Место россии в мировой цивилизации

Место России в мировом сообществе цивилизаций

Поиск Лекций

Западники или «европеисты» (В. Г. Белинский, Т. Н. Грановский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации. Они полагают, что Россия, хотя и с некоторым отставанием, развивалась в русле западной цивилизации.

В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики российской истории.

Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, следовательно, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, которые лежат в основе западной цивилизации.

Реформаторская деятельность многих государственных деятелей: князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II направлены на включение России в западную цивилизацию.

Обратите внимание

Существует иная крайняя позиция, приверженцы которой пытаются отнести Россию к странам с восточным типом цивилизации.

Сторонники этой позиции считают, что те немногочисленные попытки приобщения России к Западной цивилизации закончились неудачно и не оставили глубокого следа в самосознании российского народа и его истории. Россия всегда была разновидностью восточной деспотии.

Одним из важнейших аргументов в пользу такой позиции является цикличность истории России: за периодом реформ неизбежно следовал период контрреформ, за реформацией — контрреформация.

Сторонники данной позиции также указывают на коллективистский характер менталитета российского народа, отсутствие в российской истории демократических традиций, уважения к свободе, достоинству личности, вертикальный характер общественно-политических отношений, их преимущественно подданическую окраску и т. д.

Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России.

Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической» идеологии. Славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И.

Киреевский и их последователи) идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры.

Исходный тезис учения славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. По мнению А. С. Хомякова, именно православие сформировало «то исконно русское качество, тот «русский дух», который создал русскую землю в ее бесконечном объеме».

Важно

Основополагающей идеей русского православия, а, следовательно, и всего строя русской жизни является идея соборности. Соборность проявляется во всех сферах жизнедеятельности русского человека: в церкви, в семье, в обществе, в отношениях между государствами.

По мнению славянофилов, соборность является тем важнейшим качеством, которое отделяет русское общество от всей западной цивилизации. Западные народы, отойдя от решений первых семи Вселенских соборов, извратили христианский символ веры и тем самым предали забвению соборное начало.

И это породило все изъяны европейской культуры и прежде всего ее меркантилизм и индивидуализм.

Русской цивилизации присущи высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении, и коллективистское, общинное устройство социальной жизни. С точки зрения славянофилов, именно православие породило специфическую, социальную организацию — сельскую общину, «мир», который имеет в себе хозяйственное и нравственное значение.

В описании сельскохозяйственной общины славянофилам явственно виден момент ее идеализации, приукрашивания.

Экономическая деятельность общины представляется как гармоническое сочетание личностных и общественных интересов, а все члены общины выступают по отношению друг к другу как «товарищи и пайщики».

Вместе с тем, они все же признавали, что в современном им устройстве общины имеются негативные моменты, порожденные наличием крепостного права. Славянофилы осуждали крепостное право и выступали за его отмену.

Однако главное достоинство сельской общины славянофилы видели в тех духовно-нравственных принципах, которые она воспитывает у своих членов: готовность постоять за общие интересы, честность, патриотизм и т. д. По их мнению, возникновение этих качеств у членов общины происходит не сознательно, а инстинктивно, путем следования древним религиозным обычаям и традициям.

Совет

Основываясь на принципиальной установке, что община является лучшей формой социальной организации жизни, славянофилы требовали сделать общинный принцип всеобъемлющим, т. е. перенести его в сферу городской жизни, в промышленность. Общинное устройство должно быть также положено в основу государственной жизни и способно, по их словам, заменить собой «мерзость административности в России».

Славянофилы верили, что по мере распространения «общинного принципа» в российском обществе будет все более укрепляться «дух соборности». Ведущим принципом социальных отношений станет самоотречение каждого в пользу всех».

Благодаря этому в единый поток сольются религиозные и социальные устремления людей.

В результате будет выполнена задача нашей внутренней истории, определяемая ими как «просветление народного общинного начала началом общинным, церковным».

Славянофильство базируется на идеологии панславянизма. В основе их представления об особой судьбе России лежит идея об исключительности, особости славянства. Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.).

Евразийцы, в отличие от славянофилов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключительность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Россия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока.

Этот особый тип цивилизации они называли евразийским.

В евразийской концепции цивилизационного процесса особое место отводилось географическому фактору (природной среде) — «месторазвитию» народа. Эта среда, по их мнению, определяет особенности различных стран и народов, их самосознание и судьбу.

Россия занимает срединное пространство Азии и Европы, приблизительно очерчиваемое тремя великими равнинами: Восточно-Европейской, Западно-Сибирской и Туркестанской.

Обратите внимание

Эти громадные равнинные пространства, лишенные естественных резких географических рубежей, наложили отпечаток на историю России, способствовали созданию своеобразного культурного мира.

Значительная роль в аргументации евразийцев отводилась особенностям этногенеза русской нации.

Русский этнос формировался не только на основе славянского этноса, но под сильным влиянием тюркских и угрофинских племен.

Особо подчеркивалось влияние на российскую историю и русское самосознание восточного «туранского», преимущественно тюркско-татарского элемента, связанного с татаро-монгольским игом.

Методологические установки евразийцев в значительной мере разделял и видный российский мыслитель Н.А. Бердяев.

Одной из важнейших характеристик русской народной индивидуальности, по мнению Бердяева, является ее глубокая поляризованность и противоречивость. «Противоречивость и сложность русской души, отмечает он, может быть связана с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории: Восток и Запад.

Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролось два начала, восточное и западное» (Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX и начала XX века. В сб. «О России и русской философской культуре.

Философы русского послеоктябрьского зарубежья». — М., 1990. — С. 44).

Н.А. Бердяев считает, что существует соответствие между необъятностью, безграничностью русской земли и русской души. В душе русского народа есть такая же необъятность, безграничность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине. Русский народ, утверждает Бердяев, не был народом культуры, основанной на упорядоченных рациональных началах.

Важно

Он был народом откровений и вдохновений. Два противоположных начала легли в основание русской души: языческая дионистическая стихия и аскетически-монашеское православие.

