Подавление последних очагов сопротивления. победа красной армии

Приграничные сражения 1941 года

Наиболее ярким примером мужества и героизма советских пограничников и воинов Красной Армии является оборона Брестской крепости.

В составе ее защитников были также пограничники 9-й заставы лейтенанта А.М.Кижеватова. Судьба лейтенанта не известна до сих пор. По некоторым данным он погиб 29 июня 1941 года.

Трагично сложилась и судьба его семьи: мать, жену и троих детей 15-ти, 11-ти и 2-х лет гитлеровцы расстреляли осенью 1942 года.

Андрею Митрофановичу Кижеватову в 1965 году посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Обратите внимание

Вопреки планам немецкого командования, организованная оборона Брестской крепости продолжалась до 29 июня 1941 года. Но и спустя месяц, в ней сохранялись отдельные очаги сопротивления.

Тяжелая судьба выпала на долю одного из руководителей обороны Брестской крепости майора Петра Михайловича Гаврилова. В прошлом участник Гражданской войны, он был одним из последних защитников крепости.

Раненым, без сознания Петр Михайлович был взят в плен гитлеровцами 23 июля 1941 года. В плену он познакомился с генералом Карбышевым.

Освобождение из плена пришло лишь в мае 1945 года. Тогда же Гаврилов был восстановлен в звании, но уже через год уволен в запас, а за утрату партийного билета был исключен из партии.

Исключение из партии и пребывание в плену негативно сказалось на судьбе отставного майора. Человек, побывавший долгое время в плену, да еще и исключенный из партии, не мог занимать руководящие должности. Поэтому после увольнения из армии он недолго пробыл директором кирпичного завода.

Гаврилов вынужден был соглашаться на самую неквалифицированную работу. Работал рабочим на тарной базе, затем экспедитором на приборостроительном заводе. В 1955 году он нашел жену и сына, с которыми расстался в первые часы Войны. В 1956 году, после выхода книги «Брестская крепость», Петр Михайлович был восстановлен в партии.

А в следующем году ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Говоря о приграничных сражениях, нельзя не напомнить о самом первом танковом сражении Войны в районе Дубно-Луцк-Броды.

К началу войны у СССР в пяти западных военных округах числилось около 10 000 исправных танков. В то же время у германской армии вместе с трофейными и союзными официально было порядка 5-6 тысяч танков. Из них на советской границе сосредоточились 17 танковых дивизий, в которых насчитывалось примерно 3 350 боевых машин.

Важно

В сражении столкнулись 2500-2800 танков в составе 5 советских механизированных корпусов, что составляло более четверти всех танковых сил сосредоточенных в западных округах, которым противостояли около 700-800 танков 4-х немецких танковых дивизий.

Однако почти половина советских танков была потеряна на маршах в результате поломок, увязания в болотах и ударов вражеской авиации. Начальник штаба Юго-Западного фронта генерал М.А.Пуркаев предложил отвести войска и создать сплошную линию обороны. Однако его предложение не нашло поддержки, и под давлением Г.К.

Жукова было принято роковое решение о нанесении контрудара всеми мехкорпусами с поддержкой трех стрелковых копусов. Не был учтен тот факт, что части только выдвигались к фронту, вступали в бой разрознено и без взаимной согласованности действий. Точно такую же ошибку Жуков впоследствии совершил 16 ноября под Москвой.

В итоге, уже к 1 июля мехкорпуса Юго-Западного фронта были практически уничтожены. В их составе осталось от 10 до 30 процентов танков  от первоначального числа.

Единственным положительным моментом явилось то, что в отличие от других фронтов своими механизированными корпусами войска Юго-Западного фронта нанесли существенные потери немцам и задержали как минимум на неделю наступление противника на Киев, предотвратив окружение части советских войск.

На участке Южного фронта 22-23 июня наиболее сильные бои разгорелись в районе Унгены, Скуляны.

В ночь с 22 на 23 и с 23 на 24 июня 1941 года, выполняя боевой приказ командира полка, группа красноармейцев под командой заместителя командира саперной роты по политчасти политрука Кемала Касумова, под ураганным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника произвела подрыв двух мостов через реку Прут.

На эту операцию политрук Кемал Касумов вызывал добровольцев, и каждый боец сказал: «Я!». Касумов отобрал шесть человек: Петра Сотникова, Якова Маркуцу, Александра Цедина, Семена Артамонова, Николая Бухтиярова, Василия Хрестиченкова.

Совет

До первого моста подрывники под непрерывным огнем противника два с половиной часа преодолевали расстояние в 300 шагов, перетаскивая при этом трехпудовые ящики с взрывчатыми веществами. По мосту без всякого прикрытия кроме темноты саперы доползли до румынской сторожевой будки. Выполнив подготовительные работы, Касумов увел людей, мост был взорван.

В ночь с 23 на 24 июня был взорван второй мост. Когда красноармейцы стали отходить, гитлеровцы открыли сплошной огонь, желая во что бы то ни стало отомстить. Наши бойцы затаились, и противник перестал стрелять, ожидая, когда они зашевелятся. Но красноармейцы выдержали два часа и после этого благополучно вернулись обратно.

Взорванные мосты являлись основными средствами для переброски войск, как по железной, так и по шоссейной дорогам. Подрывом мостов была сорвана переправа противника на этом участке.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 года командир отделения саперной роты 241-го полка 95-й стрелковой дивизии сержант Петр Васильевич Сотников, красноармейцы-саперы Яков Дмитриевич Маркуца, Александр Леонтьевич Цедин, Василий Иванович Хрестиченков, Николай Сергеевич Бухтияров, Семен Николаевич Артамонов награждены медалями «За отвагу».

На морских границах тем временем дела обстояли гораздо лучше. Связано это было с тем, что народный комиссар ВМФ СССР Николай Герасимович Кузнецов, назначенный в 1939 году, с самого начала своей деятельности готовил флот к Войне.

Еще в январе 1941 года им был подписан приказ, согласно которому зенитные батареи были обязаны открывать огонь при появлении иностранных самолетов над нашими базами. Уже в марте в небе над Полярным, Либавой и Лиепаей зенитной артиллерией были обстреляны немецкие самолеты-разведчики.

Однако за бдительность при охране границы нарком получил выговор. Тем не менее, первые часы Войны оправдали разработанную Н.Г.

Кузнецовым по указанию наркома ВМФ и введенную в действие в 1940-1941 годах систему оперативных готовностей флотов и флотилий, позволяющую в кратчайшие сроки с соблюдением необходимых мер скрытности переводить силы флота в состояние немедленной готовности к отражению внезапного нападения противника.

Обратите внимание

В первые же часы Войны с целью блокирования наших флотов немецкой авиацией были сброшены магнитные мины на входные фарватеры в районе главных баз Черноморского флота в Севастополе и Измаиле.

