Керченско-феодосийская десантная операция (25 декабря 41 г – 2 января 42)

Керченско-Феодосийская десантная операция

Во все книги об истории Великой Отечественной войны вошли статьи о беспримерной Керченско-Феодосийской десантной операции, осуществлённой войсками Закавказского (в период боёв десантных сил — уже Кавказского) фронта, силами Черноморского флота и Азовской военной флотилии в период с 25 декабря 1941-го по 2 января 1942 года.

На захваченном плацдарме, а это весь Керченский полуостров, в дальнейшем были развёрнуты войска Крымского фронта. Оттянуты значительные силы противника от Севастополя, сорван немецкий план захвата Тамани и продвижения на Кавказ.

Много воинов остались лежать в братских могилах по всему Керченскому полуострову и феодосийскому предместью.

Многие прошли эту суровую школу — восемь дивизий и две бригады общей численностью 62 тысячи человек, более 20 тысяч военных моряков. Сейчас участников десанта едва наберётся несколько сотен человек. На их воспоминаниях, а также рассказах очевидцев тех героических и трагических дней основаны эти записки.

Я посетил многие населённые пункты, упоминаемые в сводках о десанте, положил букеты из степного кермека на могилы десантников.

Случайно пару лет назад мне попались неопубликованные рукописи известного в Кировском районе журналиста Сергея Ивановича Титова. Он собрал воспоминания участников ещё в конце 60-х, но опубликовать почему-то не смог.

Поэтому пользуюсь материалами публициста, увы, покинувшего этот мир. Из рукописи: «Ночью 29 декабря, в 3.48, по приказу капитана I ранга Басистого крейсеры „Красный Кавказ“, „Красный Крым“, эсминцы „Шаумян“, „Незаможник“ и „Железняков“ открыли по Феодосии и станции Сарыголь десятиминутный артиллерийский огонь.

Обратите внимание

С ними от Новороссийска шли транспорт „Кубань“ и 12 катеров. Погода была штормовая, 5-6 баллов, мороз. По пути подорвался на мине эсминец „Способный“, погибло около 200 человек и вся связь полка.

Немцы в Феодосии встречали рождественские праздники и не ждали десанта, тем более в такой шторм. И тут под прикрытием артогня прямо в порт прорвались катера-охотники под командованием капитан-лейтенанта Иванова и стали высаживать штурмовой отряд в 300 человек.

Отрядом командовали старший лейтенант Айдинов и политрук Пономарёв. За ним в порт вошли эсминцы. Крейсер „Красный Кавказ“ пришвартовался прямо к молу, а „Красный Крым“ стал на рейде и разгружался с помощью разных плавсредств под бешеным огнём опомнившихся немцев…

Крейсер Красный Кавказ

Крейсер Красный Крым
С рассветом потянул холодный северо-восточный ветер, началась метель. Но авиация немцев провела бомбёжку порта и штурмующих. Однако было поздно, высадившиеся группы закрепились. Корректировщик огня старшина I статьи Лукьян Бовт был уже на берегу, и очаги сопротивления фашистов быстро подавлялись с кораблей. У железнодорожного моста немцы сосредоточили два орудия, пулемёты. Но их стремительной атакой взял взвод лейтенанта Алякина, причём помог краснофлотцам мальчик Мишка. Он провёл взвод дворами санаториев в обход немецкой позиции. Увы, фамилии отважного паренька никто не запомнил… К полудню предпоследнего дня 1941 года вся Феодосия была освобождена, и наступление пошло в северо-восточном направлении. К исходу первого дня была захвачена и станция Сарыголь. Тут не обошлось без сильных потерь, убиты политруки Штаркман и Марченко, командир роты Полубояров, офицеры Вахлаков и Карлюк».

«44-я армия под командованием генерал-майора А. Н. Первушина высадилась вслед за штурмовыми группами и развила успех военных моряков. Но флот понёс потери: потоплены в порту во время разгрузки „Жан Жорес“, „Ташкент“, „Красногвардейск“, получили повреждения „Курск“, „Дмитров“. Однако корабли и транспорты доставили на плацдарм более 23 тысяч бойцов, более 330 орудий и миномётов, 34 танка, сотни автомашин, много других грузов».

Транспортное судно «Жан Жорес»
«Карагоз и Изюмовка были взяты легко, однако немецкий мотополк и румынская кавалерийская бригада выбили наших на высоты к северу. А 31 декабря потеплело…».