Эта двойственость пронизывает все основные характеристики русского народа: деспотизм, гипертрофию государства и анархизм, вольность, жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость, обрядоверие и искание правды, индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм, национализм, самопохвальство и универсализм, всечеловечность, эсхатологически-мессионерскую религиозность и внешнее благочестие, искание Бога и воинствующее безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт. Эти противоречивые черты русского национального характера и предопределили, по мнению Бердяева, всю сложность и катаклизмы российской истории.

Следует отметить, что каждая из концепций, определяющих место России в мировой цивилизации, базируется на определенных исторических фактах.

Вместе с тем, в этих концепциях ясно просвечивает односторонняя идеологическая направленность. Нам не хотелось бы занимать такую же одностороннюю идеологизированную позицию.

Попытаемся дать объективный анализ хода исторического развития истории в контексте развития мировой цивилизации.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s20904t6.html

2. Место России в мировом сообществе цивилизаций

мировой исторический процесс россия

В эпоху Средневековья начинается вхождение в мировой исторический процесс сначала Руси, а затем и России.

Закономерно встает вопрос: к какому типу цивилизации ее можно отнести? До сих пор историки спорят, как соотносятся в истории России наследие восточной и западной цивилизаций? В какой мере самобытна цивилизация России? Историки, публицисты и общественные деятели дают ответ на эти вопросы с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего исторического развития России, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками http://protown.ru. Федеральный портал Protown.ru. История и эпохи развития человечества. Разд. 3. Место России в мировой цивилизации..

Так, в XIX—XX вв. была популярна позиции западников («европеисты») и славянофилов. Западники, яркими представителями которых были Белинский В.Г., Герцен А.И., Чернышевский Н.Г., полагавшие, что Россия развивалась в западном направлении, однако с определенным отставанием, предлагали рассматривать страну как составную часть Европы и, как следствие, неотъемлемый составной элемент западной цивилизации.

Совет

Надо отметить, что в пользу данной точки зрения свидетельствует ряд фактов из истории России, среди которых можно выделить религию, поскольку практически все население страны исповедовало христианство, как и население стран Запада, соответственно Россия придерживалась тех же ценностей, а также социальным и нравственным принципам.

Кроме того, реформы многих Российских правителей, таких как Петра I, Екатерина II, Александр II были устремлены на Запад.

Сторонники теории о восточном пути России полагали, что попытки правителей России приобщить ее к Западу являются закономерной и предсказуемой неудачей, не оставив при этом специфического следа в самосознании народа.

Сторонники данной теории утверждали, что Россия изначально была некой разновидностью восточной деспотии, приводя в пользу такой теории аргумент о цикличности истории развития России: за реформами следовали контрреформ.

Кроме того, доказывая данную теорию, ее сторонники ссылались на коллективистский характер российского народа, отсутствие в истории России традиций демократии, свободы личности, а также наличие жесткой иерархии общественно-политических отношений.

Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической» идеологии. Славянофилы, представителями которых были А.

С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И. Киреевский, идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры.

Исходный тезис учения славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. По мнению А. С. Хомякова, именно православие сформировало «то исконно русское качество, тот «русский дух», который создал русскую землю в ее бесконечном объеме» http://protown.ru.

Обратите внимание

Федеральный портал Protown.ru. История и эпохи развития человечества. Разд. 3. Место России в мировой цивилизации..

Основной мыслью, по мнению славянофилов, являлась идея соборности. Так называемая соборность проявляется во всех областях жизни русского человека. И именно соборность, по их мнению, есть важнейший элемент, отделяющий русское общество от западного.

Евразийская концепция, сторонниками которой были последователи славянофилов, акцентировала внимание на географическом факторе или «месторазвитие» народа. Данный фактор, по мнению сторонников данной теории, определил особенности стран, самосознание народов.

Россия оформилась в пространстве между Азией и Европой, среди великих равнин: Восточно-Европейской, Западно-Сибирской и Туркестанской, которые лишены естественных резких географических рубежей, что наложило специфический отпечаток на историю России и обусловило создание специфической цивилизации.

В обоснование своей позиции, евразийцы приводили особенности этногенеза Российского народа, который сформировался под большим влиянием тюркских и угрофинских племен, особенно подчеркивалось влияние на российский этнос татаро-монгольского ига.

В заключении важно отметить, что каждая из приведенных концепций, которые пытаются определить место России в мировой цивилизации, основываются на конкретных исторических фактах и, кроме того, отражают идеологическую направленность их авторов.

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/11202

Россия в условиях мировой цивилизации

В мировой истории Россия занимает особое место. Хотя и принято говорить, что она расположена в Европе и Азии и во многом впитала в себя характерное для стран этих районов, тем не менее надо иметь в виду, что ее история во многом носит самостоятельный характер.

Читайте также:  Попытки осуществления политической и экономических реформ (1953-1964)

В то же время нельзя отрицать и того неоспоримого факта, что Россия серьезно подверглась влиянию как Европы, так и Азии. Так же, как, в свою очередь, и страны этих районов испытали на себе влияние России. Иначе говоря, исторический процесс взаимосвязан и взаимообусловлен.

И тем не менее, каждая страна имеет свою особую историю, которая отличает ее от других стран. Сказанное имеет прямое отношение и к истории России.

Важно

Данный раздел не преследует цель раскрыть в широком историческом аспекте место России в современной цивилизации.

Его цель более скромная: показать отдельными штрихами, историческими параллелями то место, которое занимает Россия в мировой истории, ее особенности в историческом развитии по сравнению с другими странами.

В этих целях и делается экскурс в ее прошлое. С учетом этого мы стараемся осмыслить и ее сегодняшнее состояние.

Государственный строй любого общества представляет собой результат усилия многих поколений людей, продукт народного духа и национально-государственного сознания народа. Это особенно проявилось в становлении российской государственности. Стремление жить и действовать сообща проходит через всю историю России.

Мы видим эти черты в Новгородском вече, в подвигах Минина и Пожарского, в земских соборах во времена смуты, в общинном землепользовании и, наконец, в такой форме управления, как Советы народных депутатов. История России, ее государственности принципиально отличаются от истории Западной Европы.