На Балтике воздушным атакам подверглись Лиепайская и Рижская морские базы, были сброшены мины и на Полярный — главную базу Северного флота.

Доложив о налетах в Кремль, не дожидаясь указаний сверху, адмирал Кузнецов приказал всем флотам незамедлительно начать постановку минных заграждений согласно плану прикрытия.

Таким образом, наши морские базы, защищенные минными кольцами, не были застигнуты врасплох нападением Германии. Противнику была противопоставлена высокая степень боеготовности советского Военно-Морского Флота. 22 июня 1941 года нами не было потеряно ни одного корабля, ни одного самолета авиации ВМФ.

Уже бесконечно далекими кажутся те солнечные июньские дни, когда началась великая отечественная война, когда весь ощетинившийся грозный Таллин жил еще почти мирной жизнью. Дни героической обороны только еще начинались. Главные силы врага были далеко. Сильно потрепанный флот немцев даже и не пытался попробовать напасть на Таллин с моря.

В первую же ночь войны немцы попробовали осуществить массовый налет на город с воздуха. Заградительный огонь с кораблей, островов и берега встал смертоносной стеной. Вражеские самолеты не смогли приблизиться ни к рейду, ни к городу. Через несколько дней фашисты изменили свою тактику. Они перешли к методу отдельных бандитских налетов.

То днем, то ночью из-за облаков, из-за поросших лесом холмов появлялись отдельные вражеские машины. Но и эта тактика была абсолютно безрезультатна. ПВО Таллина работала исключительно точно, слаженно, организованно. Посты ВНОС, наблюдатели, дальномерщики, славные балтийские зенитчики издалека, за 40 – 50 километров, обнаруживали и опознавали самолеты врага.

Их всегда вовремя встречал смертоносный зенитный огонь наших пушек и пулеметов. Чуть начинался обстрел «Юнкерсы» и «Мессершмитты» тотчас начинали менять курсы, вилять из стороны в сторону, скрываться в облаках. Многие нашли себе могилу на дне моря, многие упали на берегу, сгорели, погибли. Как правило, зенитчики начинали боевую работу, летчики истребители завершали ее.

Важно

Бронированные фашистские самолеты, пораженные нашим огнем, снижали скорость и начинали дымиться. Тут-то их и добивали краснозвездные «ястребки». В первых числах августа немцы решили разбомбить наш аэродром. Большая группа – свыше 20 – «Юнкерсов» и «Мессершмиттов» около 7 часов вечера внезапно вынырнули из-за облаков. Зенитки и пулеметы открыли по ней сокрушительный огонь.

Один самолет врага был сбит. Строй немецких машин нарушился. Некоторые из них все же пытались пикировать на аэродром и сбросить бомбы. Они упали в чистое поле, в болото. С моря Таллин был абсолютно неприступен.

После того, как фашисты убедились, что не испугать, не разбомбить им Таллин с воздуха, что небо над городом и рейдом в наших руках, — они решили более активно действовать на земле. Они бросали к Таллину свои мотомехколонны, своих мотоциклистов и автоматчиков. На подступах к Таллину фашисты захватили местечко Мярьямаа. Наша морская пехота пошла в наступление, вышибла их оттуда.

Немцы улепетывали во все лопатки. Они оставили разграбленные лавки и дома, они опустошили винные запасы, вдосталь наиздевались над мирными жителями. Но праздник врага кончился. Тогда он начал пробовать наступать в других направлениях. Каждый день приносил вести, что то тут, то там просочились отдельные группы вражеских машин, пехоты.

Мы дрались с ними на подступах к Таллину во всех направлениях. Балтийцы дрались за каждую пядь эстонской земли, они громоздили горы фашистских трупов вокруг Таллина. Не забыть подвига комсомольца-краснофлотца Куценко, уничтожившего в одном бою семь фашистских бандитов.

Не забыть безымянного героя-краснофлотца, который полз по канаве с гранатой в руке и вдруг увидел, что со всех сторон на него направлены винтовки фашистов: — Сдавайся, русс! Но герой не сдался. Он бросил гранату и погиб сам, уничтожив вместе с собою восьмерых фашистов. Его товарищ, его боевой друг тоже был взят фашистами в клещи.

С двух сторон подошли к нему враги и предложили сдаться. Он спокойно поднялся во весь рост, надвинул бескозырку. — Что ж, можно, — улыбаясь сказал он и стремительным молниеносным жестом вонзил штык одному из немцев в пузо и в ту же секунду обратным движением ударил изо всей силы другого врага прикладом. Так дрались балтийцы на подступах к Таллину.

Наши боевые корабли выделяли отряды добровольцев. Они вооружались винтовками, автоматами, гранатами и шли в бой на врага. Отовсюду, откуда только можно было, мы брали людей и отправляли их на передовые линии, в окопы.

Совет

Зенитчики продолжали стеречь город и рейд с воздуха, но в любую минуту готовы были бить прямой наводкой из своих пушек и пулеметов по перекресткам дорог, по живой силе противника. И били! Били так, что наступающие немецкие колонны превращались в кровавое месиво. Били до последнего снаряда, до последнего патрона. Замечательно сражалась морская пехота.

Немецкий пьяный сброд шел в психическую атаку. Фашисты разделись донага, чтобы облегчить себе движение. В одних трусиках, с дикими пьяными криками пытались они спуститься с холма. Нет, не удалась психическая атака! Легли на вечный сон пьяные молодчики у берегов маленькой речки Пирита. Все новые и новые силы бросал враг в бой.

Вот уже рвется шрапнель над самым командным пунктом штаба обороны, спрятанном в земляном доте. Разрывы немецкой шрапнели сбивают листья и ветки в лесу, которым окружен командный пункт. Под разрывами пробегают штабные работники, командиры и комиссары, продолжая свою боевую работу. Незабываемые часы, незабываемые минуты! Ночь.

Горят подожженные немцами предместья города, непрерывно уже много десятков часов бьет артиллерия наших кораблей по живой силе противника, героически сопротивляются балтийцы. То тут, то там переходят они в контратаки, истребляя живую силу противника. В ответ немцы открывают губительный минометный огонь.

Им все равно куда бить, лишь бы бить, лишь бы создать иллюзию «могучей» артиллерийской подготовки. Героически вели себя наши комиссары, наши политработники. Никогда не забыть старого друга Ореста Цехневицера, профессора Ленинградского университета, ученого литературоведа. Когда началась война, он пошел на флот, на комиссарскую работу.

В дни героической обороны Таллина он все время проводил на передовых позициях. Он появлялся там, где огонь врага был смертоносен, — под огнем воодушевлял коротким словом большевика бойцов, помогал им окапываться, заражал личным примером. Писатель В. Вишневский, журналист Н.

