Особенности государственной службы воевод в уездах

Состояние и особенности государственной службы в дореволюционной России

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ЗАОЧНАЯ ФОРМА ОБУЧЕНИЯ

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ «Документоведение 
и документационное обеспечение 
управления»

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Государственная служба РФ»

на тему: «Состояние и 
особенности государственной службы в дореволюционной России»

ВЫПОЛНИЛА:

Студентка Я.А. Базюк

Группа Д 2-28

Курс 1

ПРОВЕРИЛ:

Преподаватель Н.С. Коваленко

г. Мурманск

2009

Содержание

Введение

1. Зарождение государственной 
службы в России

2. Модель государственной 
службы в России в XVIII в

3. Государственная служба 
России в XIX веке

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Государственная служба как 
специализированный институт призвана реализовывать, претворять в жизнь 
властные полномочия государства. От профессионального 
мастерства, знаний, деловой этики, честности государственных служащих зависит эффективность государственного управления Василенко, И.А. Государственное 
и муниципальное управление: учеб. для вузов / И.А. Василенко. — М.

: Гардарики, 2005. — С. 137.. Проблема создания современной демократической системы государственной службы в Российской Федерации находится в центре внимания современных реформ. Государственный аппарат традиционно оказывает серьезное влияние на функционирование всех ветвей государственной власти, на все сферы общественной жизни. Он создает единую основу, устойчивость и порядок.

Поэтому проблема повышения эффективности его деятельности представляется, особенно на современном этапе, крайне актуальной. Государственная служба в России имеет глубокие исторические корни, а ее традиции уходят в глубины времени более чем на тысячу лет Государственная служба (комплексный подход) : учеб. для вузов / под ред. А.В. Оболонского. — М.: Дело, 2000. — С. 43..

Обратите внимание

Традиции каждой страны предусматривают особый порядок действия института государственной службы, который имеет ярко выраженную социокультурную специфику.

Поиск идеальной модели государственной службы, которая соответствовала бы вызовам времени, должен осуществляться на условиях исторической преемственности, так как только она позволяет выявить традиции отечественной системы государственной службы, обогащает наши знания по истории российской правовой системы.

Цель данной работы — исследование состояния и особенностей государственной службы в дореволюционной России. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: 1) проследить процесс зарождения государственной службы в России; 2) рассмотреть модель государственной службы в России в XVIII в.; 3) охарактеризовать развитие государственной службы в XIX веке.

1. Зарождение государственной 
службы в России

От дружинной «администрации» 
к дворянской. В Древней Руси закладывались основы государственного управления и государственной службы, которые первоначально были нераздельны с военной организацией и строились на принципах вассалитета.

Западный институт вассалитета хотя и предполагал неравноправие сторон, но включал понятие свободы. Вольный сеньор на оскорбление со стороны короля имел право ответить объявлением войны. Подданные западноевропейских монархов имели привилегии, а сам король был лишь «первым из дворян».

Он мог, например, распорядиться жизнью и смертью дворянина, но не мог его ударить. Вассальные отношения были отношениями двух юридически значимых сторон, каждая из которых была связана взаимными правами и обязанностями.

Такой же тип отношений складывался и в Киевской Руси Государственная служба (комплексный подход) : учеб. для вузов / под ред. А.В. Оболонского. — М.: Дело, 2000. — С. 43..

Великий князь в решении 
вопросов государственного управления, защиты территории и других опирался на дружину — вооруженный конный отряд, который всегда находился при 
князе (дружинники жили или на княжеском 
дворе, или компактно в специальных 
поселениях). Дружина делилась на две 
части.

Важно

Наиболее опытные и авторитетные воины составляли «большую», или 
«переднюю», дружину, которая имела 
значительное влияние на великого князя 
и его политику. Младшая, или «молодшая», дружина была составлена из отроков, детей боярских.

Боярских и княжеских сыновей уже в трехлетнем возрасте сажали на коня, а с 12 лет они участвовали в военных походах. Таким образом, младшая дружина была своеобразной школой подготовки великокняжеских служащих.

Как правило, дружинники были из числа знатных бояр, но многие имели простое происхождение и на службе князю доказали свою преданность и воинскую доблесть.

Дружинники служили князю 
опорой, им отводились наиболее почетные и ответственные должности: воевод, тысяцких, сотских и т. д.

В XI — XII веках 
многие дружинники становились слугами 
при дворе и в княжеском 
хозяйстве (тиуны), а также сборщиками налогов (вирниками), писцами.

Весь обиход от княжеского дворца до границ княжества 
находился под контролем дружинной 
«администрации», обязанной наряду с управлением защищать с оружием 
в руках интересы князя.

Дружинники участвовали 
в заседаниях совещательного органа при великом князе, который получил 
название Боярская дума (в нее входили 
также земские бояре — родоплеменная 
знать, а иногда и митрополит). Князь 
совещался («думал») с дружиной и 
принимал решения о походах, сборе 
дани, строительстве крепостей, городов 
и по другим вопросам.

Местное управление было в 
руках местных князей и их администрации — посадник в городах, волостель в 
сельской местности. Местные князья разных племен превратились в вассалов великого князя и обладали большими правами, даже участвовали во внешнеполитических акциях.

Совет

Княгиню Ольгу, например, в 
Константинополь сопровождали послы 
от земель, которые участвовали в 
составлении договора с Византией. По мере укрепления государства традиционные племенные границы постепенно стирались.

Низшими административными работниками 
являлись биричи, которые объявляли княжеские указы, собирали подати, вызывали ответчиков в суд и т. д. За свою работу все эти должностные лица на местах получали «корм» за счет специальных сборов с населения.

Так складывалась система кормлений Государственная служба (комплексный подход) : учеб. для вузов / под ред. А.В. Оболонского. — М.: Дело, 2000. — С. 45..

Постоянное отслоение 
значительной части дружины, отход 
от практической управленческой и военной 
деятельности вызвали потребность 
в формировании профессионального 
слоя вольных военных слуг (служащих). В конце XII века на смену дружинной 
организации управления пришла иная, основу которой составляло дворянство.

В период раздробленности 
каждое княжество, земля представляли собой суверенное политическое образование.

В состав княжеской и вотчинной администрации, составлявшей в совокупности «княжий двор» — аппарат управления, входили военные, административные, финансовые, судебные, хозяйственные и другие кадры (воеводы, наместники (глава местного управления), посадники, волостели, тысяцкие и т. д.).

Высшие, наиболее значимые должности занимали бояре, остальные — дворяне (люди княжеского двора). Материальное обеспечение их осуществлялось за счет передачи им части доходов от управления («кормления») или же пожалованием земель в вотчину (наследственная собственность).

Республиканская администрация. В Новгородской земле с 1136 г. был 
особый политический строй — республика.