Западная Европа, как известно, сформировалась в результате завоевания германскими племенами Римской империи. На ее развалинах был создан феодализм с его соответствующими государственными институтами. Начиная с IV—V веков н.э., Европа прошла путь от Римской империи к феодальной раздробленности и разобщенности.

Все это порождало такие явления, как клерикализм, религиозные войны, инквизиция, которых никогда не было в России. Россия развивалась на иной почве, иные принципы лежали в становлении ее государственности и ее гражданского общества.

Вследствие своего географического положения, находясь во враждебном окружении, подвергаясь нескончаемому напору кочевников, она медленно и верно шла от первоначального разобщения к единству.

Совет

В то время, когда Западная Европа (особенно это характерно для XVI века) являла собой пеструю картину противоборствующих феодальных княжеств, когда на всей ее территории свирепствовали религиозные войны, Россия уже была объединена в единое государство, в ней уже произошло в общих чертах становление нации, до чего Европе предстояло пройти еще долгий путь.

Геополитическое положение России не только уникально, оно поистине судьбоносно для нее.

Одна из важнейших особенностей этого положения в том, что Россия, занимая срединное положение между двумя цивилизациями — Востоком и Западом, — была единственным держателем как цивилизационного равновесия, так и мирового баланса сил.

Все это предопределяло в немалой степени развитие российской державности и сильной центральной власти. Необходимость последней подкреплялась и тем, что разноплеменное ее население было разбросано по огромной российской территории от Прибалтики и Черного моря до Тихого океана.

При слабой социальной и экономической общности оно могло сделаться единым народом благодаря сильному централизованному государству, без которого над ним постоянно висела бы угроза завоевания. Инстинкт самосохранения народа безошибочно вел его по единственному верному пути — пути создания сильного государства.

Начиная с XIV века, шло непрерывное расширение государственных границ — Московского княжества. Московского царства, а затем Российской империи — за счет территорий, населенных как единокровными славянскими народами, так и другими этносами.

Расширение территории, происходившее как мирным, так и немирным путем, подогревавшее конфронтационную атмосферу в отношениях с другими державами, требовало постоянного наращивания военного потенциала, что периодически создавало высокий уровень милитаризации страны.

Этот процесс проходил на протяжении более чем шести столетий, был неравномерным и сопровождался неудачами и отступлениями.

Обратите внимание

В течение многих столетий борьбы русский народ, живший в более тяжелых условиях, чем какой бы то ни было другой народ, создал не только сильное и жизнеспособное государство, но и уникальное, самобытное сообщество.1

Кризис, наблюдающийся в современной экономическое системе, имеет свои истоки еще в XIX веке, когда имели место бурное революционное движение пролетариата и распространение идей научного социализма, В связи с этим адекватное понимание процессов, происходящих в современной российской экономике, невозможно без осознания участия движений народничества, марксизма, либеральной и буржуазной интеллигенции, направлений социал-демократии в развитии причинно-следственной связи, приведшей экономику России к глубокому кризису.

Вся история России как самобытного, независимого^ великого государства говорит об одном: нелепа и абсурдна сама идея о ее вхождении в Европу. Она принадлежит к иному религиозно-культурному типу, она с самого начала своего возникновения становится полноправным членом мирового сообщества.

У России своя судьба, обусловленная всем ходом ее становления как исторической индивидуальности. Она всегда шла своим путем, впитывая в себя и чужеродные влияния, но не повторяя других. Она развивала свою собственную государственность, собственную культуру, она имела свои народные традиции, воплощенные в политическом и экономическом ее устройстве.

Именно в них сосредоточены дух народа, его история, его самобытность.

Попытки втянуть Россию в западную цивилизацию предпринимались в истории неоднократно. Все они в лучшем случае заканчивались внешними заимствованиями, обманчивыми поверхностными переменами.

Плоды западного развития, западной науки и техники, западной демократии на российской почве, совершенно иной по своей структуре, вместо ожидаемой пользы часто приносили вред и, не способствуя укреплению общественного и государственного организма, вели лишь к еще большему его расшатыванию, к бесплодным иллюзиям, пока инстинкт самосохранения не вынуждал вновь обратиться к родным испытанным средствам.

Мы это видим на примере преобразований Петра I. Петровская попытка европеизации, пройдя после его смерти через полосу безвременья, через вакханалию временщиков, растаскивавших и унижавших страну, завершилось через пятьдесят лет пугачевским бунтом, воочию выявившим существование глубокой пропасти между европеизированным дворянским царством и мужицким царством.

Запоздалые реформы Александра II, несшие в себе к тому же большой европейский заряд, вылились в десятилетия революционного брожения с их левым и правым террором, социальной нестабильностью, нарастающим озлоблением обездоленного народа и завершились через пятьдесят лет грандиозной революцией, которая смела и готовившую ее по европейским меркам интеллигенцию, и ненавистное ей самодержавие, и Православную церковь.

Важно

С одной стороны, Петром I была проделана колоссальная работа по высвобождению страны из плена обскурантизма, невежества и экономической отсталости.

Именно в его царствование в Россию стал проникать сперва тоненький, а потом все более мощный поток западных либеральных идей, которые с этого момента стали постоянными спутниками русского образованного общества.

Под их влиянием оно демократизировалось, постепенно меняя не только образ мыслей, но и сам образ жизни; совершался переход от первобытного барства к более цивилизованным формам бытия. Но новые идеалы ложились на совершенно не подготовленную для них почву — все более усиливающуюся крепостную зависимость основной массы население.

Разрыв между верхами и низами, между интеллигенцией и народом характерен для любого общества. Однако в России этот разрыв оказался особенно большим. В то время как образованная часть населения развивалась весьма интенсивно и в каких-то областях даже перегнала своих западных коллег, задавленные неволей народные массы в целом менялись крайне медленно.

