Ижевское восстание рабочих (август-ноябрь 1918 г.)

Как подавили Ижевско-Воткинское восстание

100 лет назад, 7–11 ноября 1918 года, Красная Армия взяла Ижевск и Воткинск, подавив крупное восстание против большевиков в Прикамье.5 ноября 1918 года Красная Армия начала наступление на Ижевск, который уже несколько месяцев оставался центром крупного восстания против большевиков. 7 ноября красные пошли на штурм Ижевска и 8-го взяли его.

11 ноября восставшие сдали красным» и соседний город Воткинск. Отступившие за Каму войска повстанцев в дальнейшем воевали с большевиками в составе Ижевской и Воткинской дивизий Русской армии адмирала А. В. Колчака.

ПредысторияПричины Ижевско-Воткинского восстания были связаны с политикой большевиков, которые действовали без учёта местных условий.

Рабочие Ижевска и Воткинска, вместе со своими семьями составлявшие большую часть населения этих городов, принадлежали к особому типу уральского пролетариата. Их основу составляли потомственные кадровые рабочие, которые по сравнению с приезжими отличались более высокой квалификацией и доходами.

Обратите внимание

Общий развал традиционного хозяйства и политика «военного коммунизма» подрывали их положение. Кроме того, в регионе преобладали партии меньшевиков и правых эсеров. Их сторону принял «Союз фронтовиков» – организация объединяла солдат и офицеров, и выступала против советской власти.

Начавшееся 25 мая 1918 г.

выступление вдоль Транссибирской магистрали Чехословацкого корпуса и антиреволюционных организаций Поволжья и Сибири (белых) стало поводом к восстанию. 6 августа 1918 года чехословаки и белые взяли Казань. 7 августа большевики попытались провести насильственную мобилизацию ижевских рабочих в Красную Армию, что стало непосредственным поводом к мятежу.

Первые волнения переросли в вооруженное противостояние. 8 августа «Союз фронтовиков» поднял восстание и к вечеру власть перешла в руки восстановленного Ижевского совета рабочих депутатов. 10 августа 1918 г. Исполком Совета объявил о формировании Ижевской народной армии.

Рабочие выступали под лозунгом; «Советы без большевиков!» 17 августа ижевцы взяли Воткинск (подробнее в статье – «За Советы без большевиков»). Восстание поддержали и окрестные крестьяне, раздраженные деятельностью продотрядов.

Особенностью Ижевско-Воткинского восстания было наличие в руках восставших мощной производственной базы в виде Ижевского и Воткинского заводов. Ижевский оружейный завод – один из трех военных заводов (наряду с Тульским и Сестрорецким), снабжавших русскую армию трехлинейными винтовками системы Мосина. Завод производил до 2500 винтовок в сутки.

Воткинский завод производил снаряды для артиллерийских орудий (до 2000 в сутки), также на заводе занимались бронированием поездов и пароходов. Кроме того, на заводах производились штыки, орудийные замки, отдельные части к пулемётам, холодное оружие, выделывалась колючая проволока. Правда, с патронами дело обстояло плохо. На Ижевском заводе их запас был незначителен.

Патроны, орудия и пулеметы добывались главным образом в боях у красных, как трофеи. Военная производственная база, а также наличие под рукой значительного числа прошедших мировую войну офицеров, военных чиновников и солдат, позволили уже изначально приступить к созданию не партизанских отрядов, а полноценных регулярных вооруженных частей.

В итоге повстанцы смогли создать довольно боеспособные части, которые в августе 1918 года нанесли ряд поражений красным.

Важно

К началу сентября 1918 г. повстанцы распространили свое влияние на громадный по площади район с населением более 1 млн. человек, включавший в себя часть территорий Вятской и Пермской губерний.

Повстанцы разгромили наиболее боеспособные части 2-й красной армии и взяли Сарапул, что привело к временному нарушению управления войсками Красной Армии на прикамском участке фронта. Таким образом, возникло «государство в государстве» – со своей территорией и населением, со своей промышленностью, сельским хозяйством, со своим правительством (Прикамским Комучем) и органами местного самоуправления (Советами), со своими боеспособными вооруженными силами (Ижевская и Воткинская Народные армии).

Подготовка к решительной битве

Сентябрь прошел в расширении района восстания и стычках передовых частей. На севере под угрозой повстанцев находилась железная дорога Вятка-Пермь, где ижевцы подошли к Глазову, а воткинцы – к ст. Чепца. На западе ижевцы и присоединившиеся к ним крестьяне подходили к реке Вятке на участке городов Малмыж и Уржум. На востоке воткинцы были недалеко от г.

Оханска, занимая одно время большое село Сосновское, а на левом берегу Камы вели бои около г. Оса. К востоку от своего завода воткинцы за Камой занимали некоторые пункты, где происходили столкновения с левым флангом главного фронта 3-й красной армии (5-я Уральская дивизия Красной армии).

К югу от заводов был взят город Сарапул, и далее к западу на железнодорожной линии Казань — Екатеринбург ижевцы вытеснили красных со ст. Агрыз, от которой шла ветка на Ижевск и Воткинск.Тем временем красное командование предпринимало активные действия, чтобы разгромить восстание.

В первых боях красные войска, сформированные в основном из местного населения, показали ненадежность, низкую боеспособность. При первой угрозе красные быстро отступали или разбегались, бросая оружие и боеприпасы. Их снова собирали и вооружали, и они снова бежали. Тогда из центра стали направлять наиболее боеспособные части, составленные из коммунистов, отрядов ЧК, интернационалистов.

Из ранее разбитых частей и отрядов, а также прибывших подкреплений начали формировать батальоны и полки. Так сформировали два сводных полка, третьим полком стал 1-й Смоленский полк, они образовали 1-ю Сводную дивизию. Командование армией принял бывший полковник императорской армии Василий Шорин. Он провёл большую работу по реорганизации армии.

В результате 2-я красная армия была восстановлена и получила задачу подавить восстание. Командующий 2-й армией Восточного фронта Василий ШоринКроме того, из сил 3-й красной армии был образован Северный фронт. Повстанцы могли перерезать железную дорогу Вятка – Пермь. Поэтому для борьбы с ними в Глазове сформировали Особую Вятскую дивизию.