«15 января немцы начали общее наступление превосходящих сил. По всей линии выдвижения советских войск наносился страшный удар — с земли, с воздуха. А наши не закрепились, не смогли вгрызться в мёрзлую землю… И тут фашистские самолёты десятками, волна за волной…

Попаданием бомбы в штаб 44-й армии командарм Первушин был ранен, убит член военного совета бригадный комиссар А. Т. Комиссаров, контужен начштаба С. Рождественский… Затяжной бой ночью 15 января и весь день 16…

Немцы своими четырьмя дивизиями и румынской бригадой прорвали оборону нашей 236-й стрелковой дивизии и устремились к городу. 17 января пришлось оставить Феодосию и отойти на Ак-Монай».

«Всего в Керченско-Феодосийской десантной операции участвовало 42 тысячи человек, 2 тысячи лошадей. Пушки, танки, автомашины — сотнями перебрасывались. Десятки кораблей и судов осуществляли эти переброски…». Такие вот записи, скорее всего по воспоминаниям очевидцев. Нет только упоминаний о времени после десанта, со 2 по 15 января. Но нельзя думать, что это был период затишья. Бои велись ожесточённые… Правда, уже на Ак-Монае… Керченско-Феодосийская десантная операция была первой и, наверное, крупнейшей в истории отечественной морской пехоты. Штурм Феодосии с моря изучается на спецкурсах американских «меринс» — морпехов. Это факты известные, но с операцией связано множество других, подчас забытых или доселе не опубликованных. Например, ветераны меня уведомили: стремительным штурмом с моря в Феодосии были захвачены полевая комендатура, гестапо и фельдсвязь. Изъято множество секретных документов, в том числе так называемая «Зелёная папка» Геринга. Бумаги из неё потом фигурировали на Нюрнбергском процессе и изобличали оккупантов и их режим. В них шла речь о работе гестапо, это были и положения о концлагерях.

Но ещё интереснее факты из жизни людей. Отдельно надо рассказать о командире штурмового отряда. Аркадий Фёдорович Айдинов родился в 1898 году в Армавире, по национальности — армянин.

С 1920 года участвовал в гражданской войне, а после одним из первых освоил диковинную тогда профессию газосварщика. Работал в 1-м московском автопарке. Энтузиаст сварочного дела, Аркадий был талантливым наставником, вырастил целый коллектив газосварщиков.

Вместе с учениками он собрал броневик! Активный осоавиахимовец Айдинов прошёл курсы комсостава.

А в сентябре 1939 года призван в Красную Армию, участвовал в освобождении Западной Украины и Белоруссии. Вступил в партию. В 1940 году назначен командиром роты отдельного инжбата Краснознамённого Балтийского флота. С мая 1941 служит в Николаеве, в зенитной артиллерии Черноморского флота. Здесь его и застала война. Был дважды ранен. После госпиталя отправлен в Новороссийск, где назначен командиром штурмового десантного отряда с правом набора личного состава. Айдинов набрал в отряд только добровольцев. Умелое командование штурмовым подразделением свело потери среди матросов к минимуму. После освобождения Феодосии Айдинов назначен комендантом города. Показал себя талантливым администратором. Но в январские дни наступления превосходящих сил противника был тяжело ранен. «Айдиновцы», так матросов отряда называли фронтовики, показали достойный командира героизм, прикрывая отход наших войск. Понеся большие потери, они воспользовались огнём наших крейсеров по наступающим танкам немцев, поднялись во весь рост, расстегнули бушлаты и бросились врукопашную… И шагнули в бессмертие… Но до сих пор нет ни памятника этим героям, именем освободителя не названа улица в Феодосии… Знаю, был у Аркадия Фёдоровича сын Геннадий. В начале войны ему исполнилось 11 лет, но жив ли потомок славного рода, выяснить не смог. Может, отзовётся? А знает ли кто-то, что своё знаменитое стихотворение «Жди меня…» Константин Симонов впервые прочитал именно в освобождённой Феодосии? Это произошло в редакции «Бюллетеня» армейской газеты «На штурм!» в первые новогодние дни 1942 года. Именно тогда Симонов, спецкор «Красной Звезды», побывал тут, в замёрзшей, но снова советской Феодосии, и из-под его пера вышел не один очерк. Хочется вспомнить военных корреспондентов, высадившихся вместе с десантом и организовавших выпуск упомянутого «Бюллетеня» — на третий день десанта. И выпускали его каждый день две недели тиражом 2000 экземпляров под непрерывными бомбёжками и обстрелами! Имена военкоров должны войти в историю журналистики: Владимир Сарапкин, Михаил Канискин, Сергей Кошелев, Борис Боровских, Андрей Фадеев. Помогали им полиграфисты из местных жителей М. Барсук, А. Пивко, В. Сычова, П. Морозов, А. Коржова-Дивицкая, Ф. Смык… Примеров героизма в Феодосии и окрестностях много. Но один — знаковый. Представьте: почти непрерывная двухнедельная бомбардировка. Волны «Юнкерсов». Гул моторов. Грохот взрывов. Смерть и разрушения. В развалинах все здравницы, уничтожены все учебные заведения, театр. Порт и вокзал — сплошные дымящиеся руины. Разрушено 36 промышленных предприятий, две трети жилых домов… И тут — 35 смелых. Разведчики-краснофлотцы. Дерзкий ночной налёт на полевой аэродром недалеко от Старого Крыма. Грандиозный фейерверк из горючего, боеприпасов, обломков самолётов. Конечно, не все крылатые машины смерти были уничтожены, ведь из-под Севастополя немцы перебазировали почти всю авиацию. Но где увековечены имена тех героев?