В результате те идеи, которыми питалось просвещенное сословие, практически не доходили до нижних ступеней общественной пирамиды. Это всегда несет с собой серьезную опасность. Если слои населения разделяет пропасть непонимания, то это таит в себе потенциальную угрозу миру и согласию, включая возможность возникновения гражданской войны.

На протяжении своей истории Россия пережила несколько кризисов такого общественного непонимания.

Первый из них ознаменовался восстанием декабристов. Программа дворян-реформаторов не могла быть понята крестьянами, чьими освободителями решили стать первые русские революционеры.

Вторым проявлением глубокого кризиса общественного непонимания стало движение народников, их знаменитое хождение в народ и реакция на это крестьян, которые сдавали полиции явившихся к ним на помощь революционных активистов.

Третьим, и трагическим кризисом, стали события 1905—1917 годов.

Совет

Для этого кризиса характерны, с одной стороны, зрелость буржуазно-демократических партий в формулировании и отстаивании демократических идей при полной неспособности претворить свои идеалы в жизнь, с другой — возникновение у народных масс собственной идеологии и собственного мировоззрения, а потому и более сознательное отторжение этих программных установок.

Еще одна ипостась миссии России: связывать Запад и Восток в единое цивилизованное пространство.

Последующее продвижение России в Восточную Европу, на Кавказ, в Северную Америку и, наконец, в Среднюю Азию часто называют имперской экспансией, хотя вряд ли с этой оценкой можно согласиться. Имперский период развития любого государства не может характеризоваться только лишь черно-белыми категориями. И объективная роль России здесь была ролью собирательницы континентальной Евразии.

В 1812 году вновь проявилась миссия России как буфера Европы. Как шестью веками раньше монголы, так и армия Наполеона завязла в России, и французская экспансия была погашена Россией.

К концу XIX века обозначилось новое явление: Россия стала одним из центров мировой культуры. Мир вознес на пьедестал Толстого, Достоевского, Чехова, Тургенева, Гоголя, Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова. Россия становится мировой культурной державой.

Важные изменения произошли в конце XIX — начале XX вв. и в политической истории России. Россия вступила в эру большевизма. Занесенные в Россию семена марксизма нашли здесь идеальную почву.

И если иметь в виду середину XX века, то Россия становится спасителем Европы и мировой цивилизации, остановив варварское нашествие Гитлера.

Сегодня независимая российская держава есть один из краеугольных камней в фундаменте мировой цивилизации. И ее внутренняя стабильность, экономическая и политическая мощь являются залогом стабильности в мировом балансе сил, фактором, существенно влияющим на развитие современного миропорядка.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s7304t4.html

ТОГУ: Кафедра Истории Отечества, Государства и Права

БИБЛИОТЕКА ЭЛЕКТРОННЫХ РЕСУРСОВ КАФЕДРЫ ПО ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ   │титульный│оглавление│
§ 1. МЕСТО РОССИИ СРЕДИ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ Составитель: С.А. Кириллова