Обратите внимание

Должностные лица были выборными: посадник — административное управление, тысяцкий — руководитель ополчения (в мирное время он возглавлял суд по торговым делам, который тоже был выборным, осуществлял контроль за налоговой системой), старосты районов города (концов). Должностные лица избирались из самых влиятельных бояр.

Князь приглашался для 
выполнения определенных функций (военных, судебных (но вместе с посадником), на его имя шла дань и т. д.).

Несмотря на то что все высшие должности в республике находились в руках знати, а к концу существования Великого Новгорода усиливались олигархические тенденции, выборность должностных лиц формировала иную, чем в других русских землях, культуру управления. Новгородская республика просуществовала до 1478 г.

Сходная система управления, правда в течение менее продолжительного времени (с XIV в. до 1510 г.), существовала в Псковской земле Государственная служба (комплексный подход) : учеб. для вузов / под ред. А.В. Оболонского. — М.: Дело, 2000. — С. 46..

«Государева служба» в 
Московском государстве.

С татаро-монгольским 
нашествием Северо-Восточная Русь попала в зависимость от Золотой Орды, однако управление сохранилось в 
руках русских князей, хотя наследственность в передаче власти была утеряна (князей назначали ханы с помощью ярлыков — специальных грамот).

Отношения 
зависимости, гнета, разрушение в результате нашествия значительной части хозяйственного и культурного потенциала, гибель людей, тяжелая дань и повинности — все это истощало русские земли, создавало тяжелую в целом 
ситуацию в княжествах.

Выделение управленческой деятельности в важную самостоятельную профессиональную сферу, появление многочисленного 
слоя государственных служащих произошло 
со становлением централизованного 
русского государства (XV — XVII века) и 
формированием самодержавия (царства).

Общественная система 
в период Московского государства 
строилась на принципах подданства — как на Востоке, а не вассалитета — как в Древней Руси.

Важно

Великий 
князь, а затем царь рассматривался как наместник Бога на земле. Любое 
несогласие, а тем более выступление 
против власти рассматривались как 
выступление против Бога.

Соответственно и для государственных служащих полное подчинение государю было обязательным.

Вассалитет, утвердившийся 
в русских землях в древности, постепенно был ликвидирован. Князья и бояре лишились иммунитета (права 
осуществлять некоторые властные функции 
на местах, иметь соответствующие 
вооруженные силы, местный суд, право 
сбора налогов).

Однако по инерции некоторые 
элементы неавторитарного правления, коллегиальность определенное время еще сохранялись. В XV веке все дела князь еще решал совместно с думой.

Великие бояре, так называли думцев, не были послушными и безгласными исполнителями воли князя. В XVI веке многое изменилось.

Великий князь, недовольный какими-либо действиями члена думы, как бы он ни был знатен и родовит, мог казнить его или заточить в монастырь, конфисковать имения и т.п. в любой момент.

Высший слой «служилых 
людей» формировался в рамках института, который назывался Государев 
двор.

В XIV — XV веках в процессе становления 
государства произошло слияние 
дворов удельных князей с двором великих 
князей московских и образование 
Государева двора первоначально 
как некоторого подобия единого 
госаппарата, а затем как объединения 
высших государственных служащих.

Совет

Этот институт сохранялся на протяжении всего 
периода существования Московского 
государства, до начала XVIII века.

Он делился 
на чины: думные (члены Боярской думы), высшие придворные чины (дворецкие, казначеи, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие» дворяне, дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (представители дворян от уездных корпораций) Государственная служба (комплексный подход) : учеб. для вузов / под ред. А.В. Оболонского. — М.: Дело, 2000. — С. 48..

Формируется сложная иерархия чинов в Московском государстве. Конюший становится старшим боярином. Окольничий первоначально занимался 
организацией переговоров с иностранными послами, сопровождал князя во время переездов и т.

д. В XIV — XV веках этот чин превратился в один из важных государственных чинов. Имевшие чин окольничего входили в Боярскую думу, из их числа назначались начальники приказов. В иерархии окольничий следовал сразу за боярами.

Множество должностей было связано с ритуалом царского двора. Спальники находились в подчинении постельничего, дежурили в комнате 
государя, раздевали его, сопровождали во время поездок. Чашник ведал погребами, прислугой, отвечал за праздничные 
обеды и т. д.

Стольник обслуживал князя за обедом. Сокольничий заведовал 
царской охотой. В этих должностях больше всего ценилась близость к 
властвующей особе. Они считались 
особенно почетными.

Стольники были государственными служащими высокого ранга, близкими к царю, и часто 
назначались воеводами.

В Государев двор до конца XVI века по особым спискам входили 
служилые князья и представители 
княжеских территориальных корпораций. Представители Государева двора 
занимали высшие и средние командные 
должности в армии, возглавляли 
центральные и местные органы власти.

Обратите внимание

Представителями власти великого князя, а затем царя на местах стали 
наместники в крупных землях (часто 
ими были бывшие удельные князья или 
дети великого князя) и воеводы в 
волостях, уездах. Они были полными 
хозяевами подвластных территорий.

Наместничество и воеводство держались на кормлениях — системе 
содержания и материального поощрения 
государственной бюрократии, занятой 
в органах управления на местах в 
период становления Московского 
государства. Наместник или воевода 
получал не жалованье, а «корм», т. е.

все необходимое для безбедной 
жизни, от местного населения. Кормленщик получал «корм» на год-два, редко 
на более длительный срок. Он управлял территорией, судил население и 
«кормился», взимая поборы в свою пользу. Это открывало безграничные возможности 
для грабежа населения.

В середине XVI века кормления 
были отменены. Со второй половины XVI века члену Государева двора полагались определенные нормы поместных окладов (земля) и денежное жалованье. Члены 
Двора имели исключительное право 
владения подмосковными поместьями.

Источник: http://referat911.ru/Istoriya/sostoyanie-i-osobennosti-gosudarstvennoj-sluzhby/28560-1252839-place1.html

Исторический опыт организации государственной службы в России

Государственная служба в России имеет глубокие исторические корни, а ее традиции уходят в глубины времени более чем на тысячу лет.

В Древней Руси закладывались основы государственного управления и государственной службы, которые первоначально были нераздельны с военной организацией и строились на принципах вассалитета. Западный институт вассалитета хотя и предполагал равноправие сторон, но включал понятие свободы. Вольный сеньор на оскорбление со стороны короля имел право ответить объявлением войны.

Подданные западноевропейских монархов имели привилегии, а сам король был лишь «первым из дворян». Он мог, например, распорядиться жизнью и смертью дворянина, но не мог ударить его. Вассальные отношения были отношениями двух юридически значимых сторон, каждая из которых была связана взаимными правами и обязанностями.

Такой же тип отношений складывался и в Киевской Руси.

Великий Князь в решении вопросов государственного управления, защиты территории и др. опирался на дружину – вооруженный конный отряд, который всегда находился при князе.