Не может объяснить наш ум, ставший практичным, ни самоотверженных рейдов в тыл, ни гибельных рукопашных контратак. Под сомнение поставлена сама необходимость десанта, без поддержки авиации и со слабым снабжением.

Действительно, ведь когда 16-17 января немцы бросили крупные танковые силы, нашим им было противопоставить нечего, кроме храбрости. Гибли моряки и солдаты под гусеницами.

Важно

Но никто не засомневался, отходя на Ак-Монайские позиции, теряя однополчан в неравных боях.

В Керчи есть всем известная гора Митридат. О феодосийской горе с таким же названием знают не так много людей. Но на них взметнулись в небо обелиски. В честь победы — тогдашней, зимней и огненной. В память погибших ради этой победы, в честь освобождения родной земли. И для нас, теперешних, забывающих…

Читайте также:  Выход финляндии из войны

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Видео:

Источник: https://crimeanblog.blogspot.com/2010/06/kerchensko-feodosiyskaya-desantnaya.html

КРЫМ-1942. Часть 1. Керченско-Феодосийская десантная операция, проходившая в период с 24-го декабря 1941 по 20-е мая 1942 года (продолжение…)

Продолжение. Начало – здесь.

Последовательность введения частей в ходе проведения наступательной операции – это те основные рекомендации, которые были разработаны «видным советским теоретиком» Владимиром Кириаковичем Триандафилловым. Эти рекомендации были изложены им в его основном «трактате»:

«Характер операций современных армий» 1926 года (на самом деле это перевод с английского несколько статей немецкого теоретика фон Темпельхофа начала ХХ века и дополненные Триандафилловым).

Триандафиллов вводит понятие «глубокая наступательная операция», а ее проведение рекомендует проводить последовательным введением в операцию соединений и частей.

Образно это можно представить как ряды зубов в челюсти акулы, которые растут, применяются и расходуются на протяжении всей жизни акулы.

Вторая фаза: неудачная, как и предыдущая 27-е и 28-е декабря 1941 года (схемы 4 и 5)

 Схема 4. (27 декабря 1941г)

Планирование последующей операции под воздействием «ставки ВГК». Можно только догадываться о том, как проходило планирование высадки советского десанта в порту Феодосии. Скорее всего, утром 27-го декабря Сралин лично вел по телефону разговор с командующим Закавказским фронтом Д.Т. Козловым и Ф.И. Толбухиным.

Схема 5. (28 декабря 1941г)

На вопрос о том, как проходит десантная операция, ответ был дан честный (советское классическое): «… Операция успеха не имеет, прикладываем все возможные усилия по ее развитию». Поскольку до 27-го декабря «ставка ВГК» в процесс проведения операции не вмешивалась, то (скорее всего) после 27-го декабря вмешиваться стала, очень часто и очень жестко. Об этом можно только догадываться.

Но я не поверю, что решение на высадку 44-й армии (первая волна 4-е стрелковых дивизии – это 43 432 человека) в порту Феодосии принимали Козлов с Толбухиным. Ответ на вопрос, почему не они принимали решение, кроется в том, как и с помощью чего Закавказский фронт в этом случае будет вести снабжение этой армии.

Для этих целей у Закавказского фронта просто не было соответствующих средств.

И получается, что Закавказский фронт – это не более чем передаточное звено в советской цепи, которое не планирует операцию и не контролирует ее ход, и даже не занимается вопросами обеспечения, а не более чем – является представителем «ставки ВГК» в ходе самой операции.