В течение большей части ХХ столетия в отечественной исторической науке господствовал так называемый формационный подход. Соответственно и место России во всемирной истории определялось с точки зрения принадлежности ее к одной из общественно-экономических формаций. В последнее время активно стал применяться иной подход – цивилизационный. Наука о цивилизациях является на сегодня одним из признанных и влиятельных направлений общественной мысли. В ее развитие внесли свой вклад многие видные представители общественно-гуманитарных наук: Н. Данилевский, М. Вебер, О. Шпенглер, П. Сорокин, А. Тойнби и др. Оба подхода не исключают друг друга, поскольку высвечивают разные стороны всемирно-исторического процесса. Понятие формация отображает его временной срез, это понятие стадиальное, а не региональное (в одном регионе может смениться несколько формаций, общества разных регионов в одно и то же время могут принадлежать к одной формации). Понятие цивилизация может нести в себе временной аспект, но только в рамках региона (в таком-то регионе одна цивилизация может сменить другую); главным же образом это понятие отображает пространственный срез истории (в разных регионах – разные цивилизации). В рамках одной формации могут существовать одновременно несколько цивилизаций, с другой стороны, одна цивилизация может пройти несколько формационных стадий. Кроме того, между понятиями формация и цивилизация существует другое фундаментальное отличие – в сфере общественного бытия. Понятие формация отображает в первую очередь социально-экономический строй общества (культурные явления никогда не поддавались попыткам втиснуть их в формационное деление), в то время как цивилизация – главным образом историко-культурный феномен. Как в современных исследовательских трудах, так и в публицистике постоянно присутствуют термины «русская цивилизация» и «российская цивилизация». Однако не исчезли из употребления и термины формационного порядка «русский феодализм», «российский капитализм». Чтобы определить место российского исторического процесса в мировой истории, необходимо, прежде всего, уточнить принципы выделения цивилизаций и формаций и их взаимоотношение. В так называемую пяти-членную схему формационного развития человечества – первобытнообщинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, коммунизм – всемирная история не вписывается. Во-первых, выявилась значительная специфика так называемых восточных обществ в сравнении с европейскими (теория формаций была сформулирована К. Марксом как обобщение исторического пути Европы). Если в истории Европы важной гранью является середина первого тысячелетия нашей эры (гибель Римской империи, Великое переселение народов, формирование средневековых государств), то на Востоке такого рубежа не обнаруживается. Во-вторых, выяснилось, что рабский труд не был основой производства в античном обществе. По вопросу о том, какие цивилизации могут быть в истории человечества, в науке нет единого мнения. Во многом это связано с укоренившейся традицией в классификации цивилизаций. Признается необходимость многоуровневого подхода. Понятие цивилизация применяется как всемирная цивилизация, континентальная, региональная, национальная, локальная. Мы примем следующее определение цивилизации. Цивилизация – это «социокультурная общность, формируемая на основе универсальных, то есть сверхлокальных ценностей, получающих выражение в мировых религиях, системах морали, права, искусства. Эти ценности сочетаются с обширным комплексом практических и духовных знаний». В составе мирового сообщества на каждом данном этапе его развития можно выделить целый ряд цивилизаций (П. Сорокин называл их также «культурными суперсистемами»), которые функционируют как реальное единство. Они не обязательно совпадают с государством, нацией или другой социальной группой. Обычно границы цивилизации перекрывают географические границы национальных, политических или религиозных единиц. В общем и целом каждая из цивилизаций сохраняет свою самобытность, свою самотождественность вопреки изменениям, касающимся отдельных сторон ее жизни. Изменения внутри цивилизации происходят в соответствии с собственными законами, присущими каждой цивилизации, при поддержании единства всех ее существенных частей. Внешние воздействия ускоряют или замедляют, облегчают или затрудняют раскрытие внутреннего потенциала цивилизации. Общие тенденции мирового развития находят в составе каждой цивилизации свое особенное преломление и реализуются в специфической для данной цивилизации форме. Общепринято деление локальных цивилизаций на два главных типа: западные и восточные цивилизации. Исторические корни западных цивилизаций в античности, христианстве, индивидуализме и демократических традициях. К этому типу относится подавляющая часть развитых стран, при всех отличиях в их историческом пути, культуре, менталитете. Другой тип – восточные цивилизации, культурно-психологические устои которых сформировались под влиянием мусульманства, буддизма и других восточных религий, азиатского способа производства, сильной роли государства, преобладания коллективистских и бюрократических начал над правами личности; к этому типы относится большинство государств Азии, Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. К какому же типу отнести Россию? В какой мере самобытна цивилизация России? Ответы на эти вопросы давались историками, публицистами, общественными деятелями с высоты своего времени, с учетом всего предшествующего развития России, а также в соответствии со своими идейно-политическими установками. В историографии и публицистике XIX–XX вв. полярное решение этих вопросов нашло свое отражение в позиции западников и славянофилов. Западники или «европеисты» (В.Г. Белинский, Т.Н. Грановский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др.) предложили рассматривать Россию как составную часть Европы и, следовательно, в качестве неотъемлемого составного элемента западной цивилизации. В пользу такой точки зрения говорят многие характеристики Российской истории. Абсолютное большинство населения России исповедует христианство и, таким образом, привержено тем ценностям и социально-психологическим установкам, которые лежат в основе западной цивилизации. Реформаторская деятельность многих государственных деятелей князя Владимира, Петра I, Екатерины II, Александра II направлена на включение России в западную цивилизацию. Таким образом, европеисты идеализировали Запад, видели дорогу России к ее совершенству в подражании, в дорастании до Запада. Но наиболее крупным течением в исторической и общественной мысли России является идейно-теоретическое течение, отстаивающее идею самобытности России. Сторонниками этой идеи являются славянофилы, евразийцы и многие другие представители так называемой «патриотической идеологии». Славянофилы (А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ф.Ф. Самарин, И.И. Киреевский и др.) идею самобытности российской истории связывали с исключительно своеобразным путем развития России, и, следовательно, с исключительным своеобразием русской культуры. Исходный тезис славянофилов состоит в утверждении решающей роли православия для становления и развития русской цивилизации. Воспитание ею в народе глубокой религиозности, духа любви и сострадания (вместо царящих на Западе культа собственности и наживы), освещение союза самодержавного монарха со своими подданными создавало гарантию славного будущего нашего отечества. Русской цивилизации присуща высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении и коллективистское, общинное устройство социальной жизни. В борьбе против интеллектуальной и духовной экспансии Запада славянофилы искали естественных союзников в других славянских народах (в первую очередь исповедующих православие), что питало их идеи объединения всех славян, создания конфедерации славянских государств. И славянофилы, и западники признавали отличие России от Запада, но славянофилы в отличие от западников не считали Запад высшим достижением мировой истории. Но проблема состояла не в том, был или не был Запад идеалом, а в том, как, насколько, в каком направлении он воздействовал на Россию. Простое признание России ветвью Запада западниками было также неверно, как и огульно критическое отношение славянофилов к достижениям Запада, что неизменно приводило их к проигрышу с западниками. Если западники могли назвать имена, изобретения, указать на книги, то славянофилы в качестве аргумента выдвигали утверждение о превосходстве российской специфичности: религиозной духовности, народности и соборности, но не всегда могли убедительно указать на конкретные проявления этих свойств. Однако была и точка соприкосновения обоих идейных лагерей. Так, для западников Россия была «лишь на круг ниже Европы в движении по той же эволюционной лестнице». Славянофилы же соглашались с тем, что «Россия является тем, чем Европа раньше была». Другим важнейшим направлением, отстаивающим идею самобытности России, является евразийство (П.А. Карсавин, И.С. Трубецкой, Г.В. Флоровский и др.). Годом рождения евразийства принято считать 1921-й, когда четверо молодых русских интеллигентов: Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, П.П. Сувчинский и Г.В. Флоровский – выпустили в Софии коллективный труд под названием «Исход к Востоку». В 20–30-е гг. евразийство стало заметным интеллектуальным явлением и привлекло много сторонников из числа русских эмигрантов в Европе. Евразийцы, в отличие от славянофилов, настаивали на исключительности России и русского этноса. Эта исключительность, по их мнению, определялась синтетическим характером русского этноса. Россия представляет собой особый тип цивилизации, который отличается как от Запада, так и Востока. Этот особый тип цивилизации они назвали евразийским. В их концепции отчетливо выражена мысль, что Россия представляет собой особый природно-культурный мир, определяемый, прежде всего, своеобразием географического положения. Он соединен в единое целое природно-ландшафтными особенностями территории, а также этнокультурными особенностями народов, издавна населяющих эту территорию. Россия ни в каком смысле не является ни только Европой, ни только Азией. Россия есть Евразия. Одной из коренных идей евразийского учения является идея о «сокровенном сродстве душ» народов, населяющих Евразийский материк, то есть Россию. Из этой идеи прямо следовал вывод, что все российские народы обречены самой судьбой навеки жить вместе в рамках единого государства. Заслуга этой концепции и в том, что в ее рамках азиатские элементы российской культуры и Азии в целом решительным образом перестают рассматриваться в качестве того, что выступает синонимом отсталости и варварства. Отождествление прогресса и цивилизованности с Европой (Западом), а отсталости и варварства – с Азией было свойственно большинству направлений русской дореволюционной мысли. При всех достоинствах евразийской концепции следует отметить, что вызывает большие сомнения само определение России как Евразии. Термин «Евразия», с присущей ему двусмысленной «гибридностью», способен не только прояснить, но и затемнить суть российской цивилизации. Европейские и азиатские начала, конечно, присутствуют в составе российской цивилизации. Но вся суть в том, что европейское и азиатское внутри России далеко не то же самое, что вне ее. Внутри России они приобретают иной вид, специфическую российскую окраску. Важно не только то, что Россия является частью Европы и Азии, но и то, что она не является ни Европой, ни Азией, взятыми в их чистом виде. Россия есть нечто третье. Образ жизни и мыслей в России никогда не был и в обозримом будущем не будет ни чисто европейским, ни чисто азиатским, ни простой суммой двух начал. Психологическая структура россиянина, независимо от его этнической и иной принадлежности, никогда полностью не совпадет с психологической структурой европейца или представителя какого-либо из азиатских регионов, например, Ближнего Востока, Китая, Индии или Японии. Политическая и экономическая система России никогда не была и не будет целиком идентична ни одной из политических и экономических систем Европы или Азии. А что говорить о природно-географических и климатических условиях, об очертании территории, местоположении и многом другом, что присуще России и не присуще в данном сочетании никакой другой стране. Не подвергают сомнению понимание России как самостоятельной цивилизации зарубежные авторы независимо от своего отношения к России – положительного или отрицательного. Ей отводят роль значительного и самостоятельного фактора мировой жизни. Известный исследователь М. Лернер подчеркивает основные заслуги Шпенглера и Тойнби. Он пишет: «… они упорно отстаивали тезис о том, что великие цивилизации мировой истории – Западная Европа, Россия, исламский регион, Индия, Китай или Америка… – каждая из них имеет свою личную судьбу, свою собственную жизнь и смерть, у каждой есть свое сердце, своя воля и свой характер». Многие современные отечественные исследователи также считают Россию самостоятельной цивилизацией. Например, А.С. Панарин отмечает: «Россия – не этническое «государство русских», а особая цивилизация, обладающая своими суперэтническим потенциалом и соответствующим набором геополитических идей». Другой известный российский ученый Ю.В. Яковец относит Россию с Украиной и Белоруссией к самостоятельной локальной цивилизации со своей самобытной исторической судьбой, экономическим и культурным пространством, менталитетом. По месту проживания основной части населения, историческим корням, православно-христианской религии, культуре эта локальная цивилизация принадлежит к Европе, ближе к западническому типу. Иной точки зрения придерживается Л.И. Семенникова, которая полагает, что Россия не является самостоятельной цивилизацией и не относится ни к одному из типов цивилизаций в чистом виде. Один из ее аргументов состоит в том, что «множество народов с разной цивилизационной ориентацией, входящих в состав государства… превращало Россию в неоднородное, сегментарное общество». Народы России «исповедуют ценности, которые не способны к сращиванию, синтезу, интеграции… Татаро-мусульманские, монголо-ламаистские, православные, католические, протестантские, языческие и другие ценности нельзя свести воедино… Россия не имеет социокультурного единства, целостности». Однако подобные аргументы не выдерживают критики со стороны современной теории цивилизаций, согласно которой локальная цивилизация в большинстве случаев не является «монолитом»: в ее состав входят народы и индивиды с различными ценностными ориентациями, возникшими на основе множества религиозных направлений. Этот тезис особенно ярко подтверждается на примере цивилизаций современности. Ни одна из современных цивилизаций не является моноконфессионной и моноэтнической.