Дружинники служили князю опорой, им отводились наиболее почетные и ответственные должности: воевод, тысяцких, сотских и т.д. В XI – XII веках многие дружинники становились слугами при дворе и в княжеском хозяйстве (тиуны), а также сборщиками налогов (вирниками), писцами.

Князь заботился о содержании, «кормлении» дружины, которая обеспечивалась за счет военной добычи от завоевательных походов, отчислений от дани, судебных сборов и пр. Главные средства на содержание дружина получала в виде военной добычи, но дружинники постепенно обрастали собственностью.

С XII века им давались волости в «кормление» и управление.

По мере укрепления государства традиционные племенные границы постепенно стирались.

Низшими административными работниками являлись биричи, которые объявляли княжеские указы, собирали подати, вызывали ответчиков в суд и т.д.

Читайте также:  Установление мира в советской россии

За свою работу все эти должностные лица на местах получали «корм» за счет специальных сборов с населения. Так складывалась система кормлений.

Важно

Постоянное отслоение значительной части дружины, отход от практической управленческой и военной деятельности вызывали потребность в формировании профессионального слоя вольных военных слуг (служащих). В конце XII века на смену дружинной организации управления пришла иная, основу которой составляло дворянство.

В период раздробленности каждое княжество, земля представляли собой суверенное политическое образование.

В состав княжеской и вотчинной администрации, составлявшей в совокупности «княжий двор», — аппарат управления – входили военные, административные, финансовые, судебные, хозяйственные и другие кадры (воеводы, наместники (глава местного управления), посадники, волостели, тысяцкие и т.д.).

Высшие, наиболее значимые должности занимали бояре, остальные дворяне (люди княжеского двора). Материальное обеспечение их осуществлялось за счет передачи им части доходов от управления («кормления») или же пожалованием земель в вотчину (наследственная собственность).

Выделение управленческой деятельности в важную самостоятельную профессиональную сферу, появление многочисленного слоя государственных служащих произошло со становлением централизованного русского государства (XV- XVII века) и формированием самодержавия (царства).

Общественная система в период Московского государства строилась на принципах подданства – как на Востоке, а не вассалитета – как в Древней Руси. К концу XV века произошла сакрализация власти на основе православных постулатов.

Великий князь, а затем царь рассматривался как наместник Бога на земле.

Любое несогласие, а тем более выступление против власти рассматривалось как выступление против Бога. Соответственно и для государственных служащих полное подчинение государю было обязательным.

Высший слой «служивых людей» делился на чины: думные (члены Боярской Думы), высшие придворные чины (дворецкие, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие» дворяне, дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (представители дворян от уездных корпораций).

Формируется сложная иерархия чинов в Московском государстве. Конюший становится старшим боярином. Окольничий занимался организацией переговоров с иностранными послами.

Множество должностей было связано с ритуалом царского двора: спальники – дежурили в комнате государя, чашник – ведал погребами, стольник – обслуживал царя за обедом, сокольничий – заведовал царской охотой.

Со времен Ивана IV Грозного каждое сословие, исходя из своего места в структуре общества, обязано было служить самодержавной и религиозной власти.

Рубежным событием, придавшим службе подлинно государственное предназначение, стала утвержденная Петром Великим 24 января 1722 года «Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных».

Совет

Когда Петр I короновал себя императором, следуя европейской традиции, то он прежде всего обозначил себя, высшим и победоносным военачальником. Этим актом верховная власть была поставлена над территорией, населением и властью, призвана управлять страной.

Все население страны рассматривалось равно подданными императора, независимо от его национального, религиозного и социального состава. Таким подходом закладывалась уникальность Российской империи, в которой не было господствующего народа, как и не было деления на метрополию и колонии.

Развитие разных местностей общей территории определялось их условиями, ресурсами и населением, что, разумеется, не исключало присущего тому времени деспотизма, как общегосударственного, так и местного.

В отличие от Людовика XIV, французского короля (1643—1715), правившего почти в тот же период и считавшего, что «государство — это я», Петр I полагал себя отцом страны, несущим всю ответственность за ее судьбу. Такой взгляд на статус императора многое предопределял в идеологии, организации и правовом регулировании явлений государственности.

Не случайно немало русских исследователей в верховной власти усматривали идеал народа.

Табель о рангах представляет собой выдающееся событие в отечественной истории.

Это очень значимый интеллектуальный продукт, плод мысли множества людей и, главным образом, гения Петра I; актуальный и действенный нормативный акт, заложивший основы многих явлений и отношений в российской государственном строительстве.

Можно выделить следующие принципиальные моменты, которые характеризуют Табель о рангах.

Во-первых, этот документ принимался в определенную историческую эпоху. Переход из XVII в XVIII век по всей Европе отмечался «грубым» средневековьем, рассветом феодализма, крепостничества, становлением национальных государств и их борьбой между собой за расширение территорий и зон «влияния».

Обратите внимание

В эти годы шли войны: англо-испанская, англо-французская, за испанское наследство, франко-австрийская, с Оттоманской империей, а не только русско-шведская. Вся Европа бурлила в военных схватках.

Неспокойно было и внутри страны (восстания Кондратия Булавина, восстание башкир, бунт «служилых» людей в Сибири, заговор сына царевича Алексея и т. д.).

Во-вторых, Табель о рангах является особым правовым, явлением в истории России.

Если Судебники 1497 и 1550 годов были сугубо русским творением, основанным на традициях, идущих от Русской Правды и более древних источников, то Табель представляет собой документ, составленный на базе изучения и заимствования опыта законодательства европейских абсолютистских государств.

Изучалось законодательство о чинах Англии, Франции, Голландии, Дании, Пруссии. Некоторые исследователи указывают, что наибольшее влияние на табель оказали правовые нормы Шведского, датско-Норвежского и Прусского королевств.

В то же время это не было слепое копирование и не был даже механический синтез.

Проделана большая работа самостоятельной мысли, в которой на первом месте стояла русская практика, затем челобитные (просьбы-предложения разных органов и лиц) и лишь на третьем — иностранное законодательство. Табель о рангах выдержала испытание временем и сыграла важную роль в истории России. Значит, сделана она была по меньшей мере, неплохо.

В третьих, Табель о рангах впервые сформировала в России единую государственную службу. Взамен разных служб, в том числе традиционных, с января 1722 года все вновь введенные чины: воинские, гражданские и придворные — были разбиты на 14 классов, или рангов, с низшего (14-го) до высшего (1-го).

Все равно обязаны были служить императору, что в тех условиях способствовало укреплению Российского государства.

Важно отметить, что даже придворная служба, вызванная исключительно потребностями императора и его семьи, рассматривалась в качестве службы Отечеству, что в дальнейшем и подтверждала судьба некоторых фаворитов.