Совет

13 сентября ижевские повстанцы начали наступление на севере в направлении на Игру и Чепцу. После тяжёлого боя красные были разбиты и отступили в Зуру. Заняв Игру, повстанцы предприняли несколько атак на Зуру, однако успеха не добились. Бои в районе Зуры продолжались до начала октября, когда ижевцы снова попытались атаковать крупными силами, но потерпели поражение.

1 октября красные окружили и взяли Игру, а к середине октября, продолжая наступление, вошли в Якшур-Бодью — последний крупный населённый пункт к северу от Ижевска, расположенный в 40 км от города.

После прибытия подкреплений (7-й латышский стрелковый полк), Вятская дивизия начала наступать на воткинском направлении и 7 октября взяла село Шаркан — важный стратегический пункт в обороне Воткинска. Во время решающего наступления на Ижевск, части Особой Вятской дивизии вели отвлекающее наступление на Воткинск, сковывая силы повстанцев и отвлекая их от направления главного удара.

После того, как 11 сентября 1918 года Красная Армия отбила Казань, что привело к отступлению Поволжского фронта белых, красные смогли высвободить значительные военные силы и сосредоточить усилия на подавлении Ижевско-Воткинского восстания. На усиление 2-й армии прибыл отряд В. Азина.

Этот отряд был усилен другими частями и переформирован во 2-ю Сводную дивизию, состоявшую из трех пехотных полков, одного кавалерийского и артиллерийской бригады. К 20 сентября дивизия насчитывала в своем составе 1690 пехотинцев, 450 кавалеристов и 9 орудий, позже была ещё усилена. В конце сентября на помощь 2-й армии также подошла красная Волжская флотилия Раскольникова.

На железной дороге у красных появились бронепоезда. В середине октября во 2-ю армию присылаются роты чрезвычайных комиссий: московской, тамбовской, смоленско-рязанской, саратовской и нижегородской. Из чекистов формируется 6-й сводный полк. Кроме того, на усиление прибывают уже готовые сформированные полки: Карельский, Пензенский и Мусульманский.

Таким образом, 2-я красная армия была восстановлена и серьёзно усилена надежными частями, снабжена всем необходимым. Перевес сил и преимущество в материальном снабжении перешли на сторону красных.Стоит также отметить, что в это время произошло падение боеспособности повстанческих сил. Осенью начался внутренний кризис.

Как в других регионах, начались споры между правыми социалистами и офицерством. Офицеры считали, что необходим был жесткий вождь, диктатор, не связанный партийностью. Правые социалисты, в свою очередь, с недоверием относились к офицерам, опасаясь военного переворота. В результате между гражданской и военной властями повстанцев постоянно происходили конфликты.

Обратите внимание

Также на фоне внутреннего кризиса начала сказываться пропаганда большевиков. Рабочие устали от войны, не дождались улучшения своего положения (оно только ухудшилось). Новая власть разочаровала их. В армии пришлось отказаться от добровольческого принципа, ввести принудительную мобилизацию. Началось падение дисциплины, разложение тыла, что сказалось и на боеспособности войск. Кроме того, начался белый террор – новые власти уничтожили большевистское руководство Ижевска. Такая же картина наблюдалась позже и в Воткинске, а также в других заводских посёлках и деревнях Прикамья, где власть брали повстанцы. Арестам подвергались большевики и красноармейцы, а также их родственники. Белые неоднократно устраивали массовые казни. В результате репрессии и террор затронул широкие слои населения. Понятно, что это оттолкнуло от белых часть населения, усилились симпатии к красным.

Красные переходят в наступление

Восстановленная 2-я красная армия начала медленное продвижение к Ижевску. Из из района с. Вятские Поляны красные двинулись двумя путями: вдоль железной дороги Казань — Екатеринбург и по рекам Вятка и Кама на Сарапул. К концу сентября красные подошли к ст. Агрыз, откуда шла ветка на Ижевск — Воткинск, и здесь начинаются бои, продолжавшиеся весь октябрь.

4 октября после тяжёлых боёв дивизии Азина удалось взять сильно укреплённую железнодорожную станцию Агрыз. После взятия Агрыза у красных появилась возможность наладить железнодорожное сообщение с Вятскими Полянами, откуда на помощь Азину подошёл бронепоезд и была доставлена артиллерия. Спустившись на пароходах по р. Вятке и двинувшись вверх по Каме, 5 октября красные захватили Сарапул.

После взятия Сарапула началась подготовка к окружению и штурму Ижевска. К 30 октября в составе 2-й сводной дивизии Азина было 4424 штыков, 849 сабель, 27 орудий и два бронепоезда.Таким образом, к началу октября наступательные действия повстанцев, развивавшиеся по направлениям к югу от Ижевска и к северу от Воткинска, постепенно выдыхаются.

Потеря Агрыза и Сарапула заставили повстанцев сначала перейти к обороне, а с середины октября начать планомерное сокращение сильно растянутых фронтов, отводя войска непосредственно к Ижевску и Воткинску.

Одной из причин поражения ижевцев стала неудача в деле налаживания взаимодействия с войсками сначала поволжской Народной армии Самарского Комуча, а затем Российской армии Временного Всероссийского правительства (Директории) в Казани, Уфе и Самаре. Комуч и Директория были пассивны и погружены во внутренние свары.

Тем временем, для Ижевской и Воткинской народной армий это было жизненно необходимо не только для получения подкреплений, но и с точки зрения получения военного снабжения – в первую очередь боеприпасов (патронов и снарядов), в которых постоянно испытывался острый недостаток, и которые приходилось добывать в бою. Латышские стрелки в окопах под Ижевском

Продолжение следует…

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/149449-kak-podavili-izhevsko-votkinskoe-vosstanie.html

Рабоче-крестьянское восстание против Рабоче-крестьянской армии

frroid

Порваны цепи кровавого гнета, Гневно врага уничтожил народ, И закипела лихая работа:

Ожил рабочий, и ожил народ!

Молот заброшен, штыки и гранаты Пущены в ход молодецкой рукой. Чем не герои, чем не солдаты –

Люди, идущие с песнями в бой?!

Люди, влюбленные в светлые дали, Люди упорства, отваги, труда, Люди из слитков железа и стали,

Люди, названье которым — руда!

Кто не слыхал, как с врагами сражался Ижевский полк под кровавой Уфой? Как с гармонистом в атаку бросался

Ижевец — русский рабочий простой?!!