Что такое 43 432 человека? Внешне это много или мало? Казалось бы – сухая статистика. Для того, чтобы понять и представить, что такое высадка 43 432 человек, можно произвести следующее. Например. Две семьи (8-мь человек) решили в выходные провести поход на природу. Лодка есть продукты есть, весла есть тоже.

Теперь представьте, что отцы семейств переправили на лодке (в первой партии) детей и жен, а вот рюкзаки с продуктами в лодку не поместились. Теперь нужно отцам грести обратно, найти рюкзаки и снова плыть к своим семьям.

Сколько на это может быть потрачено времени? Сколько нервов.

Совет

И получается, что даже внешне простой туристический поход требует детальной продуманности, умения читать карту, делать соответствующие выводы из нее, а самое главное – иметь соответствующую походу тренировку, хотя бы минимальную.

Но в нашем случае речь идет не о 8-ми, а о 43 432 человек. И речь не идет о туристической прогулке, а имеется армейская наступательная операция. Для того, чтобы такое количество людей могло воевать каждый день требуются:

  • ‒ 24 тонны продовольствия;
  • ‒ 14 тонн боеприпасов стрелкового оружия;
  • ‒ 6 тонн минометных мин;
  • ‒ 7 тонн артиллерийских боеприпасов калибров 37-мм, 45-мм, 76-мм и 122-мм;
  • ‒ 4 тонн боеприпасов калибра 152-мм.

Итого: минимальный расчет – 55-ть тонн, только продовольствия и боеприпасов. Каждый день.

Эта цифра без учета таких мелочей, как: горючее, смазочные материалы и запчасти для высаживаемых автомобилей; фураж для лошадей; а также элементов тылового имущества – палаток (для штабов, а также столы и стулья для них), полевых кухонь (для начальства), полевых печей и дров или угля для них же. Это же, в свою очередь, без учета инженерного имущества: малых пехотных лопат (запасных, для каждого солдата), больших саперных лопат, чтобы было удобнее окопы рыть.

Кирок, топоров, кувалд, гвоздей и пил, а также всех видов мин: противопехотных и противотанковых. И в качестве довеска – мотков колючей проволоки. При этом возможности доставки каждый день такого минимума, как 55-ть тонн продовольствия и боеприпасов будут не всегда одинаковыми.

Декабрь – январь это период штормов на черном море. Таким образом, первая волна десанта, должна вести с собой вообще все, и как можно больше.

Кроме того, дело все в том, что при проведении такой десантной операции как в Феодосию, туда доставлять необходимо было вообще  и решительно все (в буквальном смысле) – не только воду для питья, но и дрова для полевых кухонь.

Потому как в порту, который уже более чем год, как порт не использовался, ровным счетом вообще и ничего не было. Включая питьевой воды.

В это же время, немецкие офицеры в штабе 42-го корпуса анализируют обстановку и выносят рекомендации командующему об отводе частей с керченского полуострова.

Обратите внимание

Днем 27-го декабря командующий немецкого 42-го корпуса генерал Graf Hans Emil Otto von Sponeck, получив рекомендации своего штаба, оставляет в порту совместный полк из немецких частей и от 4-й румынской горной дивизии, всего – 3 000 человек.

Основная задача совместного полка – сдерживание основных сил десанта и постепенный отход на позиции в предгорья (надо отметить, что эта задача была выполнена).

Остальным частям своего корпуса генерал Otto von Sponeck приказывает произвести немедленный отход. Это и спасло 42-й корпус от разгрома, но не спасло самого генерала.

А что самое удивительное (и одновременно трудно понимаемое, даже в настоящее время) ‒ этого отхода не заметила советская разведка.

Продолжение следует…

Источник: https://sgs-mil.org/vtoraya-mirovaya-voyna/228-kerchensko-feodosiyskaya-desantnaya-operaciya-prohodivshaya-v-period-s-24-go-dekabrya-1941-po-20-e-maya-1942-goda-chast-1-prodolzhenie.html

1941-12-25-Керченско-Феодосийская десантная операция

25 декабря 1941 г. — 2 января 1942 г.

Проводилась с целью овладения Керченским полуостровом, отвлечения сил и средств противника от осажденного Севастополя и создания условий для последующего освобождения Крыма. В операции участвовали войска 51-й и 44-й армий Закавказского (с 30.12.41 г. — Кавказского) фронта (командующий генерал-лейтенант Д.Т.