В-четвертых, Табель о рангах была в какой-то мере попыткой преодоления стереотипов родовой аристократии. На смену иерархии званий, основанных на знатности происхождения (как это было в XVI—XVII вв.), вводилась иерархия в зависимости от личной выслуги, служебных заслуг, знаний человека.

В-пятых, Табель о рангах была задумана и учреждена в рамках и контексте широкой и комплексной реформы всего Российского государства, и прежде всего тех его составных частей, которые обозначались термином «государственный».

Важно

Скажем: установление в городах самоуправления (1691), учреждение Сената (1711), реформирование губернского управления (1721), создание практически новой армии и флота, научных и учебных заведений, множества иных структур, заложивших первоосновы Российской империй.

И в-шестых, масштабные деяния Петра I, особенно созидательные по смыслу, были оборваны, как говорится, на взлете. Ведь только после Ништадского мирного договора Россия получила небольшую передышку и могла заняться приведением себя в порядок.

Надо было время для восстановления сил, закрепления побед, упорядочения социально-экономических и государственно-правовых процессов. Это в полную меру касалось и Табели о рангах, преобразующий характер которой мог явиться только через многие годы.

Петр I много сделал для организационно-правового упорядочивания Российской империи.

Но он не сумел заложить того, что составляло бы конституционно-правовые основы государственности, которая получила бы признание и поддержку в обществе и стала бы обязательной для последующих поколений, с которой должны были бы считаться его наследники по генеалогической линии семьи Романовых. Известно: Петр I вздыбил Россию, но ведь вздыбленным нельзя стоять, надо скакать, а чтобы скакать, надо управлять.

Послепетровская история объективно подтвердила, что любое начало, каким бы оно ни было высоким и важным, требует удержания в институтах, иначе оно не получает продолжения.

Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Петр III, Екатерина II, Павел I и последующие самодержцы были людьми другого масштаба, по-своему относились к Табели о рангах и ее использованию, корректировали и интерпретировали ее по своему разумению. Наиболее существенные изменения были внесены Петром III и Екатериной II.

Именно Петр III издал 18 февраля 1762 года Манифест о вольности дворянства, которым освободил дворян от обязательного несения военной и гражданской службы и предоставил им право свободного выезда в другие страны.

Совет

Еще большие им привилегии были даны Екатериной II в Жалованной грамоте дворянству (1785). Подтверждалось исключительное право дворян на владение населенными имениями, освобождение их от обязанностей службы, от податей, от телесных наказаний и т. п.

В руки дворянства отдавалась вся власть на местах. Они в губерниях и уездах образовывали дворянские собрания, избиравшие из своей среды губернских и уездных предводителей дворянства и должностных лиц губернских учреждений.

Одновременно (1785) была издана Жалованная грамота городам, поделившая городское население на шесть сословных разрядов, составлявших «общество градское».

Предусматривалось избрание общей городской думы (раз в 3 года) и назначение из ее среды шести гласных, что привлекало к городскому управлению купечество и другие нарождающиеся буржуазные элементы города.

Сами дворяне по-разному относились к факту выведения их за пределы Табели о рангах. Одни из них, невзирая на свободу, предпочитали служить Отечеству, другие уходили от нудных обязанностей службы.

Были, конечно, те, которые использовали открывшиеся возможности для самообразования, занятий наукой, литературой, искусством, промышленностью и сельским хозяйством. Они немало сделали по развитию страны.

Но в целом дворянство добилось снятия с себя обязанностей перед государством и возложило их на другие сословия.

В годы правления Николая I, Александра II, Николая II произошло фактическое разделение государственной службы.

Обратите внимание

Если еще ранее, в «женский» период императорства, придворная служба утратила признаки государственной, то теперь государственная служба распалась на военную и гражданскую, каждая из которых стала постепенно приобретать свои специфические свойства.

Гражданская служба больше становилась так называемой общественной, связанной с бизнесом и соответственно зараженной коррупцией, стяжательством, личным обогащением чиновников.

Военная служба сохраняла и несла дух государственности, что и проявилось в том, что одна часть офицерства долго боролась за восстановление Российской империи, а другая, перешедшая на сторону советской власти, также стремилась укрепить новое государство.

Источник: http://ifreestore.net/2775/47/

Местное управление в России XVII века

По сравнению с центральным местное управление имело более сложную структуру. Основной административной единицей был уезд с городом (в конце XVII в. насчитывалось 146 уездов). Уезды управлялись воеводами, стоявшими во главе приказных или съезжих изб.

По оценке М.Н. Тихомирова, «избы представляли собой настоящие учреждения», так как имели присутствия, канцелярии, и достаточно сложную отраслевую структуру: в больших городах они делились на столы, а в других городах — на повытья. Так, в 1650-е гг. в Псковской съезжей избе было четыре стола: Разрядный, Денежный, Поместный и Судный.

В крупных городах воеводами были члены Боярской думы, в остальных — дворяне средних и низших чинов.

Воеводы присылались из Москвы, вместе с ними из московских приказов командировались дьяки или опытные подьячие («подьячие с приписью». т.е. имеющие право подписи).

В результате не существовало резких отличий в уровне подготовки служащих центральных и местных учреждений, как это наблюдалось в последующий период.

Воеводы назначались на срок от 1 до 3 лет и во время исполнения должности обладали достаточно большой долей самостоятельности.

Правительство осознавало, что в «Наказах», служивших воеводам руководством к действию, нельзя предусмотреть все нестандартные ситуации и предписывало им в таких случаях действовать по собственному разумению: «как вам милосердный Бог поможет» или «как вас милосердный Бог известит».

Они были подотчетны приказам, но, как уже отмечалось, отозвать воеводу раньше срока могла только Дума. До учреждения в 1666 г. почты центральные власти сообщались с воеводами при помощи нарочных.

Важно

Приказам предписывалось сноситься между собой, чтобы не посылать разных гонцов в один и тот же город.

Читайте также:  Попытки осуществления политической и экономических реформ (1953-1964)

С ними воеводы передавали бумаги в Москву, так как с мест разрешалось отправлять специальных гонцов только по важным делам, не терпящим отлагательства.

Центральные учреждения обращали внимание, прежде всего, на финансовые и судебные дела, по которым существовали разные формы отчетности. При смене воевод составлялись записные книги и счетные списки, содержащие сведения о неокладных сборах, которые нельзя было определить заранее.

После окончания срока службы воеводы представляли в приказы отчеты по всем отраслям управления, так называемые «росписные списки». В частой смене воевод правительство видело способ борьбы со злоупотреблениями местной администрации.

Тем же задачам отвечало и запрещение воеводам покупать земли в управляемых ими уездах.

В подчинении воевод находились приказные или съезжие избы, где было сосредоточено управление всем уездом; в 1698 г. насчитывалось 302 избы. Личный состав приказных изб включал временный и постоянный контингент служащих.

К первым относились воеводы и их помощники, которыми были дьяки, реже подьячие с приписью. Службу на местах проходило большинство приказных дьяков, а в 1670-е гг. в города стали посылать и думных дьяков.