Годы пройдут над отчизной свободной, Сложится много красивых баллад, Но не забудется в песне народной

Ижевец – истинный русский солдат.

1918
поручик Николай Арнольд

На первый взгляд можно подумать, что это одна из песен Рабоче-Крестьянской Красной Армии из Ижевска. Здесь знакомые мотивы храбрости, любви к труду, свободе. И главный признак – классовый – присутствует. Все нам сегодня говорит о том, что эту песню сочинили красные рабочие-ижевцы. Но это не так.

Существует миф о том, что рабочие приняли с радостью новую власть большевиков. И Ижевско-Воткинское восстание 1918 года является одним из самых ярких опровержений этого заблуждения. Давайте вспомним, как это было.

Вооруженный мятеж

6 августа 1918 года в 3 часа утра население завода было разбужено ужасным тревожным заводским гудком. На Михайловской площади собралось несколько тысяч человек. Здесь член большевистского Военного Штаба объявил, что Чехословацким корпусом занята Казань; и что всем рабочим надо идти на фронт для защиты советской власти. Тревожная атмосфера охватила весь город.

Важно

7 августа существующий в Ижевске союз фронтовиков (Первой Мировой Войны) устроил собрание, которое установило, что они пойдут на фронт при соблюдении  ряда требований (качественное вооружение, создание отдельных частей из ижевских рабочих, обеспечение семьи и.т.д.). Но делегация, при подаче своих условий, была тут же арестована большевиками.

Читайте также:  Виды повинностей временно-обязанных крестьян

Одновременно большевистским штабом было издано несколько номеров суровых приказов о недопустимости никаких собраний, с угрозой вооруженного вмешательства (Большевики живут в наших чиновниках до сих пор. Вспомним недавние события в Волгограде).

В последующие часы фронтовики отправили еще одну делегацию,  пытаясь примирится с большевиками, но из этого ничего не вышло.

Красные начали стрельбу по манифестантам, и это послужило поводом к началу восстания против их власти. Здесь надо отметить, что Ижевск в то время, впрочем, как и сегодня, являлся одним из крупнейших оружейных центров России. Основу городского населения составляли рабочие-оружейники. И в первую очередь ими был захвачен завод, наличие которого и определило успех восстания.

Уже к утру 8 августа город полностью контролировался союзом фронтовиков.

Успехи народного восстания

Большевики тут же начали направлять войска к мятежному городу. 14 августа отряд Красной армии силой в 2500 человек пехоты наступал по Казанской железной дороге на Ижевск в поездах. Против него выступило 300 ижевских опытных и дисциплинированных фронтовиков. Они разобрали железнодорожные пути на подступах к Ижевску и устроили засаду.

В итоге красноармейцы вынуждены были сдаться.

Всё большие силы большевиков отправлялись к Ижевску.

17 августа отряд Красной армии численностью в 2000 человек пехоты, в сопровождении артиллерии, а 19 августа уже 6000-ый отряд большевиков под командованием Антонова, у которого был строжайший приказ от Ленина и Троцкого: “Взять Ижевские заводы, во что бы то ни стало”.

И после того как эти атаки были успешно отбиты, Ижевцы начали крупное наступление на восток и север. Вскоре были захвачены все центры Удмуртии – Сарапул, Глазов, Воткинск. В последнем находился еще один крупный сталелитейный завод, который активно подключился к поставкам оружия мятежникам.

На сторону восставших переходило огромное количество крестьян, из которых был сформировано  10 отрядов по 10 000 численностью каждый.

Совет

Вообще эффективность действий восставших поражает. За какие-то один-два месяца, восставшим удалось поставить к ружью около 25 тысяч человек!  Только Ижевский завод поставлял формирующейся армии повстанцев до 2500 винтовок в сутки.

Трагическое поражение и исход

Но это восстание было обречено на провал – надежда на получение помощи извне была потеряна, ижевчане сражались с красноармейцами в одиночку, не имея связей с белыми.

В городе боролись представители 4 разных партий, усиливая сумятицу. Большевики, захватив Самару и Казань, наступали со всех сторон на армию восставших под руководством полковника Федичкина.

Они отрезали от Ижевска все крестьянские отряды и вскоре окружили город.

Был трагический момент, когда они были совсем близко от завода и послали делегацию, состоящую изтрех татарских мулл, ижевскому рабочему комитету с предложением выдать всю интеллигенцию, командный состав и оружие, зачто рабочим была обещана полная амнистия. Письмо с делегацией попало в штаб. Ночью было созвано экстренное совещание.

Решили принять энергичные меры: по тревожному гудку в 4 часа ночи были созваны жители на митинг. На нем был сообщен приказ командарма Федичкина о введении смертной казни за бегство с фронта. Сам Федичкин с несколькими ротами в ту же ночь повел энергичное наступление.

Красные были еще раз разбиты, отогнаны от Ижевска, и бодрое настроение вновь вернулось к защитникам ижевского плацдарма.

Трехмесячная борьба за Ижевск подходила к концу. Героизм и самопожертвование восставших должны были покориться грубой силе численного превосходства и подавляющего огневого преимущества красных. Был отдан приказ об оставлении завода.

Ижевцы — как бойцы, так и большинство их семей — покинули свои родные места. По оценкам историков около 50 тысяч людей покинули свои дома. Воистину настоящий исход.

Обратите внимание

В плохой одежде и рваной обуви ижевцы и воткинцы  шли пешком 500 верст, узким коридором, местами имея фронт противника в 3 верстах.

7 ноября 1918 года, когда был произведен финальный штурм города.  Оставшиеся ижевцы не собирались сдаваться, хотя у них и не было ни оружия, ни патронов.  Защитники города впервые в гражданской войне применили страшную тактику психической атаки. Вот как описывает события один из участников:

На одном из холмов сверкнули под солнцем медные трубы, тарелки барабанов и появились музыканты. За ними возникли черные, размашисто шагающие цепи.

В стремительном темпе взлетающих ног была какая-то твердая механическая сила…
Над передней цепью, шагавшей с особенным шиком, клубилось бело-зеленое знамя, открывая скорбный лик Иисуса Христа и хоругви.

Рядом со знаменем, вздымая над головой большой крест, шел чернобородый.