Читайте также:  Героическая оборона крепости порт-артур

Сегодня, строя новую Россию, жизненно важно не потерять уважения, любви к Отечеству, которое имеет тысячелетнюю историю. За 500 лет деятельных контактов России с Западом проявили себя схемы сближения с Европой, идеи сближения с Востоком – евразийство, принципы общеатлантического объединения. Выбор России будет зависеть от типа избранной ею модернизации, от степени активности и позиции интеллигенции, от позиции внешнего мира, но, прежде всего, от национального самосознания.

Источник: http://old09403.khstu.ru/studentsbooks/othistory/otucheb/posobie/v_1.htm

Роль и место России в истории мировых цивилизаций. | Шпаргалки.ру —

Роль и место России в истории мировых цивилизаций.

Тема «российская цивилизация» (её особенности, идентичность) явля­ется одной из основных в современной отечественной исторической науке. Исследователи стремятся осмыслить прошлое и настоящее нашей страны прежде всего опираясь на цивилизационный подход. Остановимся на неко­торых наиболее чётко выраженных позициях.

  

Крайней является точка зрения Л.И. Семенниковой, согласно которой Россия — это конгломерат различных цивилизаций . Она признает сущест­вование «русской цивилизации», фундамент которой сложился в период Московского государства (XV — XVI вв.

) на основе синтеза различных традиций: древнерусской, византийской, мусульманской, классически вос­точной, однако отрицает существование цивилизационнои целостности России.

Российская империя, по её мнению, являлась «сегментарным об­ществом», в состав которого входило множество народов с различной ци­вилизационной ориентацией (православно-христианской, западно­европейской, мусульманской, буддийской и др.).

Обратите внимание

Устойчивость этого обра­зования «обеспечивалась за счет мощного государства и доминирования русского народа в унитарной общественной системе». Эволюция западных (Финляндия, Польша, Прибалтика) и восточных (Средняя Азия) регионов Российской империи могла идти по нескольким направлениям, что и ска­залось на их цивилизационной ориентации при распаде цивилизационного целого в 1917 и 1991 годы.

В своё время Н.А. Бердяев, характеризуя влияние «восточного и за­падного потоков истории» на российское общество, говорил об их «столк­новении и противоборстве», а отнюдь не об интегрированности и синтезе. Именно эта противоречивость влияний ведет к «поляризованности русской души», к культурному расколу, к резким перепадам во внутренней и внеш­ней политике государства. В 1937г. Н.А.