Приказы направляли в подведомственные им юрода, чаше всего, молодых дьяков, вскоре после пожалования их в чин.

Совет

Постоянным по составу было исполнительское звено служащих приказных изб, которое представляли местные подьячие.

Если воевода и дьяк, как посланцы Москвы, олицетворяли собой центральную власть, то подьячие были местными представителями государственной власти, поэтому население проявляло большую заинтересованность в их назначении.

Подьячие приказных изб могли выбираться населением или назначаться царскими указами; их могли принимать на службу и сами воеводы (к концу XVII в. это право сохранилось только за воеводами первостепенных городов). Но в любом случае мнение населения учитывалось.

Кандидаты в подьячие должны были получить согласие не только воеводы, но и местных «градских и уездных служилых и жилецких людей». От своего имени жители посылали в приказ «выбор» или «заручную челобитную» с просьбой утвердить подьячим то или иное конкретное лицо.

В некоторых случаях дело доходило до борьбы между сторонниками разных кандидатов на эту должность. Возможность выбирать подьячих позволяла населению оградить себя от чрезмерных взяток и поборов. Правительство также было заинтересовано в мирском выборе, рассматривая его в качестве гарантии честности и профессионализма местных служащих. Так, в 1682 г. царскими грамотами воеводе Вятки П.Д. Дорошенко запрещалось определять подьячих без мирских выборов.

В приказных избах были и низшие служители: приставы, рассыльщики и сторожа. Приставы и рассылыцики посылались по частным делам и получали вознаграждение от судящихся сторон. Эти должности нередко давали пушкарям и затинщикам вместо жалованья.

Помимо государственных учреждений (приказных изб) местное управление, включало «мирские», или земские, учреждения: губные, земские, таможенные избы.

Несмотря на выборный характер, эти учреждения были вписаны в систему государственного управления и выполняли задачи низшего его звена.

Обратите внимание

Воеводы и их товарищи — управлявшие из приказных изб городами и прилегавшими к ним территориями (уездами), контролировали и деятельность выборных органов. Контролирующую роль играли и временные комиссии из служаших московских приказов.

При Федоре Алексеевиче масть воевод заметно возросла. Указом 1679 г. в городах упразднялись многие должности и учреждения, а все судебные и других дела передавались ведению воевод.

Предписывалось даже во всех городах сломать губные избы, а губным подьячим быть с воеводой в приказной избе.

• Пожалуй, никогда власть воевод в городах не была так широка, как при Федоре», — замечает Н.Ф. Демидова.

Источник: http://www.cheluskin.ru/istoricheskie-zametki-o-rossii/44/2963-mestnoe-upravlenie-v-rossii-xvii-veka.html

История России

Московский приказ. Деталь иконы XVII века.

Управление страной сосредоточивалось в многочисленных приказах, ведавших отдельными отраслями государственного управления (Посольский, Разрядный, Поместный, Приказ большой казны) или областями (Приказ казанского дворца, Сибирский приказ).

XVII век был временем расцвета приказной системы: число приказов в иные годы достигало 50. Однако во второй половине XVII в. в раздробленном и громоздком приказном управлении проводится известная централизация.

Родственные по кругу дел приказы либо объединялись в один, либо несколько приказов, хотя и сохраняли свое самостоятельное существование, ставились под общее управление одного боярина, чаще всего доверенного лица царя.

К числу объединений первого типа относятся, например, соединенные приказы дворцового ведомства: Большого дворца, Дворцового судного, Каменных дели Конюшенного. Примером второго типа объединений может служить поручение боярину Ф. А. Головину управлять Посольским, Ямским и Военным морским приказами, а также палатами Оружейной, Золотых и Серебряных дел.

Важным нововведением в приказном строе была организация Приказа тайных дел, нового учреждения, куда «бояре я думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя». Этот приказ в отношении других приказов выполнял контрольные функции. Приказ тайных дел был устроен для того, чтобы «царская мысль и дела исполнилися все по его (царскому) хотению».

Начальниками большинства приказов были бояре или дворяне, но делопроизводство держалось на постоянном штате дьяков и их помощников — подьячих.

Хорошо овладев административным опытом, передаваемым из поколения в поколение, эти люди заправляли всеми делами приказов. Во главе таких важных приказов, как Разрядный, Поместный и Посольский, стояли думные дьяки, т. е.

Важно

дьяки, имевшие право заседать в Боярской думе. Бюрократический элемент приобретал все большее значение в системе складывавшегося абсолютистского государства.

Огромная территория государства в XVII в., как и в предшествующее время, делилась на уезды. Новое в организации власти на местах состояло в уменьшении значения земского управления.

Повсюду власть сосредоточивалась в руках воевод, посылаемых из Москвы. В большие города назначались помощники воевод — «товарищи». Делопроизводством ведали дьяки и подьячие.

Съезжая изба, где сидел воевода, была центром управления уездом.

Служба воеводы, подобно старинным кормлениям, считалась «корыстной», т. е. приносившей доход. Воевода использовал всякий повод, чтобы «покормиться» за счет населения.

Прибытие воеводы на территорию подчиненного уезда сопровождалось получением «въезжего корма», в праздники к нему являлись с приношением, особое вознаграждение воеводе приносили во время подачи челобитий.

Произвол в местной администрации особенно ощущали социальные низы.

К 1678 г. была завершена перепись дворов. После этого правительство заменило существовавшее посошное обложение (соха — единица обложения, включавшая от 750 до 1800 десятин обрабатываемой земли в трех полях) подворным.

Эта реформа увеличила число налогоплательщиков, налоги теперь взимались и с таких слоев населения, как «деловые люди» (холопы, работавшие в хозяйстве помещиков), бобыли (обедневшие крестьяне), сельские ремесленники и др., жившие в своих дворах и раньше не платившие налогов.

Реформа вызвала увеличение землевладельцами численности населения в дворах путем их объединения.

Источник: http://www.history-at-russia.ru/xvii-vek/voevody-i-prikaznaya-sistema-v-rossii.html

Воеводское управление и суд в Сибири

ВОЕВОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ И СУД В СИБИРИ (1585–1711), система органов гос. упр-ния, суда и мест. самоупр-ния. Основание 1-х рус.

острогов – Обского городка (1585), Тюмени (1586), Тобольска (1587) – положило начало распространению в Сибири общерос. модели упр-ния, с осн. единицей адм. деления – уездом. Такое деление опиралось на систему рус. воен.-адм.

центров (острогов и слобод) и родо-плем. орг-цию абориген. населения (ясачные волости и улусы).

Распределение дел между воеводой и его «товарищами» не проводилось. Однако традиции упр-ния, возраст, знатность и адм. опытность ст. воеводы превращали его в единоличного правителя территории, а «товарищей» он использовал для выполнения его поручений.