Козлов), часть сил Черноморского флота (командующий вице-адмирал Ф.С. Октябрьский) и Азовской военной флотилии (командир С.Г. Горшков).

В рамках данной операции проведены Керченская и Феодосийская десантные операции.

Продолжительность — 9 суток. Ширина фронта боевых действий — 250 км.

Глубина продвижения советских войск — 100—110 км.

Среднесуточные темпы наступления стрелковых соединений — 10—12 км.

Состав войск противоборствующих сторон

Противник на побережье Керченского полуострова имел свыше двух дивизий.

Советские войска, назначенные для десантирования, выделялись из 51-й армии (командующий генерал-лейтенант В.Н.

Львов) и сил Черноморского флота (2 крейсера, 1 лидер, 7 эсминцев, 6 тральщиков, 15 сторожевых катеров и 14 транспортов), а также десантные части 44-й армии (командующий генерал-майор А.Н. Первушин).

Ход операции

Высадку десантов намечалось провести на 250-километровом фронте в ряде пунктов северного, восточного и южного побережий Керченского полуострова, а также в Феодосии.

Читайте также:  В 40-х годах волна крестьянского движения поднялась ещё выше

26-29 декабря 1941 г. корабли Азовской флотилии, действуя в условиях сильного ветра и шторма, высадили на севере и востоке побережья полуострова около 20 тыс.

человек 51-й армии. Противник, в распоряжении которого было свыше двух дивизий, ожесточенно сопротивлялся. Несмотря на героизм наших войск, отдельным десантным группам так и не удалось соединиться друг с другом.

Важно

29 декабря силы Черноморского флота с десантными частями 44-й армии подошли к Феодосии. Высаженные с катеров штурмовые отряды захватили мол и маяк.

Эсминец «Шаумян», а затем эсминцы «Незаможник», «Железняков» и крейсер «Красный Кавказ» вошли в порт и, отбивая сильные атаки вражеской авиации, под артиллерийским огнем противника высадили 4,5-тысячный десант и материальную часть на мол.

Всего на Керченский полуостров и в Феодосию с 26 по 31 декабря высадилось свыше 40 тыс. человек, 236 орудий и минометов, 43 танка.

К утру 30 декабря советские войска овладели Феодосией и развернули наступление на север. В ночь на 30 декабря немецко-фашистские войска начали вынужденный отход из Керчи.

Однако вскоре при поддержке двух дивизий, снятых из-под Севастополя, немецкому командованию удалось организовать оборону на рубеже Киет — Новая Покровка — Коктебель и 2 января остановить дальнейшее наступление советских войск вглубь Крымского полуострова. На этом операция закончилась.

Боевой состав, численность советских войск и людские потери

Наименование объединений и сроки их участия в операции Боевой состав и численность войск к началу операции Людские потери в операции
количество соединений численность безвоз-вратные санитарные всего средне-суточные
Закавказский (с 30.12.41 г. — Кавказский) фронт (25.12.41 г.—2.01.42 г.) сд — 8, сбр —2 62000 30547 7714 38261 4251
Черноморский флот и Азовская военная флотилия (25.12.41 г.—2.01.42 г.) Часть сил 20500 1906 1768 3674 408
Итого Дивизий — 8, бригад — 2 82500 32453 39,3% 9482 41935 4659

Результаты операции

Советские войска освободили Керченский полуостров, овладели морскими портами Керчь и Феодосия, что позволило советскому командованию впоследствии развернуть здесь войска Крымского фронта. Поражение керченской группировки противника вынудило немецкое командование прекратить наступление на Севастополь и перебросить оттуда часть сил в район наступления советских войск. Освобождение Керченского полуострова предотвратило возможность вторжения немецких войск на Кавказ через Таманский полуостров.

Источник: http://andresh.ru/vov/strateg/376-2013-04-18-03-47-02.html

Керченско-Феодосийская десантная операция 1941-1942 годов

Планируя Керченскую операцию, командование Закавказского фронта первоначально ставило перед войсками весьма узкую задачу, сводящуюся, в сущ­ности, к занятию лишь восточного побережья Кер­ченского полуострова с последующим методическим наступлением на запад с целью выхода на фронт Джантара, Сейтджеут. Первоначально эта операция мыслилась в виде выброски морскими транспортными самолетами парашютных десантов на восточный берег Керчен­ского полуострова (мыс Хорни, маяк Кизаульский) с последующей переброской на полуостров главных сил для развития наступления на фронт Тулумчак, Феодосия.