Читайте также:  Культура белоруссии в xix веке

Бердяев писал: «Историческая судьба русского народа была несчастной и страдальческой, и развивался он катастрофическим темпом, через прерывность и изменение типа циви­лизаций» . По его мнению, в русской истории нельзя найти органического единства, философ насчитывал «пять различных России»: Киевскую, та­тарского периода, Московскую, Петровскую, императорскую и, наконец, новую советскую.

Современный отечественный историк А.С. Ахиезер развивает тему конфликта, раскола российского общества». Занимая промежуточное по­ложение между Востоком и Западом, Россия развила неорганичность, не­устойчивость своего цивилизационного положения.

Это проявляется в раз­личных формах дезорганизации общественной жизни, которая, по мысли исследователя, постепенно стала традицией России. Так, под влиянием дезорганизации наше общество четыре раза в истории распадалось: погиб­ла Киевская Русь, государство разрушилось в так называемое Смутное время начала XVII в.

, распалось в 1917 г. ив 1991г. В стране периодиче­ски поднимались народные восстания.

Одним из мягких вариантов концепции «недоцивилизованности» Рос­сии является позиция Б.С. Ерасова . По его мнению, недостаточная сте­пень интеграции и развитости различных культур определяла ведущую роль государства (империи) в обеспечении единства и функциональной со­стоятельности России.

Государство в России выступает как «заменитель» цивилизации, компенсируя недостатки цивилизационно-неполноценного организма.

«Смешение, переплетение и наложение не только противоречи­вых, но и взаимоисключающих ориентации пронизывало всю культурную жизнь России, раздирая её не только по сословиям и классам, но и субкультурам и по крайним ориентациям — между нигилизмом и апокалипси­сом, «двумя культурами», «белыми» и «красными» и т.д.» •

Особенно катастрофические формы, считает Б.С. Ерасов, разрыв при­нял в России в XX в. в условиях модернизации.

Важно

Социальные катаклизмы, сопровождавшие переход к новым общественным отношениям, происхо­дили во многих странах, но у нас они приняли наиболее радикальный и длительный характер, даже по сравнению с крайностями азиатских рево­люций. Главную причину автор, как и А.С.

Ахиезер, видит в отсутствии в российском обществе устойчивых механизмов социальной регуляции, ко­торые могли бы обеспечить хотя бы относительные стабильность, единст­во и преемственность в развитии общества.

Помимо указанных в российской общественной мысли существуют две наиболее чётко выралсеыные точки зрения, оформившиеся ещё в XIX веке.

В 1840-е годы русская мысль разделилась на два потока. И разделение это произошло по вопросу о самобытности России. Формируются два больших мировоззренческих лагеря — «западники» и «славянофилы».

Кружок «западников» сложился около 1840 г. вокруг профессора Мо­сковского университета Т.Н. Грановского. В него вошли А.И. Герцен, В.Г. Белинский, К. Д. Кавелин, В.П. Боткин, М.А. Бакунин и другие.

«Западники» впервые открыто заявили о том, что Россия — это часть общей европейской цивилизации, и потому Запад и Россия должны разви­ваться по одним и тем же экономическим, социальным и политическим за­конам. Поэтому «западники» решительно отвергали любые рассуждения об особом пути развития России.

Основой западничества является идея «прогресса» в том виде, как она была сформулирована западно-европейской мыслью XVIII века. Человече­ство, по мнению «западников», развивается (от низшего к высшему, от простого к сложному) по единым для всех народов законам, они неизбеж­но проходят одни и те же ступени развития. На вершине этой лестницы находится Западная Европа.

По их мнению, вплоть до начала XVIII в. Россия находилась в стороне от всемирно-исторического развития. Вступление её в этот процесс «за­падники» связывали с реформами Петра I, приобщившими Россию к евро­пейской цивилизации.

Однако отставание России от Запада продолжало сохраняться.

По убеждению «западников», для того, чтобы его преодолеть, необходимо было способствовать распространению европейского просве­щения и проведению европейских реформ в России.

Совет

Именно «западники» впервые открыто отказались от традиционного для России духовного наследия православия.

Поэтому деятельность западнического кружка положила начало появлению в России либерализма как особого политического течения, оппозиционного властям и отстаивающего необходимость проведения в России либерально-буржуазных преобразо­ваний по западному образцу. Из западничества же выросла и вся будущая российская революционная демократия, проповедовавшая социализм.

Идеи западников нашли широкое распространение в XX веке. Совет­ская историография отечественной истории базировалась исключительно на западной концепции.

Вариантом западничества является теория модернизационных эшело­нов развития, согласно которой Россия по тем или иным причинам отстает от западных стран. Периодически предпринимаются попытки ликвидиро­вать или хотя бы сократить это отставание.

Именно в таком ключе тракту­ются все крупные реформаторские преобразования различных эпох в исто­рии нашего государства. При этом подчеркивается их незавершенность, половинчатость.

Следствием указанного подхода является стремление по­стоянно соотносить уровни социально-экономического, политического развития России и стран Запада, фиксируя российские несоответствия за­падному «стандарту» и рассматривая их как отклонения от общецивилиза-ционного пути развития.

Привлекательность европейской цивилизационной принадлежности России, на первый взгляд, очевидна. Уровень и определенные черты об­раза жизни, сложившиеся в Западной Европе, являются притягательными для части россиян (и не только россиян).

Этот взгляд на исторический путь России, как отмечал русский мыслитель второй половины XIX в. Н.Я.

Обратите внимание

Данилевский, «признает бесконечное во всём превосходство европей­ского перед русским и непоколебимо верует в единую спасительную евро­пейскую цивилизацию; всякую мысль о возможности иной цивилизации считает даже нелепым мечтанием…

Под таким внешним политическим патриотизмом кроется горькое сомнение в самом себе, кроется сознание жалкого банкротства. Он как бы говорит себе: я ничего не стою; в меня на­добно вложить силу и вдунуть дух извне, с Запада; …авось выйдет что-нибудь вылепленное по той форме, которая одна достойна человечества, которая исчерпывает все его содержание» .

Рассматривая этот вопрос, не следует забывать, что сама западная ци­вилизация формировалась без России и является исторической ступенью эволюции германо-романской цивилизации, возникшей географически в той части Европы, которую принято называть Западной.

Позиции современных западников подвергаются сегодня острой кри­тике, подчеркивается главный недостаток данного подхода — игнорирова­ние своеобразия российского общества.

Достаточно влиятельным является подход, утверждающий самобыт­ность России. Первой теорией этого направления можно считать концеп­цию, созданную в XV веке и вошедшую в историю под названием «Москва — третий Рим». Её автор — монах (или настоятель) Псковского Елеазарова монастыря Филофей (ок. 1465 — 1542), изложивший свои идеи в посланиях великому князю Василию III Ивановичу.

В этих посланиях обосновывалось учение о России, как «Третьем Ри­ме», позднее названное теорией «Москва — Третий Рим». «Третий Рим» -это последнее воплощение мистического странствующего христианского царства.

(По мнению Филофея Рим языческий обожествил самого себя в лице кесаря и пал под ударами варваров в 476 году. Второй Рим — Визан­тия, пошёл на согласие с католиками и пал под ударами мусульман в 1453 году.

В религиозно-политическом смысле на Московскую Русь возлагалась величайшая историческая ответственность — она после падения Констан­тинополя стала единственным защитником православия от военно-политического и религиозного натиска и с Запада и с Востока.

Старец Фи­лофей не связывал идею «Третьего Рима» только с Москвой, как это про­изошло позднее. «Третий Рим» — это и всё Русское царство, и Русская Цер­ковь, наследница единой апостольской Церкви первых восьми веков её существования.

Важно

Филофей пришел к выводу, что суверенное Московское государство самим Богом избрано для утверждения авторитета православной религии.

Православие, по мнению Филофея, единственно правильная вера, обеспе­чивающая человеку путь к спасению, а государству — к процветанию. По­этому представляется верным положение немецкого исследователя Л.

Люкса о том, что «теория Третьего Рима должна была вдохновить мос­ковских царей не на покорение мира, а на защиту чистоты и внутренней силы православия» .

Следует отметить, что идеи посланий в целом не были новыми, они уже носились в воздухе, и Филофей лишь сумел чётко сформулировать на­правление умов своей эпохи.

Идейными наследниками воззрений Филофея стали славянофилы. Славянофильская концепция истории России возникла на рубеже 30-х и 40-х годов XIX века. Ещё А.С. Пушкин в начале 30-х годов писал: «Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европой, … история её тре­бует другой мысли, другой формулы».

Славянофилы отстаивали идею национальной самобытности России. Основателями славянофильства считаются А.С. Хомяков и И.В. Киреевский. В славянофильский кружок также входили: П.В. Киреевский, К.С.

Аксаков, И.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А.И. КошеА.И. Кошелев, Д.А. Валуев, В.А. Панов, Ф.В. Чижов, А.Н. Попов и другие. К славянофилам были близки В.И. Даль, А.Н. Островский, А.А. Григорьев, Ф.И. Тютчев.

Славянофилы считали, что правильное развитие России возможно лишь по пути, отличному от европейского. В основе его должны были ле­жать общинное устройство и православие (как единственно истинное на­правление в христианстве). А.С. Хомяков первым сформулировал понятие «соборности», ставшее впоследствии одним из краеугольных камней рус­ской философской мысли.

Совет

По убеждению славянофилов, русский человек в отличие от западного не был заражен индивидуализмом и стяжательством.

Поэтому в будущем России предстояло воплотить в жизнь идеал общества, основанного на со­лидарности и христианском братстве.

Для достижения этого идеала необ­ходимо было восстановить социально-культурное единство русского наро­да, нарушенное реформами Петра I, и вернуть Россию на путь её самобыт­ного развития.

Славянофилы опасались, что дальнейшее бездумное копирование ис­торического опыта Запада, насаждение выработанных в иных условиях правил общественного устройства, культуры и быта будут иметь катаст­рофические последствия для Отечества. К.С. Аксаков выразил эту мысль

так: «Опасность для России одна: если она перестанет быть Россиею» .

Славянофилы заявили о том, что Россия — это отдельная, самобытная

цивилизация, которая должна искать собственные пути в мировой истории.

Последнее десятилетие развития общественной мысли привело к оформлению различных концептуальных моделей (применительно к рос­сийской истории). Разнообразие точек зрения можно свести к двум основ­ным подходам.

В первом случае, образ России противопоставляется идеалу цивилиза­ции, Россия лишается цивилизационной целостности (или полноценности) и превращается в «конгломерат цивилизаций», «неоднородное сегментар­ное общество», «расколотое общество» (Б.С. Ерасов, И.Г. Яковенко, Л.И. Семенникова, А.С. Ахиезер и др.).

Во втором, идеям цивилизационной недоразвитости и «межцивилиза-ционности» России противостоит концепция, в рамках которой Россия рассматривается как локальная цивилизация.

Среди сторонников цивилизационного подхода, разделяющих пред­ставление о самобытности России существует несколько точек зрения. Одни видят в ней центр православной или же славянской цивилизации, тем самым «втягивая» в её цивилизационную орбиту государства с преимуще­ственно славянским населением.

Обратите внимание

В истории XX века концепция находит некоторое подтверждение: все славянские государства после Второй миро­вой войны вошли в сферу влияния СССР.

Другие, видимо, учитывая мно­гонациональный состав населения России, действующий на протяжении всей её истории особый механизм межэтнического взаимодействия, выде­ляют особую российскую цивилизацию .

2. Факторы специфики России

Особенности российской цивилизации определяются следующими факторами:

—          геополитическим,

—          природно-климатическим,

—          социогосударственным,

—          этническим,

— религиозным (конфессиональным).

Источник: http://shpargalki.ru/news/5962.html

Ссылка на основную публикацию