Совет

Воевода получал прежнее окладное жалование, оно зависело от его родовитости и прежней службы, но не было связано с новой должностью. При отправке на воеводство он получал опред. сумму «на подъем» и вез с собой строго опред. кол-во натур. запасов (хлеба, вина и т. д.).

За успешную службу и большую прибыль казне мог получать «царские подарки». При государевом обеспечении воеводы использовали все возможные (полулегальные и нелегальные) способы еще более улучшить свое благополучие.

В представлениях и властей, и населения существовало 2 вида незаконных поборов: «насилия и грабежи» (взятки, спекуляции, казнокрадство и т. д.) и подарки «в почесть». Во время следствий по особо круп.

злоупотреблениям «сыщики» и судьи Сибирского приказа были снисходительны к тому, что воевода «нажил правдой», т. е. получал в виде «почестей» и «поминок».

Повеления уезд. и разряд. воевод осуществляли приказная палата в Тобольске и приказные избы в др. сиб. городах. В соотв. с осн. функциями воевод. упр-ния в приказ. избах выделялись «столы» (отделы), в к-рых подьячие вели дела опред. направленности.

Подьячими руководили старые подьячие или подьячие «с приписью», а Тобольской приказной палатой и Якутской приказной избой – дьяки. Неизменно росла числ. приказных людей. Если в 1640-е гг. в 16 приказ. избах Сибири дела вершили 63 подьячих, то в 1690-е гг. в 19 приказ. избах было уже 118 подьячих.

В 1698 по инициативе судьи Сиб. приказа А.А. Виниуса произведен «разбор»: для каждой приказ. избы определил число людей и размер их «окладного» жалования. В результате было определено и общее кол-во служилых – 130 чел. Больше всего подьячих заседало в Тобол. приказ. палате – 32 чел. (в Сиб.

приказе – 25), Верхотурье – 15, Томске – 10, Енисейске – 7, Якутске – 13 чел.

Обязанности воевод определял Сиб. приказ в индивидуальном «наказе» при назначении на должность. К сер. XVII в. их содержание повторялось почти дословно, в кон. XVII в. воевод. наказы стали официально стандартными.

Обратите внимание

Разряд. воеводы обеспечивали порядок на своей тер. и содействовали распространению власти царя на новые земли, представляли в Москву отчеты по всем видам деят-ти. При необходимости они имели право мобилизовать воинские команды из всех уездов разряда, требовать от уезд. воевод своевременно предоставлять всю отчет.

документацию, а при злоупотреблениях отстранять от должности уезд. воевод. В случае их болезни или смерти разряд. воевода до прибытия из Москвы нового воеводы назначал к.-л. из служилых людей исполнять эту должность. До 1635 и в кон. XVII – нач. XVIII в. разряд. воеводы назначали в уездные центры тамож.

голов и выдавали им «наказы».

Уезд. воевода был командиром гарнизона: командовал городовыми служилыми людьми через казачьих и стрелец.

голов и атаманов, проводил мобилизацию на службу служилых и даточных людей, организовывал походы для «приискания новых землиц» и покорения «немирных» иноверцев, руководил орг-цией обороны города и уезда. Гл. задачей воеводы был фиск, т. е.

обеспечение доходов государства. Важную роль в гос. регулировании торговли и пополнении казны в XVII в. играл внутр. тамож. сбор.

Упр-ние государевыми служилыми людьми воевода осуществлял через их атаманов, сотников и десятников, назначавшихся из сиб. детей боярских. Служилые люди имели также свой орган сослов. самоупр-ния – «войско». Оно могло выступить и против самого воеводы (при злоупотреблениях), даже сместить его с должности. Удален. от уезд.

города острожки и слободы управлялись приказчиками, назначенными самим воеводой или Сиб. приказом. Эти должности обычно занимали сиб. дворяне и дети боярские. Приказчикам не полагалось окладное жалование, т. к. считалось, что само место приносит достаточный доход – добровол. подношения «хлебом или харчем» (за исключением незаконных дел).

При этом приказчикам запрещалось чинить людям налоги, убытки и насильства.

При назначении приказчики получали от воеводы наказ, к-рый регламентировал их обязанности: защищать крест. поселения от «немирных иноземцев» (в его распоряжении находились служилые люди и оружие), ведать «прибором» и учетом крестьян, следить за расширением крест. запашки и возведением хоз.

Важно

построек, наблюдать за казен. пашней в своем «присуде». Помимо воен. и хоз. приказчики имели полиц.-адм. и судеб. полномочия. В обязанности входило: не допускать пьянства, азарт. игр, колдовства, языч. суеверий, антиправит. высказываний, пресекать бегство и незакон. перемещения крестьян, осуществлять суд по малозначит.

Читайте также:  Керченско-феодосийская десантная операция (25 декабря 41 г - 2 января 42)

уголов. и гражд. делам.

Вся деят-ть осуществлялась через судную избу. Делопроизв-во судной избы вел дьячок (писчик). Приказчика и писчика содержала крест. община, к-рая в помощь приказчику выбирала целовальников (для приема и хранения хлеба), старост, пятидесятских и десятских (для выполнения полиц. функций).

Особыми адм. единицами в составе сиб. уездов являлись ясачные волости и улусы, населенные корен. народами, находившимися в рус. подданстве и платившими ясак. При этом рос. власти использовали и традиц. формы внутр. упр-ния корен. народов.

Учитывалось и управлялось ясачное население по волостям, названным по имени своего князька, родового старшины, «лучшего человека» или по геогр. наименованию места. Во внутр. устройство ясач. волостей рус. администрация не вмешивалась. Суд по мелким делам (до 2 руб.

) вершила родовая знать, дела об исках от 2 до 10 руб. (с кон. XVII в. до 5 руб.) решал приказчик вместе с представителями ясачного населения. Сам воевода судил круп. дела, в т. ч. уголовные (убийство, бунт, «измена»), и «смесные» (русских и ясачных). При этом с ясач.

людей, в отличие от русских, предписывалось не брать судеб. пошлин.

Правовая основа воевод. упр-ния (контроль) закладывалась в воевод. наказах. Это передача города от прежнего воеводы вновь назначенному – осмотр укреплений и гос. построек, «счет» воен.

запасов, государевой ясачной и ден. казны, продовольствия и т. д. При этом тщательно учитывались все доходы и расходы и составлялся их список.

Если выявлялась недостача, то она взыскивалась со сменяемого воеводы.

Новый воевода должен был собрать все уезд. население около съезжей избы и заявить, что прежде воеводы и приказные люди «чинили» рус. населению обиды и «продажи», а ясачных обирали «без царского ведома»; сейчас же царь «велел чинить суд и расправу праведно». Такое «жалованное слово» предоставляло сибирякам право «извещать» высш. и мест.