Операцию предполагалось осуществить с 26 декабря 1941 г. по 5 января 1942 г. силами 56-й и 51-й армий (7-8 стрелковых дивизий, 3-4 ар­тиллерийских полка резерва Главного командования, 3-4 танковых батальона, авиация обеих армий и 2 авиадивизии дальнего действия). Морской флот должен был содействовать вы­садке десанта и обеспечивать фланги наступающих армий.

В дальнейшем план операции претерпел некото­рые изменения. Окончательный вариант операции был выработан к 13 декабря командованием За­кавказского фронта после согласования с командо­ванием Черноморского флота.

Совет

Предусматривалось одновременно с форсированием Керченского пролива произвести высадку нескольких десантов — морско­го (2 дивизии и бригада со средствами усиления) в районе Феодосии, авиадесанта в районе Владиславовки, вспомогательного морского десанта в районе Арабата и Ак-Моная.

Керченско-Феодосийская десантная операция, переход кораблей к местам высадки, декабрь 1941 г.

Задача десантов — овладеть Ак-Монайским перешейком и нанести удар в тыл керченской группировке противника. Осуществление этого плана должно было при­вести к оперативному окружению противника в за­падной части Керченского полуострова.

В операции должны были участвовать 51-я и 44-я армии (в составе 9 стрелковых дивизий и 3 стрелко­вых бригад) и средства усиления — 5 артиллерийских полков, мотопонтонные и инженерные батальоны, 2 авиадивизии дальнего действия и 2 авиаполка. 51-й армией командовал генерал-лейтенант Львов В.Н., а 44-й — генерал-майор Перву­шин А.Н. В резерве находились 400, 398-я сд и 126-й отдельный танковый батальон, который в конце декабря 1941 г. отдельными подразделе­ниями участвовал в десанте.

Суда отряда высадки, затёртые во льдах у Керченского побережья, 1941 г.

Общее руководство операцией осуществлял командующий Закавказским фронтом (с 30 дека­бря — Кавказским фронтом) генерал-майор Козлов Д.Т. Высадка войск была возложена на Черномор­ский флот под командованием вице-адмирала Октябрьского Ф.С. и входившую в его состав Азовскую военную флотилию, возглавлявшуюся контр-адмиралом Горшковым С.Г.

Керченско-Феодосийская десантная операция (26 декабря 1941 г. — 3 января 1942 г.)

Десантирование возлагалось на Азовскую воен­ную флотилию, Керченскую военно-морскую базу и Черноморский флот. Планом предусматривалось высадку десантов начать: силами 51-й армии — на рассвете 26 декабря, силами 44-й армии у горы Опук — 26 декабря, а у Феодосии — 29 декабря.

На 1 декабря 1941 г. в обороне на Керченском полуострове находились 46-я пехотная дивизия вер­махта и 8-я кавалерийская бригада румын.

В период с 11 по 13 декабря немецкое командование пере­бросило сюда 73-ю пехотную дивизию и дивизионы штурмовых орудий.

Обратите внимание

Общая численность войск противника на Керчен­ском полуострове составляла 10-11 тысяч человек. Они входили в состав 11-й немецкой армии.

Десантники водружают Красное знамя на горе Митридат, декабрь 1941 г.

Оборона противника состояла из укреплений полевого и долговременного типа. Глубина оборони­тельной полосы равнялась 3-4 км. Город Феодосия и прилегающий к нему район были оборудованы как сильный узел сопротивления. Наиболее сильно был укреплен район Еникале, Капканы, Керчь. Здесь было максимальное количе­ство пехоты и огневых средств.

С 3 по 25 декабря войска 51-й и 44-й армий, средства усиления и военно-воздушные силы, пред­назначенные для участия в предстоящей операции, производили перегруппировку и сосредоточение в районы погрузки, на корабли и суда. Плохие метеорологические условия этого периода осложнили проведение перегруппировки и особенно перебазирование авиации с аэродромов Кавказа.

Советские поддерживающие военно-воздушные силы были недостаточно укомплектованы материальной частью. На вооружении состояли устаревшие типы самолетов. Скоростных истребителей и бомбардировщиков в составе военно-воздушных сил было не более 15 % .

Кроме этого, аппарат военно-воздушных сил Северо-Кавказского округа не был использован в помощь командованию. Военно-воздушные силы Черноморского флота сразу не были подчинены фронту оперативно и в основном продолжали обеспечивать оборону Сева­стополя.

Активное участие в действиях на Керчен­ском полуострове они принимали только от случая к случаю.