Читайте также:  Басмачество и гражданская война

Данилов под ураганным минометным огнем стояли у памятника «Русалка» и, формируя новые отряды, направляли их на противника. Ты кто, товарищ? Штабной работник? Журналист? Комиссар? Интендант? Все равно, твое место в бою, в бою за Таллин, в бою за наш город. Пубалтовец товарищ Носелев и другие, — вы покрыли себя славой в боях. Секреталь парткомиссии ПВО тов.

Евсеев, не забыть, как ты вел своих людей на бой с врагом. Товарищ Жарков, ты отпросился из штаба, ты покинул свой стол и пошел в открытый бой на врага. Не найти, не собрать сейчас имен наших героев.

Обратите внимание

Может быть потом, когда мы будем писать главу истории Великой отечественной войны, главу о героической обороне Таллина, мы найдем все списки, вспомним все имена, расспросим всех свидетелей, установим, кто погиб смертью героя, кто, израненный пулями и осколками, еще находил в себе мужество и силы продолжать бой, кто остался жив и невредим и вышел победителем.

Сейчас, по горячим следам событий вспоминаются только отдельные имена, но их сотни и тысячи.

Помнишь ночную разведку, комиссар Струков, когда в сумерках полз ты вдоль каменной изгороди по пустому, мертвому полю, чтобы установить, не остался ли кто-нибудь из раненных на погибшей батарее? Помнишь, сержант Бардаш, помните, товарищи краснофлотцы Еремадзе и Еплатов, как трудно было под минометным огнем врага, как держались вы до последней минуты? Вот короткая фраза из вчерашнего сообщения Советского Информбюро от 2 сентября: «После ожесточенных боев наши войска эвакуировали Таллин». Скупа эта фраза. Но за ней кроется смысл полный великой славы, великого героизма. Вот канун нашего ухода из Таллина. Командный пункт обороны находится уже в самом городе. Уже изрыты улицы окопами. Штабные работники, наборщики типографии, караульная команда штаба держат оборону до последнего момента. Метким снайперским выстрелом снимает майор С. фашистского разведчика, забравшегося на крышу соседнего дома. Бой идет уже в считанном количестве метров. И люди держатся до последнего. За каждый уличный перекресток, за каждый квартал города мы вели бои. Слава вам, герои арьергардных боев, тт. Ф. Локнаюк, Михальцев. Фашистские самолеты носились по городу и косили людей пулеметными очередями. Все уже стягивалось кольцо огня вокруг гавани, пылали подожженные фашистами дома, заводы, фабрики. И мы знаем: героической обороны Таллина, которая войдет в историю Отечественной войны, никто не забудет. Балтийцы дрались, как львы. В старое время существовало дурацкое офицерское понятие: «честь формы, честь мундира». Это была «мнимая» честь, мишурная, больше относившаяся к эполетам и нашивкам, нежели к духу война. В боях за Таллин родилось новое понятие чести формы красного моряка. Часто бывало, что, идя в бой, красноармейцы пехотных частей и истребительных батальонов просили у краснофлотцев одолжить им тельняшки и бескозырки. — Враг боится даже одного вида морской формы, — говорили они. Да, «форма» балтийцев оказалась грозной для врага. Старые традиции русского флота, русских моряков, мы поддержали с честью и достоинством.

Ан. Тарасенко

(Из газеты «Красный Балтийский флот» от 6 сентября 1941 г.)

Сейчас есть много различных теорий, как обвиняющих, так и оправдывающих руководство. Но остается непреложным фактом то, что немецким войскам не удалось сломить сопротивление Красной Армии и ВМФ.

Отступая, попадая в окружение, проигрывая бои, советские бойцы все же находили множество возможностей для продолжения борьбы, и не собирались легко сдавать свои позиции.

Неожиданностью для захватчиков стало и сопротивление гражданского населения.

Источник: http://pobeda.elar.ru/issues/prigranichnye-srazheniya-1941-goda/pervye-ochagi-soprotivleniya/

Россия и СССР в войнах XX века. Статистическое исследование

Глава III. Людские потери Красной Армии за время Гражданской войны и иностранной военной интервенции (1918-1922 гг.

)

Гражданская война в нашей стране началась вскоре после победы Великой Октябрьской социалистической революции и представляла собой вооруженную борьбу сторонников новой власти с антисоветскими силами.

Продолжалась она фактически пять лет (с октября 1917 г. по октябрь 1922 г.).

Длительный и напряженный характер гражданской войны, причинившей стране и миллионам людей огромные бедствия, усугубился иностранным военным вмешательством, которое вылилось в интервенцию.

Важно

Однако военные вопросы являлись главными и стояли на первом месте в жизни республики лишь в период с мая 1918 г. (начало мятежа чехословацкого корпуса) до октября 1920 г. (разгром армии Врангеля в Крыму). На этом отрезке времени, продолжительностью в два с половиной года, судьба страны решалась исключительно на фронтах гражданской войны.

В те годы были созданы регулярные Советские Вооруженные Силы, состоящие из Красной Армии и Красного Флота, достигнута их максимальная численность (5 427 273 чел. на 1 ноября 1920 г.) [197 ], осуществлены все важнейшие операции по разгрому интервентов и белогвардейцев, освобождена большая часть территории страны.

Победа молодой Красной Армии над объединенными силами интервентов и белогвардейцев позволили Советской республике в конце 1920 г. начать переход от войны к миру. К этому времени было ликвидировано большинство фронтов гражданской войны.

И хотя в ряде мест еще оставались отдельные очаги военного противоборства (в Закавказье, Средней Азии и на Дальнем Востоке), не они уже определяли основные направления в политике Советского государства. Решение военных задач отошло на второй план.

Рассмотренные особенности периодизации гражданской войны получили отражение и в данной книге, где весь статистический материал о потерях Красной Армии [198 ] разделен, по сути дела, на две части: потери за период с 1918 г. по 1920 г.

, на который пришлась основная тяжесть вооруженной борьбы, и потери за 1921- 1922 гг., когда Красная Армия вела военные действия в основном против отдельных бандформирований, засылаемых из-за рубежа, а также против локальных антисоветских выступлений и басмачества.

Потери Красной Армии в 1918-1920 гг.

Гражданская война и военная интервенция принесли нашей стране огромные разрушения и потери. Ущерб, причиненный ее хозяйству, составил в стоимостном выражении около 50 млрд. золотых рублей.

Промышленное производство упало в результате войны до 4-20 % от уровня дореволюционной России (применительно к 1913 г.).

Примерно вдвое сократилась численность рабочих, во столько же раз уменьшилось сельскохозяйственное производство.

Общие демографические потери населения на фронтах и в тылу воевавшихсторон (в боях, от голода, эпидемий и Террора) достигли 8 млн. чел. [199 ] В это число входят также потери личного состава Красной Армии убитыми и умершими от ран и болезней за 1918 1922 гг.