Люди в приближающихся цепях превратились в удобные подвижные мишени. Они двигались все так же равнодушно, блестя штыками, загнанно вздыхая…

— Девяносто семь, девяносто шесть,— автоматически отсчитывал шаги ротмистр Долгушин. Он шел сбоку колонны, взмахивая маузером. Психическая атака, разработанная им в бессонные ночи, перестала быть болезненной мечтой,— она воплотилась в чудовищную действительность.

Теперь уж никто и ничто не остановило бы этих молодых сильных людей со штыками, взятыми на руку. Они шли в психическую атаку не потому, что Долгушин опьянил их словами о воинском долге, любви к отечеству, бессмертной славе,— их гнала ненасытная злоба.

— Восемьдесят шесть, восемьдесят пять,— продолжал он отсчитывать шаги.— Я сам иду рядом со всеми. Мы все сейчас как герои.— Долгушин не хотел сознавать, что никогда не будет героев, сражающихся против своего отечества. Внезапно он уловил новый музыкальный ритм оркестра.

Понял, что оркестр играет уже легкий, пританцовывающий Егерский марш… Как празднично ревут трубы, с какой удалью ухают барабаны!— Семьдесят восемь, семьдесят семь.— Долгушин убыстрил свой шаг, и вместе с ним ускорила ход и первая цепь.

Еще звучнее защелкало бело-зеленое знамя, ярче просиял крест над, головой отца Андрея. «Славно идет поп, у него военная выправка, а смелости хватит на двух фельдфебелей. Что за звериная сила в нем! Прохвост, каннибал, но в мужестве ему не откажешь».

— Шестьдесят пять, шестьдесят четыре…— Долгушин подался вперед, чтобы увидеть первого красноармейца… Красные озираются, испуганно вскидывают головы.

Важно

Войдя в мятежный город, большевики сразу начали уничтожать ненавистных бунтовщиков. Из воспоминаний очевидца: «Редко кто нашёл свою семью невредимой. Действительность превзошла все слухи, доходившие к Ижевцам на фронт. Красные палачи не знали пощады. Происходило безжалостное уничтожение тех, кто принимал какое-либо участие в восстании.

… Назначили перепись погибших. Переписчики по каждому кварталу обходили дома и записывали имена жертв. Подсчёт дал сумму 7 983. Неутомимые палачи арестовывали каждый день без особого разбора и вели за город к оврагу. Тут всаживали пулю и сбрасывали труп в овраг. Не щадили женщин и подростков.

Предъявляли обвинение? Пролетарское правосудие этого не требует.…»

В армии Колчака

Соединившись с белой армией, из бывших мятежников были сформированы 2 дивизии – Ижевская и Воткинская.

Об Ижевской дивизии на Восточном фронте только глухой не слышал, только ленивый не говорил или не писал. Изначально по своей сути ижевцы не относили себя ни к белым, ни к красным. Многие белые офицеры поначалу крайне осторожно относились к ижевцам. И действительно, у них был какой-то особенный дух, характер, непохожий ни на кого.

Это были не солдаты, а мастеровые, восставших против большевиков. Под гармошку бесстрашно шли они в атаку на красноармейские части, а то и без единого выстрела, зажав в ладонях ножи. Герои боев под Уфой, под Челябинском, на Тоболе, Ишиме, Иртыше, они так и не научились обращаться по уставу, с трудом привыкали к дисциплине.

Положение было трудное – ни провизии, ни одежды у солдат почти не было. Перебивались как могли, помогая друг другу. Но при этом боевой дух дивизии был на высочайшем уровне.

Воинский дух ижевцев закалился в боях за Уфу, они стали сплоченной частью, где уже не было места солдатской распущенности. Так, уже на Тоболе летом 1919 года в дивизии произвели несколько дознаний о грабежах.

«Во 2-м полку сами ижевцы избили двух молодцов – одного за кражу холста, другого за воровство огурцов. Встретив такое отношение из рядов ижевцев, грабители присмирели».

Ижевцы поражали своими подвигами и бесстрашием в боях соратников по борьбе с большевиками, пугали красноармейские части своей отчаянностью и презрением к смерти.

Им, покинувшим родные дома после поражения Ижевско-Воткинского восстания, потерявшим своих близких, не нужно было большевистское прощение – не один красный агитатор, сдуру не разобрав, с кем имеет дело, поплатился жизнью за свои медовые речи. Подполковник Ф. Ф. Мейбом описывает один случай в Маньчжурии, через которую русская армия проходила в Приморье.

Совет

Тысячи разуверившихся солдат и казаков, наслушавшись агитаторов, решают вернуться на родину, еще не зная, что не многих пощадит новая власть. «Но один из них начал агитировать ижевцев и воткинцев и также начал уверять, что советская красная власть простила всех.

В это время раздался громкий голос: «Ты! Оратель, что там врешь? Советская власть простила нас! Нам наплевать, что твои убийцы говорят, но знай, что мы им не простили за наших жен и матерей. Ишь какая сволочь, что говорит… Бей его, ребята! — И в один миг он был растерзан на куски. Китайская полиция опешила, не знала, что случилось».

   Они сделали всё, что только могли, сражаясь до самого конца за свою поруганную Мать-Россию. Генерал Молчанов увёл своих солдат-рабочих во Владивосток, откуда они были переправлены в Маньчжурию. С Маньчжурии он делает попытку вернуться на Родину. В 1921 г. он переходит границу и занимает Хабаровск, Волочаевку и Спасск.

Но, встретив на своём пути в десятки раз превосходящие его силы большевиков, вынужден был вернуться в Китай. Там, в Харбине и Шанхае, рабочие Корпуса создают “Ижевско-Воткинское промышленное товарищество”. Многие ещё в 20-х гг. уехали в Америку, где в Сан-Франциско создали филиал “Товарищества”, поражая американцев своей высокой рабочей квалификацией, которой, по признанию американцев, не имели их рабочие.

   Полковник Федичкин, командир Ижевской дивизии, и генерал Молчанов, командир стрелкового рабочего Корпуса, жили в эмиграции своим трудом, деля с рабочими, как и прежде, поровну все радости и печали. Совсем недавно они умерли в Америке, дожив до глубокой старости.

Последние рабочие покинули Харбин и Шанхай в 1945 г., в связи с приходом в Китае коммунистической власти. Они уехали в Америку к своим товарищам и друзьям по оружию, некоторые перебрались в Австралию, а другие поселились в странах Европы.