Вследствие плохой организации и тяжёлых метеорологических условий перебазирование сопро­вождалось многочисленными авариями и вынуж­денными посадками.

В начальной стадии операции смогло принять участие фактически только 50 % авиа­частей, предназначавшихся для её проведения. Остальные 50 % продолжали оставаться на тыловых аэродромах и на трассе.

Важно

Необходимых транспортных средств для высадки десанта во Владиславовке фронт к началу операции не получил.

Тренировка войск к предстоящим действиям (по­грузка, выгрузка, действия десанта) была проведена наспех и недостаточно организованно.

А эффект специальных тренировочных занятий был сильно снижен, так как часть соединений, прошедших эту специальную подготовку, затем была отстранена от участия в операции (345-я стрелковая дивизия, 79-я стрелковая бригада, которые были переброшены на усиление Севастопольского гарнизона) и заменена соединениями, которые пройти специальной под­готовки не успели,

Читайте также:  Обострение восточного вопроса

Инженерные части проделали огромную работу по устройству путей, ремонту пристаней, изысканию ресурсов и подготовке плавучих средств, а также средств погрузки и выгрузки войск (сходни, лестни­цы, лодки, плоты и т.д.).

Войска получили большое количество средств заграждения — мины, малоза­метные препятствия, взрывчатые вещества — для закрепления занятых рубежей по высадке десанта. Для усиления льда Керченского пролива были со­браны и подготовлены местные средства – камыш.

В первые и последующие эшелоны войск обяза­тельно включались саперные подразделения.

Коман­дующий 51-й армией высадку передовых десантов со стороны Азовского моря решил произвести в следующих пунктах: у Ак-Моная — 1340 человек, у мыса Зюк — 2900 человек, у мыса Тархан — 400 человек, у мыса Хрони — 1876 человек, у мыса Еникале — 1000 человек.

Всего намечалось выса­дить 7616 человек, 14 орудий, 9 минометов калибра 120 мм, 6 танков Т-26. Посадка десанта должна была производиться ночью, высадка — за 2 часа до рассвета.

Совет

Каждому от­ряду были приданы боевые корабли, которые должны были огнем своих орудий поддержать высадку.

Районом погрузки для соединений 51-й армии назначался Темрюк и частично Кучугуры. Керченская военно-морская база силами 10 групп трех отрядов должна была высадить десант из состава 302-й стрел­ковой дивизии (3327 человек, 29 орудий, 3 миномета) в районе маяк Нижне-Бурунский, станции Карантин, Камыш-Бурун, Эльтиген и коммуны «Инициатива».

В состав первого броска входило 1300 человек. Высадка должна была производиться внезапно, без артиллерийской подготовки, под прикрытием дымо­вой завесы с торпедных катеров. Погрузка войск на суда производилась в Тамани и в Комсомольской.

Решением командующего Черноморским флотом наличные силы флота были разделены на 2 группы. Группа «А» предназначалась для высадки десанта в Феодосии, и группа «Б» — у горы Опук.

Пункты погрузки — Новороссийск, Анапа и Ту­апсе.

Погрузка должна была производиться только ночью, высадка первого броска — до рассвета, после мощного огневого шквала судовой и корабельной артиллерии по порту и городу Феодосия.

25 декабря 5 отрядов, посаженных на суда Азов­ской военной флотилии в районах Кучугуры и Темрюк, вышли в море для выполнения поставленной задачи.

Несмотря на сильный шторм при подходе к берегу и противодействие со стороны противника, отрядам удалось 26 декабря высадиться в районе мыса Зюк (1000 человек) и в районе мыса Хрони (1500 человек). В последующие дни из-за шторма высадка не производилась.

Лишь 31 декабря началась массовая высадка десантов. За 26 и 31 декабря было высажено 6000 человек, 9 танков Т-26, орудия и 10 миноме­тов.

Керченская военно-морская база действовала тремя отрядами.

Обратите внимание

За период до 30 декабря, несмотря на сложные условия десантирования и выгрузки войск, она высадила в районах Камыш-Буруна, Эльтигена и Старого Карантина 13 225 человек и выгрузила 47 пушек и 198 минометов.

Черноморский флот десантировал два отряда «А» и «Б». Действия отряда «Б» не были достаточно орга­низованными, и вместо высадки в районе горы Опук отряд лишь 30 декабря произвел высадку десанта в районе Камыш-Буруна (2000 человек).

В 13 часов 28 декабря в Новороссийске нача­лась посадка десанта отряда «А» для следования в район Феодосии. В 3 часа 29 декабря отряд был уже в районе порта Феодосия.

С 4 часов 30 минут до 11 часов 30 минут 29 декабря было высажено на берег 1700 человек.

К 31 декабря в район Феодосии было высажено 40 519 человек и выгружено 43 танка, 184 орудия и 52 миномета.

В период с 26 по 29 декабря противник огнем и контратаками стремился сбросить в море высадив­шиеся десанты советских войск. Для этого он исполь­зовал ближайшие резервы и подтянул в восточную часть полуострова соединения из района Феодосии и даже из внутренних районов Крыма.

В течение 28 и 29 декабря наша разведывательная авиация отмечала непрерывное движение колонн пехоты противника, артиллерии, машин и обозов с за­пада к району Керчи и пунктам высадки наших войск. Движение войск противника проходило не беспрепят­ственно. Наша бомбардировочная авиация бомбила колонны противника, нанося им большой урон.

Высаженные на побережье Керченского полуос­трова десанты были относительно малочисленны, часто не имели средств усиления, даже тяжелого оружия пехоты.

Важно

Поэтому, встречая ожесточенное со­противление противника, они не были в состоянии расширять захваченные плацдармы и переходили к обороне.

К исходу 29 декабря высаженные десанты за­нимали небольшие участки территории вдоль всего побережья Керченского залива и на южном берегу Азовского моря севернее и северо-западнее Керчи.

Обстановка в восточной части Керченского по­луострова резко изменилась в нашу пользу 29 де­кабря, когда нашими частями, высаженными в Феодосийском порту, была взята Феодосия. Захват Феодосии и дальнейшее продвижение наших частей к северу от города создали реальную угрозу окруже­ния всей группировки противника в восточной части полуострова.

Поэтому командование 11-й немецкой армии ре­шило любой ценой удержать за собой район к северу от Феодосии и тем самым выиграть время, необхо­димое для вывода войск с Керченского полуострова. В ночь на 30 декабря немцы без боя оставили город Керчь и в последующие дни поспешно отводили свои части в западном направлении.

Недостаточно хорошо организованная разведка, плохое состояние дорог и исключительно тяжелые в конце декабря метеорологические условия, не позво­лившие продолжать высадку десантов на Азовском море, дали противнику возможность оторваться от наших войск и организовать арьергардными частями оборону ряда промежуточных рубежей.

Противнику удалось ускользнуть на запад из на­мечавшегося окружения. Но Керченский полуостров был освобожден, и противник вынужден был перейти к обороне на рубеже Киет, Изюмовка. Обе стороны закрепились на занимаемых рубежах до конца января 1942 г.

За 9 суток активных боевых действий в Керченско-Феодосийской операции на фронте в 250 км было вы­сажено свыше 42 тысяч войск, которые продвинулись на 100-110 км. В итоге десантной операции был захвачен важный в оперативном отношении плац­дарм.

Керченская группировка противника понесла значительные потери.

Переоценив возможности сил фронта и одновременно недооценив возможности противника к маневру и созданию прочной обороны, советское командование приняло ошибочное решение о подготовке к проведению нового наступления на Керченском полуострове, с целью полного освобождения Крыма.

Совет

Перед Великой Отечественной войной в теории и практике обучения Красной армии и флота десанты не превышали одной дивизии.

Таким образом, ни тео­ретически, ни практически войска не были подготов­лены к высадке такого крупного десанта как в Керченско-Феодосийской операции.

Не обладая специальными десантными судами и высадочными средствами, флот не был готов к подобному десанту и в техническом отношении.

Командование фронта не имело полноценного штаба в ходе планирования и управления десантной операцией, так как основной состав штаба оставал­ся в Тбилиси, а в Краснодаре находилась лишь его оперативная группа. Штабы флота и фронта недооценили проблему сбора транспортных (плавучих) средств и их подго­товки к операции.

Не было даже ориентировочного плана перевозки войск, техники и снабжения в Сева­стополь, Керчь, Феодосию и между портами Кавказа.

В связи с общим недостатком морского транспорта было принято решение перевозить дивизии на плац­дарм в уменьшенном составе, оставляя на Кавказском побережье тяжелые орудия, танки и, как тогда гово­рили, обозы.

Это обстоятельство главным образом и определило малый оперативный успех войск 51-й и 44-й армий после их высадки в Крыму.

Источник: http://voynablog.ru/2013/03/09/kerchensko-feodosijskaya-desantnaya-operaciya-1941-1942-godov/

Ссылка на основную публикацию