В определении числа потерь среди бойцов и командиров РККА в гражданской войне имеются большие расхождения в разных литературных источниках.

Совет

Так, в современных энциклопедических изданиях (“Большая Советская Энциклопедия”, “Советская историческая энциклопедия”, энциклопедия “Гражданская война и военная интервенция в СССР”) приводится одно и то же число погибших военнослужащих — около одного миллиона человек [

200 ].

Известный советский исследователь Б. Ц.

Урланис в книге “Войны и народонаселение Европы” называет другие цифры: убито на фронте примерно 125 тыс. чел., умерло в действующей армии и в военных округах примерно 300 тыс. чел. [201 ] Общее же число убитых и умерших составило в итоге 425 тыс. чел.

Это примерно в два раза меньше той цифры потерь, которая приводится в упомянутых выше энциклопедиях.

Немало противоречий содержится также в статистических материалах центральных органов РККА, обобщавших данные о боевых потерях личного состава в гражданскую войну.

Например, по подсчетам Мобилизационного управления Полевого штаба РВСР количество убитых бойцов и командиров на декабрь 1920 г. составило 85 343 чел., раненых — 502 016 чел. [202 ]
Схема VIII. Советская республика в кольце фронтов

В справке отчетно-статистического отдела Главного управления РККА от 26 июля 1924 г. приводятся другие данные о потерях личного состава Красной Армии за период 1918-1920 гг. [

203 ]:

Безвозвратные потери

Убито и умерло 96 000 чел.

  • Попало в плен 24 000 чел.
  • Дезертировало 20 000 чел.
  • Санитарные потери

    • Ранено и контужено 360 000 чел.
    • Заболело 1 040 000 чел.
    • Все потери 1 580 000 чел.

    При этом общее количество безвозвратных потерь согласно подсчетам составило 180 000 чел., санитарных — 1 млн. 400 тыс. чел.

    На следующий год это же Главное управление РККА в письме в Бюджетное управление Наркомата финансов РСФСР от 11 июня 1925 г. сведения о потерях представило в несколько измененном виде:

    Безвозвратные потери

    Убито и умерло 60 000 чел.

  • Пропало без вести 150 000 чел.
  • Санитарные потери

    • Ранено и контужено 260 000 чел.
    • Заболело 1 000 000 чел.
    • Все потери 1 470 000 чел. [ 204 ]

    При сравнении этих данных видно, что общие потери личного состава по убитым и умершим даются в 1925 г. на 20 тыс. чел. больше, а по раненым и контуженым, наоборот, на 100 тыс. чел. меньше.

    Тогда же были опубликованы сведения о потерях Красной Армии в 1918-1922 гг. в книге “Народное хозйство СССР в цифрах” по данным статистического отдела Главного управления РККА (без разбивки по категориям потерь).

    Сведены они в таблицу, которая публикуется ниже. [205 ]

    Таблица 57

    Виды потерь 1918 г. 1919 г. 1920 г. 1921 г. 1922 г. Всего
    Боевые 8292 131396 300059 171185 20826 631758
    Санитарные (с эвакуацией) 5127 150324 212580 194758 18277 581066
    Всего 13419 281720 512639 365943 39103 1212824

    Приведенная таблица является очень важным военно-статистическим документом, который заслуживает особого внимания при исследовании вопроса о людских потерях в гражданскую войну. Но в связи с тем, что составители данной таблицы не разъяснили, что ими подразумевалось под боевыми и санитарными потерями, в печати появились разноречивые толкования этого документа. Так, в уже упомянутой нами книге Б. Ц. Урланиса “Войны и народонаселение Европы” почему-то берутся из данной таблицы и анализируются лишь цифры боевых потерь. При этом говорится, что “сопоставление и абсолютная величина цифр дают основание предполагать, что к боевым потерям отнесены убитые и раненые” [206 ] (подчеркнуто нами. — Авт.). В книге Ю.А. Полякова “Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население” высказывается несогласие с версией Б.Ц.Урланиса и дается другая трактовка боевых и санитарных потерь Красной Армии в рассматриваемой нами таблице [ 207 ].

    “Логично допустить, — читаем мы у Ю. А. Полякова, — что и в том и в другом случае речь идет о летальных исходах, ведь говорится о санитарных потерях, а не о числе заболевших” [208 ] (т. е., по мнению автора, под боевыми и санитарными потерями, показанными в таблице, следует понимать количество убитых и умерших военнослужащих). И далее предлагается принять эти данные за основу, а их суммарную величину в 1 212 824 чел. считать итоговым числом всех погибших военнослужащих РККА в 1918-1922 гг. [ 209 ]

    Разнобой и несовпадение опубликованных данных по одним и тем же видам потерь в гражданскую войну объясняется прежде всего недостаточной полнотой или даже отсутствием сведений по этим вопросам во многих отчетных документах, поступавших из войск в вышестоящие и центральные военные органы. Нередкими были также случаи, когда войсковые штабы не придавали должного значения учету и статистике людских потерь, или же не имели возможности заниматься этим важным делом в силу непредвиденных резких осложнений оперативной обстановки. В результате архивные фонды по гражданской войне страдают нехваткой многих первичных документов, необходимых для разработки статистических данных, в том числе по потерям. Особенно часто такие пробелы встречаются в архивных делах за 1918-1919 гг.

    Положение в данной области стало несколько улучшаться лишь после того, как был создан в сентябре 1919 г. Справочный учетно-статистический отдел, входивший в состав Всероссийского Главного штаба [210 ].

    Обратите внимание

    Проводимая им работа способствовала упорядочению учета и отчетности по всем видам потерь начиная с 1920 г.

    На основе собранных отделом сведений о боевых потерях за 1918-1920 гг. составлен в 1926 г. Управлением устройства и службы войск Главного управления РККА “Именной список потерь на фронтах в Рабоче-Крестьянской Красной Армии за время гражданской войны” (М., 1926). В нем значится около 51 тыс.

    фамилий военнослужащих, погибших на фронтах (убитых и умерших на этапах санитарной звакуации), а также небольшое число умерших от болезней.

    Несмотря на то, что список этот далеко не полный и содержит лишь меньшую часть фамилий погибших военнослужащих, он и сегодня представляет большую ценность как исторический документ и как своеобразный мемориал, увековечивающий память павших воинов.

    Авторский коллектив книги, учитывая опыт своих предшественников по выявлению потерь в гражданской войне и решая фактически ту же задачу в новых условиях, опирался в работе преимущественно на архивные документы.

    К примеру, число убитых, пропавших без вести и попавших в плен определялось на основании документальных данных Оперативного управления Полевого штаба Реввоенсовета Республики, которое в соответствии с Табелем срочных донесений сведения о потерях получало от фронтовых и армейских штабов [211 ].

    Читайте также:  Русь и запад (прибалтика)

    Число раненых и заболевших — по данным Главного военно-санитарного управления, куда поступали от санитарных частей армий и фронтов сведения о раненых, контуженых, больных и обмороженных. Использовались также документы других военных ведомств.

    К сожалению, и в названных архивных фондах недостает многих донесений из войск о числе потерь за большие промежутки времени, что несомненно сказалось на полноте приводимых статистических данных. Конкретно обо всех этих случаях говорится в примечаниях к таблицам.

    Важное значение для оценки потерь в рассматриваемый период имеет статистический материал о среднемесячной численности личного состава как действующих войск, так и в целом Красной Армии за каждый год войны. Эти данные, сведенные в две таблицы (58 и 59), использовались для расчета относительных значений потерь (в процентах).

    Сравнивая между собой данные таблиц, мы видим, что общая численность Красной Армии, взятая на середину каждого года войны, значительно превосходила (в 1,6-2,3 раза) численность действующих войск на то же самое время.

    Важно

    Это превышение объясняется тем, что в общую численность армии и флота входило большое количество тыловых, резервных и вспомогательных формирований, военных учреждений и заведений (запасные, резервные и учебные части, окружные и местные военные управления, военно-учебные заведения, а также войска охраны железных дорог и другие вспомогательные войска, окружные военные госпитали с большим количеством раненых и больных военнослужащих и другие). В 1919-1920 гг. к войскам, располагавшимся в тылу РККА, добавились еще такие крупные войсковые объединения, как запасная армия республики и запасные армии ряда фронтов, а также трудовые армии, подчинявшиеся РВСР.

    Таблица 58

    Среднемесячная численность войск действующей армии в 1918-1920 гг.

    [ 212 ]

    Год Месяц Численность личного состава
    1918 Июль 225000
    1919 Июль 1307376
    1920 на 1 июня 1539667
    Среднегодовая численность 1024014

    Структурные элементы тыла Красной Армии в ходе войны и военного строительства непрерывно развивались, наращивалась их численность. В то же время во фронтовых частях и соединениях на протяжении почти всего рассматриваемого периода испытывалась острая нехватка бойцов и командиров. Например, в начале 1919 г. действующим войскам Красной Армии недоставало, как минимум, 280 тыс. штыков и сабель [213 ]. Предполагалось этот некомплект восполнить за 2-3 месяца. В действительности Всероссийский Главный штаб за указанное время смог выделить из имеющихся резервов не более 157 тыс. чел. Фактически же фронт получил только 111 тыс. 900 чел., то есть 71 % от предусмотренной численности.

    В результате положение еще более усугубилось. Пополнения, даваемые армиям, как отмечалось в докладе Главного командования от 9 мая 1919 г., “не могли даже пополнить естественную убыль людей на фронтах и убыль от развивающегося чрезмерного дезертирства, и в настоящее время число штыков и сабель как в действующей армии, так и в частях внутренних округов уменьшилось на 85 тыс. т. е. на 20 процентов” [214 ].

    В справке Главного командования от 26 мая 1919 г. о некомплекте людей в действующих войсках говорилось следующее: “В армиях и на фронтах недостает до штата только штыков и сабель около 400 тыс., особенно обессилен в постоянных боях Южный фронт, насчитывающий в некоторых армиях до 10 тыс. штыков. Пополнения прибывают крайне медленно и в большом некомплекте, сравнительно с числом наряженных пополнений на фронт” [215 ].

    Таблица 59

    Среднемесячная численность Вооруженных Сил Советской Республики за 1918-1920 гг.

    [ 216 ]

    На какое время дается численность Общая численность личного состава В том числе по видам ВС и родам войск
    Сухопутные войска ВМФ Части служб тыла Строительные части
    1.6.1918 г. 374551 326335 48216

    Источник: https://statehistory.ru/books/pod-red—G-F—Krivosheeva_Rossiya-i-SSSR-v-voynakh-XX-veka—Statisticheskoe-issledovanie/16

    Проект 70 лет назад. Продолжается подавление очагов вражеского сопротивления

    В преддверии 70-летия Победы News.Ykt.Ru продолжает ежедневную серию фронтовых новостей времен Великой Отечественной войны.

    16 марта 1945: Советское Информбюро сообщало, что юго-западнее Кенигсберга советские войска продолжали сжимать кольцо окружения Восточно-Прусской группы войск противника. В боях за день противник потерял только убитыми свыше 4 тысяч солдат и офицеров. Захвачено у немцев 6 танков, 50 орудий, 33 миномета и 128 пулемётов.

    Западнее и северо-западнее Данцига войска Советского Союза вели бои на внешнем оборонительном обводе данцигско-гдынского укреплённого района. Советские пехотинцы и артиллеристы подавили очаги вражеского сопротивления и овладели Жуково (Цукау).

    На другом участке наши войска отразили несколько контратак пехоты и танков противника, поддержанных огнём артиллерии военных кораблей. Перед нашими позициями остались сотни вражеских трупов.

    Захвачены трофеи, в числе которых 5 танков, 7 паровозов, 120 вагонов и 5 складов с военным имуществом.

    3-й гвардейский танковый корпус

    На Штеттинском направлении наши войска вели бои по ликвидации плацдарма противника на восточном берегу Одера. Немцы, пытаясь любой ценой удержать плацдарм в своих руках, сосредоточили здесь крупные силы танков, артиллерии и пехоты. Гарнизон противника был прижат к реке и разгромлен.

    Овладев городом Грайфенхаген, важным опорным пунктом обороны немцев на восточном берегу Одера, наши бойцы захватили много оружия и военных материалов. На другом участке наши войска заняли селение Розенгартен и перекрёсток шоссейных дорог в 3 км к юго-востоку от города Альтдамм.

    Взято в плен более 500 немцев.

    Бойцы 1-й Московской стрелковой дивизии переправляются через р. Одер

    За последнее время поступают сообщения о росте дезертирства в немецкой армии, также передавало Совинформбюро.

    Совет

    Пленный солдат пехотной дивизии Людвиг Гайзлер рассказал: «В Кенигсберге укрывается очень много солдат, покинувших свои подразделения. Несколько дней назад в городе было расстреляно 80 дезертиров».

    По заявлению солдат 690-го полка 337-й немецкой пехотной дивизии, в Данциге были публично повешены 28 солдат. Пленные солдаты 550-го немецкого штрафного батальона Отто Балдер и Роберт Брюкнер рассказали: «В городе Пиллау военные власти почти ежедневно производят казни.

    За один день было расстреляно 14 солдат. Кроме того, в порту у маяка были повешены семь солдат и один офицер».

    Перешедший на сторону Красной Армии мобилизованный в немецкую армию поляк Тадеуш Кеповский рассказал: «Недавно я был в Штеттине. В городе висели большие объявления о том, что за бегство с поля боя и дезертирство расстреляно 150 солдат и офицеров. В объявлениях были перечислены фамилии и адреса казнённых».

    Фото из Госархива РФ.

    На главном фото: 3-й гвардейский танковый корпус.

    До Победы — 55 дней.

    Справка

    Людские потери СССР в Великой Отечественной войне — 7,3 млн военнослужащих убитыми и умерших от ранений, 555 тысяч умерших от болезней, погибших в результате происшествий, осужденных к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов) и 4,5 млн попавшими в плен и пропавшими без вести.

    Общие демографические потери (включающие погибшее мирное население на оккупированной территории и повышенную смертность на остальной территории СССР от невзгод войны) — 26,6 млн человек (согласно уточненным данным, изданным группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра Вооружённых Сил РФ Григория Кривошеева в 2001 г.

    Многие исследователи с ними не согласны).

    Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

    Источник: http://news.ykt.ru/article/29732

    Май 1945 года. Почему Красной Армии пришлось вести бои с фашистами после Победы?

    Из ставки Дёница информация о капитуляции была оперативно доведена до основных группировок германских войск, продолжавших оказывать сопротивление Красной Армии и экспедиционным силам союзников. Многие соединения вермахта начали складывать оружие. Но часть группировок, в том числе группы армий «Центр» (под командованием генерал-фельдмаршала Фердинанда Шернера) и «Австрия» (под командованием генерал-полковника Лотара Рендулича), а также часть войск группы армий «Е» (под командованием генерал-полковника люфтваффе Александера Лёра) исполнять указания Дёница отказались, пытаясь пробиться к союзникам, чтобы не сдаваться в плен советским войскам.

    Особенно сложная ситуация сложилась в Чехословакии, где дивизии группы армий «Центр» и часть сил групп армий «Австрия» оказывали ожесточенное сопротивление наступающим советским войскам. В критическом положении оказалась восставшая Прага, большую часть которой войска Шернера захватили, жестоко подавив сопротивление чешских патриотов.

    Днем 7 мая Черчилль и Трумэн проинформировали Сталина, что на следующий день собираются объявить о подписании акта о капитуляции Германии и завершении войны. В ответном послании Сталин резонно отмечал, что на значительной части советско-германского фронта продолжаются жестокие бои, поэтому объявление о капитуляции стоит отложить до его реального вступления в силу в 23 часа 8 мая. Одновременно он предлагал главам союзных держав организовать новое подписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии «в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции».

    Обратите внимание

    Ко времени подписания нового акта о капитуляции крупные очаги сопротивления гитлеровцев оставались только на территории Чехословакии и юго-западе Германии, где продолжались тяжелые бои. Менее значительные пункты сопротивления, где еще не приступили к капитуляции, сохранялись в Австрии, на севере и северо-востоке Германии, в Прибалтике, Дании.

    Актом о капитуляции предусматривалось, что «Германское Верховное Командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23−01 час по центральноевропейскому времени 8-го мая 1945 года, остаться на своих местах, где они находятся в это время, и полностью разоружиться, передав все их оружие и военное имущество местным союзным командующим или офицерам, выделенным представителями Союзного Верховного командования».

    Вместе с тем, в акте было четко сформулировано, что «в случае если немецкое Верховное Командование или какие-либо вооруженные силы, находящиеся под его командованием, не будут действовать в соответствии с этим актом о капитуляции, Верховное Командование Красной Армии, а также Верховное Командование Союзных экспедиционных сил предпримут такие карательные меры или другие действия, которые они сочтут необходимыми».

    И подобные меры Красная Армия вынуждена была предпринимать на ряде направлений. То, что не все войска выполняют решение о капитуляции, признавали и в ставке Дёница. 9 мая здесь было обнародовано официальное сообщение в связи с капитуляцией, в котором говорилось, что «на Юго-Восточном и Восточном фронтах все штабы главных соединений вплоть до Дрездена получили приказ прекратить огонь». Но отмечалось, что «восстанию чехов почти во всей Богемии и Моравии удалось помешать выполнению условий капитуляции и нашим связям в этом районе. Сведений о группах армий Лёра, Рендулича и Шернера штаб верховного главнокомандования до сих пор ещё не получил».

    В ставке германского командования откровенно лукавили, связь с «мятежными» группами армий, отказавшимися капитулировать перед советскими войсками, была устойчивой, но Дёниц негласно поддерживал их решение пробиваться к американцам, чтобы там сдаться в плен.

    9 мая, когда в Советском Союзе с ликованием отмечали Победу над фашистской Германией (в США и Англии о ней объявили еще 8 мая), войска 1-го, 2-го и 4-го Украинских фронтов продолжали рассекать и окружать германские войска на юго-западе Германии и в Чехословакии. Утром 9 мая в Прагу ворвались танки передовых частей 1-го Украинского фронта, а войска 2-го и 4-го фронтов соединились, замкнув в кольцо окружения значительную часть германской группировки. К американцам удалось с боями прорваться только нескольким дивизиям из группы армий «Австрия».

    10 мая крупные бои на этом направлении начали затухать, большинство окруженных гитлеровцев, поняв бесперспективность продолжения борьбы, стали складывать оружие. На следующий день основные силы германской группировки в Чехословакии прекратили сопротивление, а войска 1-го Украинского фронта вошли в соприкосновение с 3-й американской армией. Но добровольно сдались далеко не все, отдельные части и подразделения германских войск с боями пытались пробиваться к американцам до двадцатых чисел мая.

    На других направлениях боевые действия закончились раньше. 9 мая сложили оружие германские войска в районе Гдыни и Данцига, капитулировала оперативная группа «Нарвик» в Норвегии. Крупный гарнизон на косе Путцигер-Нерунг (Восточнее Данцига) капитулировал перед советскими войсками 10 мая, на следующий день сложили оружие остатки частей в Курляндии и на датском острове Борнхольм.

    Важно

    К середине мая бои практически прекратились. Оставались еще мелкие разрозненные группы солдат и офицеров противника, ликвидацией которых, как правило, занимались специальные подразделения. После того, как Сталину 13 мая доложили, что все крупные группировки противника капитулировали, было принято решение о проведении Парада Победы. Все-го же с 9 по 14 мая советскими войсками было разоружено и взято в плен более 1 миллиона 230 тысяч военнослужащих противника, включая 101 генерала. Совинформбюро только 15 мая смогло объявить об окончании организованного приема пленных в зоне советской оккупации.

    Читайте также:  Культура казахского народа в 19 веке

    Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/36446/

    Черная месть жалких пигмеев

    Средства массовой информации обрушили на головы слушателей, зрителей и читателей сообщение об уже становящейся привычной очередной выходке «цивилизованных» европейцев. Власти польского города Пененжно решили демонтировать памятник дважды Герою Советского Союза генералу армии Ивану Даниловичу Черняховскому, установленный на месте его гибели.

    У человека непредвзятого не может не вызвать возмущение этот недружественный и непочтительный жест по отношению к полководцу, положившему свою жизнь на алтарь победы над фашизмом.

    Поражает цинизм мотивировки этого кощунственного акта: мол, Черняховский приказал разоружить 6.000 жолнежей (солдат) Армии Крайовой (АК). И кроме того, памятник — символ коммунизма.

    Касательно второго довода, то следовало бы его сторонникам напомнить, что символом коммунизма считалась вековечная мечта человечества о справедливости, которую столь беспардонно они попирают.

    Генерал Черняховский был убежденным коммунистом, последовательным борцом за дело партии, как и все советские коммунисты, сложившие свои головы за освобождение Польши и всей Европы от гитлеровских головорезов.

    Поэтому потомки бандитов из Армии Крайовой, исповедовавших дикий национализм и антикоммунизм, пошли по стопам своих преступных предков. Кстати, это происходит ровно через 60 лет после подавления последних очагов бандитизма аковцев на территории Белоруссии.

    * * *

    Относительно разоружения 6.000 аковцев необходимо дать подробное пояснение. Начнем с того, что после изгнания фашистов с советской территории в западных областях Украины, Белоруссии и Литвы остались многочисленные вооруженные отряды Армии Крайовой.

    Совет

    Советское командование вынуждено было разоружить их, чтобы обеспечить безопасность своих тылов и местного населения. Разоруженным аковцам было предложено вступить в Войско Польское или в Красную Армию. Некоторая часть так и поступила.

    Но большинство ушли в леса воевать против советской власти или просочились через линию фронта на территорию Польши.

    Откуда же взялось такое недоверие к польским воякам, действовавшим в западных областях СССР, что их пришлось разоружать? Обратимся к истории.

    Армия Крайова официально была образована 14 февраля 1942 года на базе действовавшего в подполье «Союза вооруженной борьбы», созданного в январе 1940 года. АК находилась под руководством лондонского эмигрантского правительства.

    Люди, засевшие в нем, придерживались антикоммунистической и антисоветской политики профашистского режима Пилсудского. Командный состав составляли, как правило, пилсудчики. Большинство из них прошли подготовку в Великобритании и были сброшены на парашютах.

    Их именовали «тихотемные». В рядах АК были в значительной мере военнослужащие польской армии и почти поголовно поляки по национальности, что в значительной мере сказалось на ее националистической идеологии.

    Задачи АК сформулировал ее руководитель — главный комендант генерал Стефан Ровецкий, руководствовавшийся следующим посылом: «Для нас было бы лучше всего, если бы немцы остановили Россию, уничтожили ее вооруженные силы и обеспечили бы тем самым решение в будущем вопроса о нашей восточной границе».

    Лидеры эмигрантских властей лелеяли надежду на подготовку всеобщего вооруженного восстания, для которого надо накапливать и сохранить силы польского подпольного сопротивления.

    Обратите внимание

    Генерал Ровецкий предписывал АК в случае поражения Германии вот такую тактику: «Быть готовыми исполнять специальный приказ по проведению массовых диверсий и организации массового партизанского движения в тылу у Советов».

    Руководство Армии Крайовой считало своей главной целью не борьбу с фашистскими захватчиками, а накапливание сил для восстановления с помощью западных держав буржуазно-помещичьего строя в Польше после освобождения ее от немецкой оккупации. Оно стремилось придать освободительной борьбе польского народа буржуазно-националистический и антисоветский характер, противодействовало боевому сотрудничеству польских и советских партизан.

    Армия Крайова вела себя исключительно пассивно по отношению к фашистским оккупантам, ее отряды стремились уклониться от боестолкновений.

    Под давлением рядовых членов АК, на настроения которых влияла героическая борьба Красной Армии против гитлеровцев, ее командование было вынуждено провести в 1942–1943 годах ряд вооруженных акций против фашистских оккупантов и с весны 1943 года приступить к организации партизанских отрядов, прежде всего в восточных районах.

    К лету 1944 года АК достигла максимальной численности: по ее собственным данным, насчитывала до 380 тысяч подпольщиков всех возрастов (включая женщин), принявших военную присягу, в том числе около 10 .756 офицеров, 7.506 юнкеров (подхорунжих), 87.8886 сержантов (унтер-офицеров). В этой подпольной армии насчитывалось 6.

    287 полных конспиративных взводов (около 50 человек в каждом) и 2.633 неполных взвода (около 25 человек в каждом). Она все время исходила из концепции «двух врагов» — Германии и Советского Союза, которая сводилась к тому, чтобы, как любило говорить командование АК, «стоять с оружием у ноги».

    Эта тактика была очень похожа на тактику наших союзников, саботировавших открытие второго фронта. Когда в начале 1943 года Красная Армия добивала и брала в плен последние части армии Паулюса, идеологи АК отнюдь не радовались нашей победе. Они оплакивали судьбу и страдания оккупантов.

    И это говорилось тогда, когда на полную мощность работали крематории Освенцима и Треблинки, когда польское население из Люблинского воеводства и Замойщины выселялось из своих домов в стужу, замерзало в товарных вагонах.

    Важно

    Польский историк Побут-Малиновский писал, что требования некоторых участников АК идти на помощь выселяемым встретило непонимание руководства. Генерал Ровецкий охладил пыл сочувствующих народной беде: «Если мы послушаем тех, которые сейчас так шумят и обвиняют нас в бездействии, то, когда немцы начнут нас бить, те же самые лица первыми начнут пищать, чтобы мы прекратили».

    Сегодняшние польские аковцы кричат о том, что советские войска не пришли на помощь Варшавскому восстанию.

    Но как Армия Крайова отозвалась на восстание весной 1943 года в Варшавском гетто? Генерал Тадеуш Бур-Комаровский в своих воспоминаниях «Подпольная армия» пишет, что когда генерал Ровецкий собрал свой штаб для рассмотрения этого вопроса и робко предложил по возможности помочь восставшим, то от офицеров услышал, что если Америка и Великобритания не в состоянии остановить преступление немцев, то «как же мы сможем их остановить?». На этом, по сути, и закончилась помощь. Вот так они и воевали всю войну.

    На первых порах в Белоруссии действовала структура АК, именуемая «Вахляж». В докладе в Лондон Ровецкий писал «В принципе «Вахляж» против немцев, однако может быть использован против России».

    Действия «Вахляжа» на Полесском, Белорусском и Виленском участках было неэффективным.

    Как резонно подчеркнул Евгений Семашко в своей книге «Армия Крайова на Беларуси», «по сравнению с тем, как громили фашистов советские партизаны, — то это муха против слона».

    Учитывая, что польское подполье на всех участках фактически было разгромлено, в конце 1942 — начале 1943 годов «Вахляж» был ликвидирован.

    Его место на территории Белоруссии в соответствии с реорганизацией структуры АК заняли округа: Белостокский, Полесский, Новогрудский, Виленский. Понимая, что неизбежно вступление советских войск в западные области СССР и Польшу, главное командование в Лондоне приняло решение о проведении операции «Буря».

    Совет

    Это была целая систем военных и политических действий в прифронтовой полосе с целью изгнания немцев и захвата власти на местах накануне прихода «красных». В приказе главного командования подчеркивалось, что по мере продвижения советских войск по польской территории та часть «Бури», которая предусматривает активную помощь Красной Армии, должна быть сведена к минимуму и даже свернута.

    В то же время планировалось сохранить подпольную сеть и вооруженные формирования в советском тылу.

    Руководство Армии Крайовой с целью застолбить для лондонского эмигрантского правительства Варшаву 1 августа 1944 года затеяло авантюру с Варшавским восстанием.

    Командование Красной Армии и Войска Польского и даже Армии Людовой, действовавшей в столице, не было предупреждено. Неподготовленное выступление закончилось трагически, жертвами авантюры стали 200.000 варшавян.

    2 октября Армия Крайова во главе с генералом Бур-Комаровским капитулировала.

    Составной частью «Бури» была операция «Острая брама».

    Она, как и в Варшаве, предусматривала захват Вильно силами АК до подхода советских войск и образование там властных структур, подчиненных лондонскому эмигрантскому правительству.

    Поляки участвовали в сражении за Вильно, но решающую роль в нем сыграла Красная Армия. Потому и органы власти были созданы соответствующие, что вызвало негодование аковцев.

    Для успешного выполнения операции в западных областях осуществлялась, начиная с конца 1943 года, концентрация вооруженных сил АК, создавались новые отряды, густая сеть баз, зон безраздельного контроля поляков в немецком тылу.

    В создавшихся условиях белорусские партизанские отряды рассматривались как потенциальный противник. Своим присутствием они подрывали мобилизационный ресурс польских вооруженных отрядов.

    Обратите внимание

    Кроме того, партизаны постоянно беспокоили немцев, проводивших в ответ карательные акции, от которых несли значительные потери и поляки.

    Все это способствовало неприкрытой борьбе Армии Крайовой с советскими партизанами в Белоруссии, первые столкновения имели место весной 1943 года в западных районах Барановичской области.

    В ноябре того же года в ответ на нападение подразделения столбцовского соединения АК и убийство 10 советских партизан в Ивенце аковцы были разоружены, а 18 офицеров из его командования интернированы. Противостояние становилось все более ожесточенным.

    Например, отряды новогрудского соединения в осеннее-зимний период провели 81 операцию против советских партизан.

    Большие потери от действий аковцев несли наши партизаны, партийно-советский актив, воины Красной Армии, НКВД и милиции. Только легионеры столбцовского соединения АК, по воспоминаниям его бывшего командира Адольфа Пильха, с декабря 1943‑го по июнь 1944 года убили 6.000 «большевиков».

    Историк Юрий Туронок резонно отмечал, что большинство жертв аковцев составляли мирные граждане, в том числе женщины и дети. Только в Лидском округе с февраля по апрель 1944 года от рук аковцев погибли несколько тысяч человек. Убийства сопровождались издевательствами, погромами и грабежами.

    Аковцы наказывали белорусское население не только за связь с партизанами, за симпатии к Красной Армии и советской власти, но иногда из националистических и религиозных побуждений — потому, что эти люди не католики и по национальности белорусы.

    Истребляли православных священников и членов их семей.

    Особая страница деятельности АК в Белоруссии — сотрудничество ее формирований с фашистскими оккупационными властями. Немцы использовали их для борьбы с советскими партизанами, для чего даже заключали с аковцами взаимовыгодные соглашения. Переговоры проводились порой на довольно высоком уровне.

    Важно

    В феврале 1944 года в Лиду из Минска прилетал немецкий полковник для подписания соглашения с АК о совместных действиях против советских партизан. Известно, что заключил соглашения с фашистами ряд командиров АК. Один из руководителей Виленского округа полковник Крыжановский заключил с немцами сделку, по которой передал им в подчинение 3‑ю польскую партизанскую бригаду.

    В качестве платы за борьбу с партизанами немцы поставляли аковцам вооружение, боеприпасы, амуницию и продовольствие.

    Нередки случаи прямого взаимодействия отрядов АК с немцами и полицейскими формированиями в ходе карательных операций против советских партизан и местного населения. 1 мая 1944 года объединенная банда аковцев и полицаев числом 400 человек напала на партизанский отряд «Победа», ворвалась в село Дзьвиничи Заславского района, сожгла его, а жителей, не успевших уйти с партизанами, расстреляла.

    В связи с освобождением Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков незаконное хозяйничанье и бандитизм аковцев на советской территории стали нетерпимыми, потому их и разоружили. Под влиянием обстоятельств 19 января 1945 года генерал Леопольд Окулицкий издал приказ о роспуске Армии Крайовой, но в тексте приказа содержалась установка уходить в подполье, сохранить штабы и оружие.

    В Польше банды аковцев терроризировали сторонников народной власти до 1947 года, когда, наконец, удалось ликвидировать последние очаги сопротивления, а на территории западных областей СССР — только к 1954 году.

    Послевоенный период в деятельности отрядов, сохранившихся от АК на территории Белоруссии, изобилует многочисленными фактами кровавых расправ над партийными, советскими работниками, сотрудниками милиции, военнослужащими, коммунистами и комсомольцами.

    Поэтому, когда 60 лет назад силовые структуры покончили с аковской гидрой бандитизма, белорусские граждане вздохнули с облегчением.

    * * *

    Как видим, АК не была безобидной национал-патриотической структурой, за которую кое-кто хотел бы ее выдать. Ее деятельность на территории Белоруссии иначе как преступной не назовешь.

    Совет

    Этого, видимо, никогда не поймут те, кто пытается сравнять с землей память о героических победителях коричневой чумы.

    Акцию современных последователей аковцев следует расценивать как черную месть жалких пигмеев легендарному полководцу, великой стране и ее армии, которые спасли Польшу от уничтожения, за несбывшиеся надежды вождей Армии Крайовой.

    Полковник в отставке АНДРЕЙ КОВАЛЬ, член Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров

    Источник: https://vsr.mil.by/2014/04/09/chernaya-mest-zhalkix-pigmeev/

    Ссылка на основную публикацию