Сегодня их потомки ежегодно съезжаются вместе 16 августа – в День начала рабочего восстания на Урале против большевиков.

Ненавистные ижевцы

Гражданская война не только прервала связь поколений жителей Ижевска, но и поставила крест на ижевском прошлом. Сегодня, произнося название города Ижевска, принято ставить ударение на второй слог, а жителей города правильно именовать – ижевчанами.

Это все оттого, что ударение на первом слоге у большевиков стало стойко ассоциироваться с Ижевским восстанием, ненавистной Ижевской дивизией Колчака, с воспетыми в песнях, стихах и легендах ижевцами-каппелевцами. Первым же постановлением Совнарком постановил ударением считать второй слог.

Обратите внимание

Немногие же оставшиеся коренные обитатели после поражения восстания предпочитали помалкивать.

Несколько десятков тысяч потомственных оружейников и сталеваров, бывших на особом положении в царское время, борясь за свою родину, либо погибли, либо вынуждены были уехать из своей страны.

Конечно нельзя идеализировать белое движение, но как горько вспоминать об Ижевцах и их борьбе. Да и белыми-то они не были по духу. Они хотели лишь «Советы без большевиков», реального управления своими заводскими делами самостоятельно.

И в своей принципиальности они решили бороться до конца.

Это восстание показывает нам, что все заявления о том, что рабочие и крестьяне безоговорочно поддерживали большевиков. Борьба против большевиков велась по инициативе рабочих и при поддержке крестьян. И Ижевское восстание далеко не единственный случай. И я бы хотел, чтобы сегодня мы помнили ижевских рабочих. Ведь мы получили у них урок борьбы за свои интересы.

И сегодня трудно представить, как группа рабочих смогла организовать восстание, организацию производства, функционирование органов власти и средств массовой информации. Ведь в наше время принято считать, что на митинги ходят только неудачники, полусумасшедшие. А 93 года назад люди без лишнего обсуждения встали к оружию, когда почувствовали нарушения их прав.

 Вот она – реальная демократия.

Источник: https://frroid.livejournal.com/5286.html

ИЖЕВСКО-ВОТКИНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1918

Ижевско-Воткинское восстание 1918 — вооруженное выступление против большевизма в Прикамье.

Причиной восстания стало ухудшение положения рабочих Ижевска и Воткинска в 1918 в связи с введением продовольственной диктатуры и началом политики «военного коммунизма», а также произвол представителей Советской власти. На Ижевском заводе в мае 1918 работало 26,7 тыс. рабочих, на Воткинском — 6,3 тыс.

Читайте также:  Македонская династия и расцвет империи (867-1081)

В конце мая и в конце июня на выборах в Ижевский Совет победили эсеры (см. Социалисты-революционеры) и меньшевики, после чего он был разогнан большевиками и максималистами. Город управлялся Ижевским военно-революционным штабом во главе с большевиком С. Холмогоровым.

В Ижевске действовал «Союз фронтовиков», большинство членов которого было настроено против коммунистов. В условиях наступления Чехословацкого корпуса и Народной армии Комуча (см. Комитет членов учредительного собрания) в Ижевске была объявлена мобилизация. «Союз фронтовиков» предъявил большевикам требование отправить рабочих на фронт вместе уже вооруженными.

Важно

Когда большевики отказались вооружить мобилизованных, уже в Ижевске, «Союз фронтовиков» и рабочие устроили митинг и демонстрацию. Утром 8 августа 1918 стало известно об арестах лидеров «Союза фронтовиков», и по заводскому гудку рабочие вышли на улицу и вступили в столкновения с милицией и красноармейцами.

Рабочие вооружились и к концу 8 августа полностью захватили Ижевск и находившиеся в городе склады оружия. Произошли убийства советских руководителей, включая Холмогорова.

17 августа повстанцы с помощью местных фронтовиков взяли Воткинск, 31 августа вошли в Сарапул. Ижевские повстанцы признали власть Комуча. Была разрешена свобода торговли и официально отменена смертная казнь. Но в реальности расстрелы заключенных происходили и в дальнейшем. Были проведены перевыборы Совета без участия большевиков, максималистов и анархистов.

Новый Ижевский Совет, в котором преобладали меньшевики и эсеры, 17 августа 1918 передал власть Прикамскому комитету членов Учредительного собрания (9 сентября в него входили депутаты-эсеры В. Бузанов, А. Карякин, Н. Евсеев и К. Шулаков.

Советская власть была ликвидирована, Советы сохранялись как общественные организации (однако с Ижевским советом согласовывались решения военных и гражданских властей). В Сарапуле власть перешла к городской управе. В Воткинск и Сарапул были назначены особоуполномоченные Прикамского комитета. Должны были быть избраны органы местного самоуправления.

Командующим Прикамской народной армией стал полковник Д. Федичкин, а Воткинской — социалист капитан Г. Юрьев (с 20 октября — командующий всей Прикамской армией).

После образования 23 сентября 1918 Уфимской директории Прикамский Комуч был упразднен. 14 октября ее чрезвычайным уполномоченным стал Евсеев (другие депутаты стали его заместителями). На места были назначены уполномоченные Евсеева.

Заводы продолжили выпуск оружия. Часть винтовок меняли у крестьян на продовольствие. Декреты Советской власти об условиях работы и социальных гарантиях были сохранены. Офицеры, солдаты и рабочие должны были получать одинаковое денежное довольствие. Но его выплата часто задерживалась. Проводились мобилизации. В сентябре повстанческая армия имела численность около 15 тыс. человек.

Совет

В первой половине августа повстанцам удалось отбить атаки красных. 18 августа 1918 к Ижевску подошел отряд численностью около 6000 человек под командованием В. Антонова-Овсеенко, но был разбит.

В результате событий в Ижевске развернулись крестьянские восстания в близлежащих уездах. В сентябре повстанцы, двигаясь на север, взяли Игру, но 1 октября красные ее отбили. В конце сентября 1918 2 армия РККА (см. Рабоче-крестьянская Красная армия) под командованием В.

Шорина перешла в наступление на повстанцев. 4 октября была взята укрепленная ст. Агрыз. А 5 октября — Сарапул. 7—8 ноября красные взяли Ижевск, а повстанцы отступили к Воткинску.

11 ноября 1918 они оставили Воткинск и ушли на правый берег Камы и затем соединились с Русской армией А.В. Колчака. В Ижевске и др. населенных пунктах восстания развернулся красный террор.

Лит.: Гражданская война в Удмуртии 1918—1919 гг. Сборник статей; Ижевск, 1988; Дмитриев П. Н., Куликов К. И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. Ижевск, 1992; Ефимов А. Г. Ижевцы и воткинцы. Борьба с большевиками 1918—1920. М., 2008; Жилин С. А.

От Прикамья до Приморья. Ижевск, 2008; Цветков В. Ж. Ижевско-Воткинское восстание. 1918. М., 2000; Куликов К. И. В боях за Советскую Удмуртию. Ижевск, 1982; Чураков Д. О. Бунтующие пролетарии: рабочий протест в Советской России (1917—1930-е гг.). М.

, 2007.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/izhie_vsko_vo_tkinskoie_vosstaniie_1918

Ижевско-Воткинское восстание 1918 года: русские рабочие против советских оккупантов. | АНТИСОВЕТСКАЯ ЛИГА

Памяти Ижевско-Воткинского восстания. Латышские стрелки против русских рабочих.

Боевое знамя ижевцев.

«8 августа 1918 г. началось Ижевско-Воткинское антибольшевистское восстание.  Ижевская дивизия была сформирована из рабочих одноименного завода, восставших против большевиков в августе 1918 года. Кроме ижевцев, против большевиков тогда же восстали и рабочие соседнего Воткинского завода, которые образовали отдельную Воткинскую дивизию.

Позднее рабочие обоих заводов были сведены в особую Ижевско-Воткинскую бригаду. Форменными цветами ижевцев и воткинцев являлись синий (символ связи со своими заводами — железом и сталью) и белый (цвет Белого Движения).

Указанные части отличались очень высокой боеспособностью.

Современники так описывали сокрушительные атаки рабочих — ижевцев: «Они не признавали штыка и, когда наступала минута рукопашной схватки, они закидывали свою винтовку на ремень за спину и вынимали свои длинные рабочие ножи.

По свидетельству многочисленных очевидцев этих решающих моментов атаки, красные не выдерживали одного вида этой манипуляции и бросались в бегство, дабы избегнуть рукопашной схватки со столь решительным врагом. Интересно здесь отметить, что Ижевская и Воткинская дивизии оставались непобедимыми на протяжении всей Гражданской войны» (см. Воробьев А.

Обратите внимание

Восстание на Ижевском и Воткинском заводах в августе 1919 года. — «Часовой» (Брюссель), 1987, № 663, с.10).

Добавим, что осенью 1919 года Верховный Правитель России адмирал Александр Васильевич Колчак пожаловал Ижевской дивизии почетное Георгиевское знамя — высшую коллективную награду за воинскую доблесть.

В настоящее время это знамя хранится в Иркутском краеведческом музее.

Кто же противостоял русским рабочим, восставшим за свою страну против кучки преступников, возомнивших себя властью?

«В середине августа на Урале, в заводских городках Воткинске и Ижевске, против “рабоче-крестьянской” власти восстали не кто иной, как сами рабочие — рабочие государственных оружейных заводов.

  Утром 7 августа, вооружившись захваченными на заводе винтовками, ижевцы подняли восстание и вступили в бой с красноармейским батальоном и отрядом австрийских интернационалистов. К вечеру австрийские интернационалисты были уничтожены, а остатки красноармейского батальона бежали из города.

Организатор восстания унтер-офицер Осколков обратился к находящемуся в это время в Ижевске полк. Д. И. Федичкину принять Ижевский рабочий полк под свое командование. 15 августа полк. Федичкин, разбив в коротком бою красноармейский гарнизон, захватил пристань Гальяны и взял под свой контроль течение Камы, по которой курсировала советская флотилия.

Командующий 2-ой советской армией Рейнгольд Берзинь направил в район Гальян группу советских войск, которую возглавил Уфимский латышский батальон, насчитывающий 500 стрелков и 30 кавалеристов при 26 пулеметах. Стремительной атакой латыши выбили 18 августа ижевцев из Гальян и вместе с другими красными частями пошли в наступление на Ижевск. Но не успел командир Латышского батальона Я. Рейнфельд бросить своих стрелков на штурм Ижевска, как в тылу его группы войск появился новый враг. Рабочие в ближайшем городке Сарапуле, арестовав весь Сарапульский Совет и местных чекистов, сформировали антисоветский отряд.

В то же самое время восстали и рабочие в соседнем городке Воткинске, которые под командованием капитана Юрьева ударили во фланг Уфимскому латышскому батальону и вынудили его с другими красноармейскими частями отступить на запад.

24 сентября на ликвидацию мятежа ижевских и воткинских рабочих из Петрограда был послан 7-ой Бауский лат. стрл. полк, Латышский артиллерийский дивизион и кавалерийский отряд. 29 сентября латышские стрелки высадились в 100 км севернее Воткинска, на станции Чепца, откуда, соединившись с частями Особой Вятской дивизии, двинулись в наступление на Воткинск.

При известии, что прибыли латышские стрелки, крестьяне покидали деревни и бежали в лес, ибо слух об их расправах над ярославскими повстанцами, об их непреклонной верности Ленину и т. д. дошел и до этих глухих мест. Это повторялось в каждой деревне.

Конечно, стрелки не убивали всех жителей и не сжигали все деревни, но уже довольно того, что они расстреливали родственников присоединившихся к мятежным рабочим крестьян. Иначе крестьяне не скрывались бы в лесах. Имена же командира 7-го Бауского лат. стрл. полка Мангулса и латышского комдива В.

Азина, учинивших кровавую расправу в Воткинске и Ижевске, после захвата их красными произносились здесь не иначе как с проклятьем. 7 октября, в 35 км от Воткинска, 7-ой Бауский лат. стрелковый полк и Особая Вятская дивизия повстречались с воткинскими отрядами, которыми командовал капитан Юрьев. Бои были ожесточенными и длительными, вначале — с переменными успехами.

Важно

Но со временем, хорошо обученные и имея за собой боевой опыт в 1-ой мировой войне, латышские стрелки, применяя обходы с флангов и атакуя концентрированными силами, начали одерживать победы.

Подавляющее число воткинских рабочих никогда в армии не служило ибо, как занятые на оружейных заводах, от воинской повинности они были освобождены; не было у них и офицеров — ротами и взводами командовали фельдфебели и унтер-офицеры. Но в храбрости и стойкости они стрелкам не уступали. Сражение продолжалось свыше месяца, только иногда затихая на день-два.

В то же время на Ижевск наступала 2-ая Советская сводная дивизия под командованием старого латышского коммуниста Валдемара Азина. Во входящем в эту дивизию 247-м полку были две латышские роты. Командовал полком Я. Рейнфельд – бывший командир разгромленного ижевцами Уфимского латышского батальона. Комиссаром полка был Рейнберг; отрядом конных разведчиков командовал Т.

Калнынь; 3-им батальоном — его брат Ж. Калнынь; пулеметной командой — Осис; хозяйственной частью — коммунист с 1905 г. Кондрате. Так что хотя в 247-м полку было всего две латышские роты, командные посты главным образом занимали красные латыши. Во 2-ой Советской сводной дивизии были и части венгерских интернационалистов. 7 ноября комдив В.

Азин бросил свою дивизию на штурм Ижевска. В городе ударили в набат. На защиту родного города поднялось все население. Ижевские рабочие бросились в контратаку, но в первом же бою потеряли свыше 800 убитыми. Сражение длилось три дня, но ижевцы не могли отразить обильно снабженные пулеметами и артиллерией красные полки.

9 ноября сам Азин на бронепоезде бросился на прорыв обороны, кося из пулеметов защитников города. 10 ноября, под покровом ночи, рабочие отряды вместе с частью населения оставили город. Утром комдив В. Азин приступил к кровавой расправе над оставшимся в Ижевске населением. Родственники непокорных рабочих, в том числе старики и женщины, по приказу В.

Азина были расстреляны в первый же день. Повторилась кровавая ярославская баня. За взятие Ижевска В. Азин был награжден орденом Красного знамени.

Эти два положения о решающей роли латышских стрелков в подавлении Ижевского восстания и их последующем прямом участии в красном терроре остаются общим местом даже в последних работах по Восстанию. Так, в частности, А.А.

Шепталин утверждает, что «на подавление восстания были брошены самые верные и боеспособные силы Красной армии, половину которых составляли отличавшиеся особой жестокостью «интернационалисты» – части латышских и китайских стрелков, а также наемников из бывших военнопленных венгров, австрийцев, немцев и турок». Ему вторит А.А.

Совет

Петров: “Ижевским рабочим не оставалось ничего другого, как только утром 7 ноября по заводскому гудку предпринять массированную беспатронную штыковую атаку. От совершенно неожиданного и сокрушительного разгрома Азина спасла лишь стойкость латышского полка Чеверева”.

Бывший журналист повстанческих изданий «Ижевский защитник», «Народовластие» и др.

Анатолий Гутман-Ган пишет: «на Сарапул обрушился со всей силой большевистский террор. Матрос Ворожцов и комиссар Седельников лично по ночам приезжали в тюрьму и расстреливали намеченные по заранее составленным спискам жертвы. Каждый попавший в тюрьму знал, что оттуда он, по всей вероятности, уже не выйдет.

После ночных кровавых оргий оставшихся арестованных заставляли мыть полы и стены тюрьмы, забрызганные кровью. В июне 1918 г., по доносу своих же рабочих, был арестован сарапульский кожевенный заводчик Давид Ушеренко с двумя сыновьями, учениками местного реального училища. Ему вменялось в вину хранение оружия.

В течение нескольких дней его и арестованных мальчиков безжалостно мучили и пытали. Наконец, ночью в тюрьму прибыли матросы, зверски их убили и трупы их, совершенно обезображенные, бросили в Каму.

Кровавый террор, – продожает Гутман-Ган, – господствовал и в Ижевском заводе, находившемся в 70 верстах от Сарапула. Здесь не было Чека, но ее обязанности исполнял местный исполком. Тут убивали не только интеллигенцию, но и крестьян и рабочих, заподозренных в контрреволюции. В селах и деревнях латыши-комиссары, командированные из центров, производили расстрелы, реквизиции хлеба, меда, масла, яиц и скота. В Сарапуле были сосредоточены штабы 2-й Красной армии. В то время главные силы большевиков, оперировавшие здесь, составляли латыши, мадьяры, китайцы и очень немного русских солдат — остатки старой армии».

В книге воспоминаний легендарного командира ижевцев генерала В. М. Молчанова при описании событий весны 1919 г.

засвидетельствовано: «Когда я прибыл на линию фронта Второго Полка (речь идет об Ижевской дивизии и знаменитой ижевской атаке – под гармонь, с танцующей впереди медсестрой Лидой Поповой), я обнаружил, что нам противостоит полк из первоклассных Красных борцов, Третий Интернациональный Полк.

Читайте также:  Основные итоги правления ивана iii

Это была боевая единица Красной Армии, пользующаяся особым доверием, которая состояла из китайцев, латышей, венгров, коммунистов, и я думаю некоторого числа немцев».[1]

В той же тональности, что и оба его командира – Федичкин и Молчанов, рассматривает латышскую тему в своих воспоминаниях, увидевших свет в 1975 г. в Сан-Франциско, и рядовой участник тех событий В.М. Наумов. «Наш отряд начал производить разведки. Недалеко от селения мы заметили приближающийся к нам конный отряд численностью значительно больше нашего. Приблизившись, они крикнули – «Кто едет?».

Мы отвечали – «Свои» и, приблизившись вплотную, ссадили их комиссара-латыша. Отряд сразу же повернул вспять Взятый нами в плен комиссар в ту первую нашу стычку, был приговорен к расстрелу. Как это случилось – конвоиры ли его отпустили, или ему удалось бежать, когда вели его через лес, во всяком случае он был после в нашем селе, когда мы уже ушли за Каму, он был во главе красных отрядов» [5].

« В это время Ижевск и Воткинск, – продолжает Наумов, – держали связь и действовали в полном контакте. Из Петрограда на наш фронт были двинуты эшелоны, главным образом были посланы отряды латышей и мадьяр, но было и несколько рот состоящих исключительно из китайцев.

Обратите внимание

Теперь, смотря в то далекое прошлое, становится понятным, почему именно такие отряды были посланы к Ижевску и Воткинску из красного Петрограда; посылать русские отряды против восставших русских же рабочих было опасно, а мадьяры, латыши и китайцы – все это была наемная «армия», готовая идти против кого угодно.

Латыши и мадьяры держались очень стойко, китайцы же в боях буквально никуда не годились, много их погибло во время боев, потопленных в Каме» [6]. Участник Ижевско-Воткинского восстания, в сентябре—октябре 1918 г. командир Ижевского стрелкового полка, впоследствии командир Ижевско-Воткинской бригады А.Г.

Ефимов вспоминал: «Со стороны Гальяны в этот день началось наступление больших сил красных. На этот раз они собрали из своей 2-й армии все боеспособное и послали в Ижевск около 6000 бойцов с восемью 3-дюймовыми пушками, двумя полевыми гаубицами и 32 пулеметами. В отряде было значительное количество коммунистов и преданных красным латышей и мадьяр» [8].

«В красном лагере шли усиленные приготовления для подавления восстания ижевцев и воткинцев. Разгром, бегство и полный развал 2-й Красной армии и явные сочувствие и помощь крестьян восставшим рабочим делали восстание чрезвычайно опасным для красной власти. Ненадежность мобилизованных из местного населения заставляла посылать войска из центра страны.

Упорство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, составленных из коммунистов, из отрядов “чрезвычаек”, из латышей и китайцев…. Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый характер с большими потерями с обеих сторон.

Ижевцы, бывшие на “Северном” фронте, вспоминали, как им пришлось иметь дело с каким-то интернациональным полком, в котором все бойцы были одеты в красные рубахи. Сильно опьяневшие, они с пением “Интернационала”, переходившего при сближении в дикий рев, бросались на своего противника, несли большие потери, но повторяли атаки по нескольку раз…»[9].

  Упорно дравшийся отряд красных состоял из латышей. Главные силы группы подпоручика Вершинина и левая обходная рота в бою принять участие не успели. Но по колонне главных сил, следовавшей по дороге, красные открывали огонь со стороны деревни Якшур-Бадья»[10].

 Около этого времени (по другим сведениям, это было раньше) поручик Дробинин у деревни Мишкино нанес сокрушительный удар 4-му Латышскому полку, захватив несколько орудий, пулеметы и много пленных и обратив красных латышей в поспешное бегство. Продержавшись несколько больше месяца, Казань была захвачена красными.

Они не предприняли энергичного преследования отступавшего казанского гарнизона, и он довольно спокойно переправился через реку Каму у деревни Епанчино близ Лаишева. Свои освободившиеся у Казани войска красные направляли против ижевцев и воткинцев, торопясь покончить с восстанием. В первую очередь перебрасывались: отряд Азина, сформировавший 2-ю Сводную дивизию (потом 28-ю), и латышские полки.

Важно

4-й латышский полк, как отмечалось раньше, был разбит воткинцами, а 5-й Латышский полк, сильно пострадавший при захвате Казани полковником Каппелем, видимо, действовал со стороны города Глазова».

«Факт Ижевского восстания произвел в советских рядах замешательство. Это был страшный удар в сердце советской власти.

Ведь в Ижевске восстали не офицеры и генералы старой армии, не капиталисты или городская буржуазия. Против “рабоче-крестьянской власти” восстали рабочие и крестьяне.
Ижевское восстание в тылу казанской группы красных отрядов было смертельным ударом, угрожало отрезать от казанской базы Советскую армию, оперировавшую на Вятке, Каме, Белой.

Поэтому в Москве известие об Ижевском восстании произвело панику. Посыпались истерические приказы Троцкого “сравнять вероломные Ижевск и Воткинск с землей”, “беспощадно уничтожить ижевцев и воткинцев с их семьями”.

Из Москвы, Петербурга, Казани двинуты были коммунистические и латышские части, получившие задание во что бы то ни стало очистить Ижевско-Воткинский район от белых. В Сарапуле стояла сильная вооруженная флотилия красных, много было и латышских частей.

В продолжение августа красными неоднократно делались попытки высадить десанты на пристанях Гольяны и Галево, намереваясь оттуда вести наступление на Ижевск и Воткинск, но все эти операции кончались неудачей: красные не были способны противостоять воодушевленным и храбрым ижевцам и воткинцам.

При столь неблагоприятных условиях повстанческой армии приходилось выдерживать беспрерывные бои с красными. Особенно трудно доставалось воткинцам, на которых наступали с двух сторон китайско-латышские отряды. Насильно мобилизованных крестьян латыши гнали в наступление, выставив в тылу пулеметы. В этот момент красные окружили Ижевск и повели решительное наступление на город с двух сторон.

Штабу и части отрядов едва удалось спастись по дороге на Воткинск, а тысячи жителей и рабочих не успели бежать и попали под власть красных. Очевидцы захвата красными Ижевска передают следующие подробности кровавой расправы с мирным населением. 7 ноября красные стремительно ворвались в Ижевск. Часть армии не успела спастись; солдаты побросали винтовки и побежали на завод. Красные окружили завод и произвели проверку рабочих. У кого оказался рабочий билет, того отпустили, а остальных вывели, собрали на церковной площади, всех расстреляли из пулеметов. Всего было убито в день захвата города около 800 человек. Тела убитых возили на подводах несколько дней и зарывали в огромных ямах в лесу близ заводского озера. На следующий день начала действовать Чрезвычайная комиссия. Ловили всех, на кого указывали местные коммунисты. Через несколько дней тюрьмы и все арестные помещения оказались переполненными. Арестованные валялись в погребах и сараях.

Главный контингент арестованных: рабочие и служащие завода. Расстрелы продолжались более месяца. Главное участие в расстрелах принимали китайцы, мадьяры и латыши. Квартиры рабочих семей, члены которых служили в Народной армии, совершенно разграбили. Семьи ушедших рабочих убивались.» 

[1] Moltchanoff V.M. The last white general.// An Interview сonducted by Boris Raymond. 1972 by The University of California at Berkeley. P. 39-40. [2] Ibid. P.45. [3] Ibid. P.78. [4] Ibid. P.80 [5] Наумов В.М. Мои воспоминания.

// Ижевско-Воткинское восстание. С. 83. [6] Там же. [7] Ук. соч. С. 86. [8] Ефимов А.Г. Ижевцы и воткинцы. Борьба с большевиками 1918-1920. М., 2008. С. 56. [9] