, Остей возглавил оборону и навел там порядок. Для того чтобы как можно сильнее осложнить жизнь осаждавшим, все посадские постройки, окружавшие крепость, были сожжены. Стены кремля укрепили. Москвичи запаслись кипящей смолой, дегтем, кипятком и камнями. Вооружившись и подготовившись, они стали ждать неприятеля.

Штурм

Авангард ханского войска подошел к Москве 23 августа 1382 года. Узнав, что Дмитрия Донского нет в городе, этот отряд удалился. Предварительно татары осмотрели крепость, выяснили состояние ее стен, рвов и подступов. Защитники крепости открыто насмехались над ордынцами.

Поход Тохтамыша на Москву, причины которого заключались в нежелании Руси оставаться под чужеземным игом, подошел к своей решающей стадии 24 августа, когда к городу приблизилось основное татарское войско во главе с самим ханом. Сразу же завязалась перестрелка из луков и самострелов. Степняки, не теряя времени, приступили к штурму. Они изготовили специальные лестницы, по которым собирались взобраться на стены.

Москвичи оборонялись, забрасывая «поганых» камнями, заливая их кипятком и обстреливая из первых образцов русского огнестрельного оружия (в столице хранились архаичные прообразы пушек). Штурм продолжался два дня. Татары понесли значительные потери, но не смогли ни повредить стен, ни прорваться в город.

Переговоры

На третий день осады (26 августа 1382) поход хана Тохтамыша на Москву завершился хитростью. Правитель Орды отправил к горожанам посольство, в которое вошли татарские мурзы, вельможи и сыновья нижегородского князя Семен и Василий. Эти двое были братьями супруги Донского Евдокии и пользовались особенным доверием у московских бояр, чем Тохтамыш умело воспользовался.

Делегация сообщила осажденным, что хан готов прекратить штурм города.

Посланцы объяснили это тем, что Тохтамыш собирался воевать против ослушника Дмитрия Донского, а жители самой Москвы не сделали ему ничего дурного.

Поэтому хан предлагал защитникам кремля открыть ворота и дружелюбно принять ордынцев. Тохтамыш восхищался мужеством москвичей и даже просил дозволения мирно побывать в этом героическом городе.

Читайте также:  Ссср в послевоенный период (1945-1953 гг.)

Вероломство

Предложение хана было принято. Поход Тохтамыша на Москву, год которого стал черной страницей отечественной истории, завершился предательством. Чуть только горожане открыли ворота, татары ворвались в столицу и принялись грабить и убивать. Сделано это было, несмотря на клятвенные заверения князей Василия и Семена.

Захватчики разграбили город, уничтожили множество зданий и церквей. Огню были преданы ценные книги. Золото, церковная утварь и другие сокровища ордынцы присвоили себе и забрали в степи. Была вывезена и великокняжеская казна.

Жители, оказавшиеся запертыми в занятой неприятелем крепости, беспощадно убивались. Людей рубили, топили, сжигали заживо. Многих увели в рабство. Храбрый князь Остей погиб.

Поход Тохтамыша на Москву, последствия которого сказывались на Руси еще много лет, закончился для города полной катастрофой.

Итоги и последствия

После взятия Москвы татары разделились на несколько отрядов. Эти войска захватили и разорили еще несколько городов: Можайск, Звенигород, Владимир, Юрьев. Отряд, отправившийся в Волок Ламский, был разбит силами Владимира Андреевича. Бежавшие с поля боя ордынцы сообщили Тохтамышу об этом первом поражении. Хан решил не дожидаться основной армии Донского и отступил в степь.

Итоги похода Тохтамыша на Москву были печальными. В столице погибло более 24 тысяч человек (при населении в 40 тысяч). Вернувшийся в Москву Дмитрий Донской был ошеломлен картиной руин, оставшихся на месте недавно цветущего города.

Князь вынужденно признал свою зависимость от Орды. Москва продолжила платить дань.

Обратите внимание

В то же время хан подтвердил права Донского на Великое княжество Владимирское, даровав ему соответствующий ярлык и закрепив основной престол Северо-Восточной Руси за его потомками.

Источник: https://www.syl.ru/article/295406/pohod-na-moskvu-tohtamyisha-data-prichinyi-itogi-i-posledstviya

Нашествие Тохтамыша 1382

Нашествие хана Тохтамыша на Москву. Несмотря на каменные стены и пушки, хан сжег Москву и вновь обложил Русь данью.

Еще весной 1380 г. правитель Кок-Орды хан Тохтамыш захватил ордынскую столицу Сарай. После поражения Мамая на Куликовом поле подчинявшиеся ему князья и мурзы перешли на сторону Тохтамыша, который впервые с начала 60-х гг. XIV в. объединил под своей властью всю территорию Золотой Орды.

Тохтамыш известил об этом русских  князей, и весной 1381 г. они отправили к нему послов «с честию и с дары». Одни исследователи полагают, что тем самым русские князья признали власть хана над своими землями, другие это отрицают. Ясно, однако, что результаты переговоров Тохтамыша не удовлетворили, т. к. летом 1382 г.

он предпринял масштабный поход на Москву.

Тохтамыш учел уроки Куликовской битвы и принял все меры для того, чтобы его нападение было неожиданным. Это ему удалось. Димитрий Иоаннович покинул столицу и уехал в Кострому собирать войска, вскоре из города уехал и митрополит Киприан. 23 августа 1382 г.

ордынское войско подошло к Москве, 3 дня продолжался безуспешный штурм города. Лишь с помощью обмана хан сумел занять и разграбить столицу Московского княжества. После захвата города Тохтамыш стал рассылать по Московской земле свои отряды. Когда до него дошли известия, что один из отрядов был уничтожен войсками кн.

Владимира Храброго под Волоком Ламским, а в Костроме с войсками стоит Димитрий Иоаннович, то хан поспешил увести свои войска в Орду, разграбив по пути Рязанскую землю. После этого набега среди князей, ранее признававших политическое верховенство Москвы, начались колебания.

Олег Рязанский указал ордынскому войску тайные броды на Оке. Сыновья нижегородского князя Димитрия Константиновича – князья Василий и Семен – встречали ордынское войско на границе владений отца, затем вместе с ним под стенами Московского Кремля, целуя крест, убеждали москвичей поверить Тохтамышу. В начале сентября 1382 г.

Важно

тверской князь Михаил Александрович тайно уехал в Орду, пытаясь вновь получить ярлык на Владимирское великое княжение.

Осенью 1382 г. к Димитрию Иоанновичу прибыл ханский посол, который, очевидно, вызвал великого князя в Орду и сообщил о размерах дани.

Весной следующего года великий князь отправил к Тохтамышу своего 11-летнего сына Василия вместе с опытными боярами, которые отвезли в Орду дань – «8000 серебра».

Хан не решился поддержать претензии правителя Твери, и «великое княжение» осталось за Димитрием Иоанновичем. Однако это стоило великому князю больших затрат.

Православная энциклопедия 

В ТЕНИ КУЛИКОВСКОЙ ПОБЕДЫ

События, имевшие место в московско-ордынских отношениях в начале 80-х годов XIV в. в историографии всегда были как бы в тени Куликовской победы. Традиционно принято считать, что успешный поход Тохтамыша на Москву 1382 г.

восстановил зависимость Северо-Восточной Руси, ликвидированную при Мамае.

Поскольку до разры­ва Дмитрием Ивановичем вассальных отношений с Мамаем зависи­мость от Орды существовала около 130 лет, а после похода Тохта­мыша – еще без малого сто, этот последний выглядит при таком подходе по сути дела событием, сопоставимым по своим последствиям с нашествием Батыя.

В самом конце 1380 г. Тохтамыш прислал послов к Дмитрию и другим русским князьям, «повадая имъ свои приходъ и како въцарися, и како супротивника своего и ихъ врага Мамая поба ди». Зимой и весной 1381 г.

русские князья, отпустив послов «съ честию и съ дары», «отъпустиша коиждо своихъ киличеевъ со многыми дары ко царю Токтамышю»; в том числе Дмитрий Иванович «отьпустилъ въ Орду своихъ киличеевъ Толбугу да Мохшая къ новому царю съ дары и съ поминкы».

Что означал этот акт? Свидетельствовал ли он о призна­нии вассальных отношений с Тохтамышем? Положительный ответ давали А.Е. Пресняков, Б.Д. Греков, Л.В. Черепнин, отрицатель­ный – Н.М. Карамзин, А.Н. Насонов, И.Б. Греков.

Полагаю, что посылка «даров и поминков» означала констатацию факта восста­новления законной власти в Орде и формальное признание Тохтамыша сюзереном. Но вопрос о выплате задолженности по выходу, накопив­шейся за годы противостояния с Мамаем, московская сторона не собиралась поднимать (дары и «поминки» – не выход).

Очевидно, после разгрома Мамая Дмитрий не спешил восстанавливать даннические отношения с Ордой, но в то же время не имел оснований не признать царское достоинство (и следовательно, формальное верховенство) нового правителя Орды, к тому же только что добившего его врага. Великий князь занял выжидательную позицию, решив посмотреть, как поведет себя хан.

Совет

Летом 1381 г. на Русь отправился посол «царевич» Акхожа с отря­дом в 700 человек. Он дошел до Нижнего Новгорода «и возвратися воспять, а на Москву не дръзнулъ ити». Вряд ли миссия Акхожи имела цель вызвать русских князей в Орду.

Представляется, что наиболее естественной причиной появ­ления посольства было то, что приспело время получить «выход» за 1380 год (в котором Тохтамыш, владея заволжской частью Орды, уже был вправе считать себя ханом).

Однако в Нижнем к Акхоже поступи­ла, по-видимому, информация, что Дмитрий Иванович не настроен вы­плачивать дань, посол вернулся и доложил Тохтамышу о сложившейся ситуации, после чего хан и стал готовиться к военным действиям.

Его поход нельзя расценивать как месть за поражение Мамая на Кулико­вом поле (хотя среди бывших мамаевых татар, вошедших в войска Тох-тамыша, такой мотив наверняка имел место), поскольку, разгромив узурпатора, Дмитрий фактически оказал (не желая того, разумеется) Тохтамышу услугу, облегчив ему приход к власти, и гневаться хану было не на что. Только когда Тохтамыш понял, что воодушевленные Куликовской победой москвичи не собираются выполнять вассальные обязательства (при том, что формально великий князь признал хана сюзереном), он решил прибегнуть к военной силе, чтобы заставить Дмитрия соблюдать их.

Тохтамышу удалось обеспечить внезапность нападения. Дмитрий Константинович Нижегородский, узнав о приближении хана, отправил к нему своих сыновей Василия (Кирдяпу) и Семена. Олег Рязанский указал Тохтамышу броды на Оке. Дмитрий Иванович покинул Москву и отправился в Кострому.

Тохтамыш взял и сжег Серпухов и подошел 23 августа 1382 г. к столице. Оборону возглавлял литовский князь Остей, внук Ольгерда (он сумел прекратить беспорядки, возникшие в Москве после отъезда великого князя).

После трехдневной безуспеш­ной осады Тохтамышу удалось 26 августа обманом выманить Остея из города (ханские послы поклялись, что Тохтамыш не собирается разо­рять Москву, что его цель – найти Дмитрия; справедливость этих слов подтвердили находившиеся в войске хана суздальско-нижегород-ские князья), после чего он был убит, а татары ворвались в Москву и подвергли ее разгрому. После этого Тохтамыш распустил свои отря­ды по московским владениям: к Звенигороду, Волоку, Можайску, Юрьеву, Дмитрову и Переяславлю. Но взять удалось только последний. Отряд, подошедший к Волоку, был разбит находившимся там Владимиром Андреевичем Серпуховским. После этого Тохтамыш покинул Москву и двинулся восвояси, по дороге взяв Коломну. Переправившись через Оку, он разорил Рязанскую землю; Олег Рязанский бежал.

Взятие столицы противника – несомненно победа, и Тохтамыш выиграл кампанию. Однако факт разорения Москвы несколько заслоняет общую картину результатов конфликта.

Обратите внимание

Тохтамыш не разгромил Дмитрия в открытом бою, не продиктовал ему условий из взятой Москвы, напротив, вынужден был быстро уйти из нее. Помимо столицы, татары взяли только Серпухов, Переяславль и Коломну. Если сравнить этот перечень со списком городов, ставших жертвами похода Едигея 1408 г.

(тогда были взяты Коломна, Переяславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Нижний Новгород и Городец), окажется, что без учета взятия столицы масштабы разорения, причиненного Тохтамышем, выглядят меньшими.

А события, последовавшие за уходом хана из пределов Московского великого княжества, совсем слабо напомина­ют ситуацию, в которой одна сторона – триумфатор, а другая – уни­женный и приведенный в полную покорность побежденный.

Горский А.А. Москва и Орда

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/nashiestviie-tokhtamysha

Куликовская битва – более чем странная победа

Написал: Рафаэль Хакимов 20-тысячная конница Дмитрия Донского состояла из крещеных татар, литовцев и русских, обученных бою в татарском конном строю

ОСТАЛОСЬ ДОГОВОРИТЬСЯ С ТАТАРАМИ

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!
Александр Блок. «На поле Куликовом». 7 июня 1908 г.

В 2005 году во время конференции на Родосе у меня состоялась встреча с представителем федерального центра, который горел идеей объявить Куликовскую битву общенациональным праздником. Под это дело даже начали красить памятник в Тульской области, были выделены деньги, получили согласие «сверху», осталось договориться с татарами.

 Виктор Васнецов «Единоборство Пересвета с Челубеем»

Разговор в итоге свелся к тому, что, на самом деле никакой победы русских над татарами не было, а всего-навсего произошли внутренние политические «РАЗБОРКИ».

Причем до сих пор не ясно, где именно находится Куликово поле, но для России якобы само событие это – некий символ торжества русского оружия, а потому центр готов объявить Куликовскую битву общенациональным праздником. Мое мнение насчет праздника было иное, о чем я написал заключение. После этого «разборки» были со мной.

Тем не менее «наверху» сделали вывод: «Раз татары против, то праздника не получится». Правильный вывод. В качестве праздника избрали времена Смуты, тем более что эта дата удачно соседствовала с днем Октябрьской революции. Это маленький эпизод из моей биографии…

НО ЧТО ЖЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ  ПРОИЗОШЛО НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ?

Современные учебники излагают это событие весьма противоречиво: «Татары панически бежали с Куликова поля. За личную храбрость в битве и полководческие заслуги Дмитрий получил прозвище Донской. После поражения Мамай бежал в Кафу (Феодосию), где был убит.

Власть над Ордой захватил хан Тохтамыш… На Куликовом поле Золотая Орда потерпела первое крупное поражение». (А. Орлов, В. Георгиев, Н. Георгиева, Т. Сивохина. История России. Учебник. – М., 2003. – С. 66.).

Если татары потерпели поражение, то почему хан Тохтамыш захватил власть? Концы с концами не сходятся. 

Оценки Куликовской битвы даже у официозных историков сильно расходятся. Василий Ключевский вовсе опустил это событие из своих многотомных лекций, как незначительное.

Важно

Однако есть историки, которые раздули Куликовскую битву до вселенских масштабов по идеологическим соображениям.

В русских летописях сохранились упоминания о битве, а потому она, видимо, все же произошла, хотя не ясно, где именно.

Виктор Авилов «Поединок Пересвета с Челубеем»

ИНТРИГУЮТ ВСЕ…

Перед Куликовской битвой складывались довольно сложные отношения, как в Золотой Орде, так и в русских княжествах. В Орде шла жестокая борьба за престол, называемая в русских летописях «замятней», то есть Смутой.

Среди русских князей были сторонники, как законной власти, так и союза с Мамаем и Литвой. Так, тверской князь Михаил Александрович, свергнутый промосковскими силами, бежал в 1367 году в Литву за помощью, получил ее от Ольгерта, женатого на его сестре, и вернул свои земли.

Он претендовал на московский престол и пытался найти поддержку в Орде. Дмитрий также не терял времени зря, он, в свою очередь, поехал в Орду за ярлыком и получил его. При этом Москва одновременно пыталась найти общий язык и с Литвой.

В Орде в это время один хан сменялся другим. Осенью 1374 года Урус овладел столицей и провозгласил себя всеордынским ханом. Первым к нему на поклон поехал нижегородский князь, он же затем склонил других к союзу с Урусом.

Московский князь Дмитрий в противостоянии Мамая с Урусом взял сторону последнего, а Тверской князь пошел войной на Москву, но не получив помощи от Литвы и Мамая, оказался побитым и признал себя «братом молодшим», согласившись на условия Дмитрия: «А поидут на нас татарове [то есть Мамай] или на тебе, битися нам и тобе с одинова всем противу их».

Мамай был талантливым полководцем и опытным политическим интриганом. Его возвышению способствовала женитьба на дочери хана Бердибека и он, таким образом, стал ханским зятем (гургеном) и вместе с тем получил большие права, кроме одного – права на трон. Он жаждал трона, настолько, что даже начал чеканить монету с титулом: «Мамай – царь правосудный». В 1375 году он захватил столицу Орды.

Совет

Михаил Тверской, несмотря на соглашение с Москвой, продолжал общаться с Литвой, в частности женил своего сына Ивана на дочери Кейстута Марии. Князь Олег Рязанский также был женат на сестре литовского князя Ягайло и был настроен пролитовски и, соответственно, выступал на стороне Мамая.

О князе рязанском в «Сказании о мамаевом побоище» сказано: «Скудость ума была в голове его, послал сына своего к безбожному Мамаю с великою честью и с многими дарами» и писал грамоты свои к нему так: «Восточному великому и свободному, царям царю Мамаю – радоваться! Твой ставленник, тебе присягавший Олег, князь рязанский, много тебя молит. Слышал я, господин, что хочешь идти на Русскую землю, на своего слугу князя Димитрия Ивановича Московского, устрашить его хочешь. Теперь же, господин и пресветлый царь, настало твое время: золотом, и серебром, и богатством многим переполнилась земля Московская, и всякими драгоценностями твоему владению на потребу… И еще просим тебя, о царь, оба раба твои, Олег Рязанский и Ольгерд Литовский: обиду приняли мы великую от этого великого князя Димитрия Ивановича, и как бы мы в своей обиде твоим именем царским ни грозили ему, а он о том не тревожился».

Олег Рязанский послал другого своего вестника к Ольгерду Литовскому с великой радостью о том, что «настало наше время, ибо великий царь Мамай грядет на него и на землю его.

И сейчас, княже, присоединимся мы оба к царю Мамаю, ибо знаю я, что царь даст тебе город Москву, да и другие города, что поближе к твоему княжеству, а мне отдаст Коломну, да Владимир, да Муром, которые к моему княжеству поближе стоят».

Виктор Маторин «Хан Мамай»

КНЯЗЬ МОСКОВСКИЙ БОРОЛСЯ НЕ С ОРДОЙ, А С МАМАЕМ

Однако Мамай уже в следующем 1376 году потерял столицу и ушел в свою ставку на Днепре. Перед Дмитрием вновь встал вопрос выбора, и он принял сторону нового хана Золотой Орды Каганбека, который требовал активной помощи в борьбе с Мамаем.

В частности, Каганбек хотел полного подчинения Булгара. Это дело он поручил нижегородскому и московскому князьям, что те успешно выполнили 16 марта 1377 года.

Русские воеводы обложили Булгар денежной контрибуцией, посадили ханского даругу и таможенника и вернулись по домам, «села и зимници пожгоша, а люди посекоша».

Мамай опирался на генуэзские колонии в Крыму и на Литву. Он пытался уговорить москвичей разрешить генуэзцам торговать и собирать дань на Руси.

Генуэзцы уже однажды откупали у Мамая право на сбор дани на Руси, что вызвало негодование не только среди князей, терявших часть доходов, но и простого народа. Получив отказ, Мамай в союзе с литовцами решил окончательно разделить Русь на две части.

Впрочем, Золотая Орда к тому времени уже фактически была разделена по Волге на правое и левое крыло. Мамай был правителем западной части.

Виктор Маторин «Московский князь Дмитрий Донской»

ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ – СОЮЗНИК ТОХТАМЫША

В левом крыле Золотой Орды в это время выдвинулся хан Тохтамыш, который придерживался политики союза с Русью. Он начал борьбу с Мамаем, без победы над которым Золотую Орду объединить было невозможно.

Русским князьям в этой ситуации главное было не прогадать и вовремя встать на сторону сильнейшего. Такова была ситуация накануне Куликовской битвы.

Два крыла Золотой Орды, Литва и русские княжества различной ориентации составляли сложную политическую мозаику.

Обратите внимание

20-тысячная конница Дмитрия Донского состояла из крещеных татар, литовцев и русских, обученных бою в татарском конном строю. Остальные 130 тысяч состояли из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения. Тверь отказалась участвовать в битве.

На помощь Дмитрию шел с сибирскими татарами хан Тохтамыш.

Нет прямых свидетельств о предварительной договоренности Дмитрия и Тохтамыша о совместных действиях, но объективно они были заодно, о чем свидетельствует взаимный обмен посольствами сразу же после победы над Мамаем.

У Мамая было около 200 тысяч воинов. «Пространная летописная повесть о Куликовской битве» гласит: «Той же осенью пришел ордынский князь Мамай с единомышленниками своими, и со всеми другими князьями ордынскими, и со всей силой татарской и половецкой, и кроме того еще рати нанял: басурман, и армян, и фрягов, черкесов, и ясов, и буртасов.

А с Мамаем вместе, в союзе с ним, и литовский князь Ягайло со всею силой литовской и ляшской, и с ними же заодно и Олег Иванович, князь рязанский, – с этими своими сообщниками пошел на великого князя Дмитрия Ивановича и на брата его, Владимира Андреевича».

У литовского князя Ягайло, который двигался Мамаю на помощь, в войсках большинство составляли русские из-под Минска, Полоцка и Гродно.

Константин Васильев «Поединок Пересвета с Челубеем»

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА – БРАТ НА БРАТА?

Сегодня Куликовскую битву официально празднуют как победу русского оружия над татарами, и она находится в реестре военных побед российского государства. Более чем странная победа.

Дмитрий Донской возглавлял войска, состоявшие из татар, литовцев и русских против войск Мамая, состоявших опять-таки из русских, литовцев и татар, да еще армян, генуэзцев, черкесов.

Причем здесь русско-татарские отношения и доблесть русского оружия? Историк Валерий Захаров пишет: «Спросят: а с кем же воевала Русь на Куликовом поле? Ну, разумеется, не с Ордой, если лучшие ордынские конные лучники – наиболее профессиональные воины того времени – сражались на стороне Дмитрия Донского и практически обеспечили русским победу против Мамая. Смешно? Да, смешно, если осознать, до какой степени можно было нас дурачить постоянными извращениями великорусской истории». В чем тогда смысл битвы, так запомнившейся в летописях?

Важно

Русские воевали с Мамаем, поскольку он «исполнил сердце свое злого беззакония», то есть он не только в глазах населения не имел права на власть, не будучи чингизидом, но и выступил против сложившегося порядка взимания дани, отдав это право католикам-генуэзцам.

Русские законных ханов Золотой Орды, то есть чингизидов не считали заклятыми врагами. Орда могла не нравиться, но с ней считались, а нередко у нее искали защиты от произвола.

Когда чинили обиды, ехали «в Орду – искать правды» («Повесть о Петре, царевиче ордынском»), а великий хан снаряжал посольство и решал вопросы по справедливости. В глазах современников Тохтамыш был законным ханом, которому Мамай должен был подчиниться.

В «Повести о нашествии Тохтамыша» он именуется как царь, то есть законный, легитимный повелитель. Москва всегда была лояльна к Орде.

Иван Грозный – внук Мамая, через князей Глинских. Неизвестный художник. Вторая попловина XVII в.

ИВАН ГРОЗНЫЙ – ИЗ ГНЕЗДА МАМАЯ

Тохтамыш, не подоспевший к самой битве, все же догнал войска Мамая, бежавшие в Крым. Битва не состоялась, поскольку воины, узнав, что их преследует сам хан, без боя перешли на его сторону.

Мамая убили коварные генуэзцы, те самые, которые спровоцировали его на захват московского рынка, снабдили деньгами и пехотой. Дети Мамая бежали в Литву. Его внук тоже по имени Мамай стал родоначальником князей Глинских.

Бабушка Ивана Грозного была Глинской, и одно из русских правительств возглавляли Глинские.

Облачался в броню Мамай,
Гордых подвигов жаждал Мамай,
Упивался кровью Мамай,
Тосковал по крови Мамай,
Калмыков повевал Мамай,
Меч булатный точил Мамай,
Иноходцев холил Мамай,
Все четыре вида скота
Над Чаганом держал Мамай,
Пыль столбом вздымая, кобыл
Косяками доил Мамай,
Был друзьями ты окружен
И товарищами, Мамай,
И в несчастный, злосчастный день
Я лишилась тебя, Мамай! 

«Плачь по Мамаю матери Кара-улек». 

МИТРОПОЛИТ КИПРИАН ПРОКЛЯЛ ПОБЕДИТЕЛЯ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ

Хорошо известен поход Тохтамыша на Москву, в результате чего случился в городе пожар. Он вроде бы опровергает дружбу московского князя и хана. Существует несколько версий этих событий. Версия простого грабежа должна быть отброшена как явно тенденциозная.

Другая версия связывает поход с неуплатой дани Дмитрием Донским в течение двух лет. Тохтамыш в ответ пришел и сжег посад. Сам факт «экзекуции» Москвы говорит только об одном: хан заставил князя платить налог, а в этом деле ему помогли нижегородский и рязанский князья.

Москвичи не оборонялись, полагая, что «пришел царь своего холопа показнити Дмитреа», тем более что сам князь сбежал из города, а когда уплатил дань – «прия царь въ 8000 сребра», поехал за ярлыком на княжение в Сарай и, естественно, получил его как союзник Тохтамыша.

Еще одна версия, не подтверждаемая источниками, предполагает, что князь завладел казной Мамая и не поделился с ханом.

Совет

Существует также версия о заговоре против Дмитрия Донского и спасении его Тохтамышем. Историки А.В.Быков и О.В.Кузьмина считают, что современники Куликовскую битву воспринимали как величайшую трагедию, а попытки Дмитрия Донского и митрополита Алексия централизовать русские земли вокруг московского государства как разрушающие сложившуюся систему отношений между княжествами.

Особенно недовольна была церковь, все еще жившая идеями славянского объединения вокруг Киева. Митрополит Киприан проклял победителя Куликовской битвы.

Не успокоились и генуэзцы, потерявшие московский рынок и жаждавшие вернуть свое влияние в пределах русских княжеств. Заговор возглавил князь нижегородский, которого поддержали в Москве войска и простой народ.

Он был на руку и князю рязанскому и литовскому великому князю Ягайло.

Когда Дмитрий Донской вывел войска из Москвы в поход, произошел мятеж, и он был вынужден бежать в Кострому, причем так быстро, что оставил жену и новорожденного сына в Москве.

Для поддержки мятежников прибыл «некий князь литовский, именем Остей, внук Ольгердов». Поход Тохтамыша, утверждают Быков и Кузьмина, преследовал цель сохранить Москву за Дмитрием Донским.

И в этой версии остается основной стержень фабулы: Дмитрий Донской и Тохтамыш – союзники в борьбе с Мамаем.

Илья Глазунов «Битва. Временный перевес татар»

ОТКУДА ПОШЛИ ПОЛЬСКИЕ И ЛИТОВСКИЕ ТАТАРЫ

Тохтамыш был последним, кто пытался сохранить единство Золотой Орды, но он потерпел поражение и бежал вместе с сыновьями в Киев к литовскому князю Витовту. В русских летописях от 1397 года записано: «Прииде некоторый царь, именем Темир-Кутлуй, и прогнал царя Тохтамыша и седе в Орде и Сараи на царстве, а Тохтамыш сослася Витовтом и бежа из Орды в Киев и со царицами да два сына с ним».

Татар расселили под Киевом, в Гродно, вдоль границ Литвы и с этого дня началась славная история литовской и польской гвардии. Один из сыновей Тохтамыша Джалал-ад-дин с 40 тысячной татарской конницей участвовал по договору с Витовтом в Грюнвальдской битве и содействовал разгрому ордена. Однако надежды Витовта с помощью Тохтамыша и его сыновей захватить золотоордынский трон не осуществились.

В конце ХХ века в Польше в Гданьске воздвигли памятник татарскому воину за участие в Грюнвальдской битве. Это памятник потомкам Мамая и Тохтамыша – славным польско-литовским татарам.

Обратите внимание

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой! 

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар. 

Александр Блок. «На поле Куликовом». 31 июля 1908 г.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://www.business-gazeta.ru/blog/200506

Ссылка на основную публикацию