власти о злоупотреблениях и закрепляло один из самых эффектив. методов контроля над воевод. упр-нием: во-первых, всякий недовольный мог обратиться с «изветом» к разрядному воеводе или в Сиб. приказ, добиваясь проведения «сыска»; во-вторых, несмотря на традиционно негатив. отношение власти к «скопам» и «заговорам», в Сибири она вынуждена была признать коллект.

«отказы от мест» воеводам и др. приказным людям.

Совет

Получив известие о злоупотреблениях уезд. воеводы, разрядный воевода или судья Сиб. приказа могли организовать чрезвыч. следствен. орган – «сыскную» комиссию (часто такие «сыски» контролировал сам государь). Комиссии возглавлял «сыщик», только в отд. случаях из сиб. дворян или детей боярских, в большинстве – из моск. «чинов».

Вместе с ним из Москвы посылались подьячие и стрельцы, а на месте могли присоединяться и сиб. служилые люди. «Сыщикам» предписывалось провести розыск, конфисковать и описать имущество обвиняемого и представить доклад о проведенном следствии. В отд. случаях им поручалось принять упр-ние уездом у подследственного воеводы. Воевод.

упр-ние ликвидировано в ходе петровских реформ нач. XVIII в. (см. Управление и суд в Сибири).

Лит.: Бахрушин С.В. Научные труды. М., 1955. Т. 3, ч. 1; Копылов А.Н. Органы центрального и воеводского управления Сибири в конце XVI–XVII вв. // Изв. СО АН СССР. Сер. обществ. наук. 1965. № 9; Александров В.А., Покровский Н.Н. Власть и общество. Сибирь в XVII в.

Новосибирск, 1991; Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584–1605 гг.). СПб., 1992; Вершинин Е.В. Воеводское управление в Сибири (XVII век). Екатеринбург, 1998; Прибыльные дела сибирских воевод и таможенных голов XVII – начала XVIII в.

Новосибирск, 2000.

М.О. Акишин

Источник: http://bsk.nios.ru/enciklodediya/voevodskoe-upravlenie-i-sud-v-sibiri

Становление и развитие института государственной и муниципальной службы

Содержание

Введение…………………………………………………………………….стр.3

Глава 1. Становление и 
развитие института муниципальной 
службы в дореволюционный период………………………………………………..стр. 7

Глава 2. Местное самоуправление в советский период…………………стр.13

Глава 3. Местное самоуправление России в переходный и современный 
периоды…………………………………………………………………….стр.18

Заключение………………………………………………………………….стр.27

Список литературы……………………………………………………..….стр.29

Введение

Актуальность 
темы исследования обусловлена теоретической и прикладной значимостью проблемных вопросов, связанных с формированием в Российской Федерации действенной и эффективной системы государственного управления и местного самоуправления.

Обратите внимание

В условиях продолжающейся административной реформы возрастает значимость институтов государственной 
и муниципальной служб, от слаженной 
деятельности которых во многом зависит 
успех преобразований, проводимых в 
стране.

Отмечая важность проблемных аспектов, касающихся структурирования и функционирования государственной 
и муниципальной служб, приходится констатировать, что вплоть до настоящего времени в юридической науке, а также в Нормативных источниках не выработано единой позиции относительно содержания понятийного аппарата категорий 
«государственная» и «муниципальная» 
службы.

На практике постоянно возникает 
проблема определения круга органов, профессиональная деятельность которых 
считается государственной службой. Является дискуссионным вопрос относительно соотношения статуса служащих и 
особенностей службы в федеральных 
государственных органах и государственных 
органах субъектов РФ.

Вплоть до настоящего времени является нерешенной проблема разграничения предметов 
ведения и распределения полномочий между разноуровневыми государственными органами, а также между государственными органами и муниципальными структурами.

Продолжаются дискуссии по поводу поиска путей предотвращения и преодоления 
противоречий между государственной 
и муниципальной службами, а также 
разрешения конфликтов между ними.

Кроме перечисленных проблем, серьезную озабоченность вызывает сохраняющаяся, а в ряде случаев 
и усиливающаяся патримониальная 
тенденция в оценке сущности государственной и муниципальной служб как «службы государевой», ориентированной на запросы и установки руководителя соответствующего органа.

Подобное отношение чревато ситуацией, в рамках которой основным требованием к кандидату на ту или иную должность становится не профессиональная компетентность, а личная преданность руководителю.

Подобное отношение обусловливает коррумпированность институтов государственной и муниципальной служб, влечет злоупотребления служебным положением, снижает степень народного доверия к представителям соответствующих структур.

Представляется, что государственную 
и муниципальную службы нельзя понимать как службы конкретным «государственным и муниципальным органам» или 
«должностным лицам».

Важно

Государственная 
и муниципальная службы в Российской Федерации представляют собой профессиональную деятельность по решению государственных 
и муниципальных задач и выполнению функций, осуществляемых лицами, находящимися на штатных должностях в государственных 
и муниципальных органах, и оплачиваемых из федерального бюджета, бюджетов субъектов 
Российской Федерации или органов 
местного самоуправления.

Потребность в построении демократического правового федеративного 
государства требует создания целостной 
системы государственной и муниципальной 
служб, обеспечивающих реализацию функций 
государства и органов муниципальной 
власти в новых экономических, политических и социальных условиях, повышение 
эффективности экономики и развитие гражданского общества. Необходимо кардинальное повышение эффективности деятельности государственной службы и муниципальной 
службы в интересах становления 
и развития гражданского общества и 
укрепления правового государства 
с учетом исторических, культурных, национальных и иных особенностей Российской Федерации. Реформирование государственной службы и муниципальной службы является приоритетным направлением деятельности в сфере государственного строительства, которое должно осуществляться в рамках общей административно-правовой реформы Российской Федерации.

Объектом исследования являются теоретические модели и урегулированные разноуровневыми правовыми источниками общественные отношения, возникающие в сфере становления и развития института муниципальной службы.

Предмет исследования — теоретико-методологические и конституционно-правовые основы институционализации муниципальной службы в России и ее субъектах; их роль в процессе реализации конституционных принципов правовой государственности; формы и методы конституционно-правового регулирования отношений, возникающих между субъектами государственной и муниципальной служб; юридические технологии, используемые в процессе организации государственной и муниципальной служб; параметры, характеризующие процессы, связанные с реализацией полномочий государственными служащими на федеральном и региональном уровнях, а также параметры, характеризующие деятельность муниципальных служащих.

Цель работы заключается в осуществлении комплексного междисциплинарного исследования концептуальных и нормативно-правовых оснований организации муниципальной службы Российской Федерации.

Достижение поставленной цели предопределило необходимость 
постановки и последовательного 
решения ряда взаимосвязанных научных задач:

— произвести анализ сущности 
и содержания основных теоретических 
концепций муниципальной службы, систематизировать и обобщить варианты ответов на нерешенные и дискуссионные вопросы;

— изучить процесс эволюции системы муниципальной службы в ходе исторического развития российского государства;

— осуществить характеристику 
конституционно-правовых оснований организации муниципальной службы в современной России;

— проанализировать механизм 
конституционно-правового регулирования 
в сфере организации государственной 
и муниципальной служб в субъектах 
Российской Федерации;

— осмыслить деятельность 
органов государственной власти 
по разрешению конституционно-правовых 
коллизий, возникающих в процессе 
осуществления служебной деятельности.

В процессе исследования использован 
ряд научных методов: системный, сравнительно-правовой, историко-правовой, институциональный, дескриптивный, правовой герменевтики и деонтической логики.

Глава 1. Становление и развитие института муниципальной службы в дореволюционный период.

В современной науке не сложилось единого мнения о времени 
зарождения российского самоуправления. Ряд авторов относят зарождение общинного самоуправления в России ко времени становления и развития общинного строя у славян, объединения 
производственных общин в союзы 
общин и городские поселения, разделения власти на центральную и 
местную1.

Совет

Другие  связывают начальный этап зарождения российского самоуправления с первой земской реформой царя Ивана IV в середине XVI в. По их мнению, с этого времени началось развитие ростков, отдельных элементов местного самоуправления в России2.

Значительный вклад в 
развитие местного самоуправления внес указ Ивана IV под названием «Приговор 
царской о кормлениях и о службах» лета 7064 (1555-1556 гг.)3. Речь фактически шла о проведении земской реформы. Было отменено кормление, что способствовало повсеместному учреждению земских властей.

В уездах и волостях, где не было помещичьего землевладения, черносошные и дворцовые крестьяне и посадские люди получили право выбирать старост и «лучших людей» — земских судей, целовальников. Делопроизводство вел выборный земский дьяк.

В своей работе они опирались на выборных от крестьянской общины — сотских, десятских, пятидесятских4.

Земские органы собирали подати, разбирали гражданские и второстепенные уголовные дела черносошных крестьян и посадских людей.

В XVII в., как известно, в 
Русском государстве произошли 
функциональные изменения в системе 
государственного управления, что не могло не сказаться на структуре 
и функционировании местного самоуправления5.

Был введен институт воевод как основного звена местного самоуправления. В 1625 г. в 146 городах с уездами появляются воеводы, назначенные Разрядным приказом и утвержденные царем6.

В XVII в. на большинстве территорий России существовали две формы «самоуправления» — губная и земская. Каждым округом — «губой» — управляли губной староста и его помощники — целовальники. В 
их ведении находились тюрьмы и тюремные служители, палачи, выборные от населения 
сотские и десятские.

Обратите внимание

Свободное 
население выбирало губного старосту из дворян и детей боярских, целовальников — из черносошных крестьян или посадских7.

Губные и земские учреждения получили распространение в основном в городах европейской части России. Но губное управление переживало в XVII в. кризис.

Воеводы нередко использовали губные избы как дополнительный административный аппарат8.

Интересный опыт реформ местного самоуправления был накоплен в годы царствования Петра I. В 1719 г. Петр предпринял новую реформу, которая привела к еще большей бюрократизации и централизации системы управления.

Ландратские коллегии были упразднены, а вместо них введены центральные коллегии. Губернии были разделены на провинции. Во главе провинций были поставлены воеводы, в руках которых сосредоточились все функции управления, назначаемые из центра и подчиненные только центру9.

Подчиненность воеводы губернатору была весьма незначительна; воевода мог даже непосредственно сноситься с органами центрального управления.

 Таким образом, Петром 
был осуществлен тип жестко 
централизованного, унитарного государства. 
Однако, в целом, попытки Петра 
жестко подчинить окраины крепкой 
центральной власти потерпели 
неудачу. Дисциплинировать администрацию 
и справиться с многочисленными 
правонарушениями, допускаемыми чиновниками, 
не удалось, и поэтому Петр 
обращается к местному самоуправлению10.

 Так, в 1714 г. учреждается 
выборная должность земского 
комиссара для сбора подушной 
подати. Земский комиссар выбирался 
местным дворянским обществом 
сроком на год, нес ответственность 
перед своими избирателями и 
даже подлежал суду за упущения 
по службе. Уездную администрацию 
составляли избираемые дворянством 
земские комиссары, писаря, надзиратели11.

Важно

Позднее, при преемниках Петра судебная власть полностью 
передается губернаторам и воеводам, а городовые магистраты упраздняются. Губернаторы и воеводы становятся единственными носителями власти, хотя в городах и уездах сохраняется, в виде лежащей на населении повинности, несколько выборных должностей, поставленных в полное подчинение воеводам.12

Важнейший этап реформирования местного самоуправления, связан с 
деятельностью Александра II. Это 
и крестьянская реформа (Манифест и 
Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, 1861 г.

), и земская реформа (Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января 1864 г.), а также городская реформа (Городовое положение 1870 г.). Необходимость образования особых местных органов возникла в 50-х гг. XIX в.

одновременно с разработкой положений об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Реформы были направлены на децентрализацию управления и развитие начал местного самоуправления.

Многие дореволюционные юристы полагали, что эти реформы явились поворотным пунктом во внутреннем развитии России, ибо они внесли те ограничения, которым бюрократия вынуждена была подчиниться13.

Согласно Положению о 
губернских и уездных земских 
учреждениях от 1 января 1864 г. земское 
самоуправление вводилось лишь в 34 из 69 губерний (не было введено в 
Царстве Польском, Литве, Белоруссии, Сибири и Юго-Западном крае — Киевской, Подольской и Волынской губерниях). Данное Положение предусматривало 
наличие как распорядительных, так 
и исполнительных органов.

К первым из них относились уездные и губернские земские собрания, ко вторым — уездные 
и губернские земские управы. Уездные 
и губернские земские собрания состояли из гласных, избираемых сроком на 3 года. Для выборов в собрания учреждались 
три курии (землевладельческая, городская 
и сельских сообществ), и вся система 
выборов носила название куриальной.

По существу, в куриальной системе 
был заложен сословный ценз14.

Последний этап местного самоуправления в дореволюционной России осуществлялся 
на основании Положения о земских 
учреждениях 1890 г. и Городского положения 1892 г. Реформа преследовала в том 
числе и цель устранения тех недостатков, которые выявила практика земского и городского самоуправления15.

Основой для изменения Положений о земском и городском самоуправлении во многом стала государственная теория самоуправления, о которой говорилось выше. В результате в земстве было увеличено значение сословного начала.

Совет

Органы самоуправления попали под контроль правительственных чиновников с точки зрения не только законности своей деятельности, но и целесообразности тех или иных действий по осуществлению своих функций16.

Источник: http://yaneuch.ru/cat_64/stanovlenie-i-razvitie-instituta-gosudarstvennoj/117017.1712288.page1.html

Ссылка на основную публикацию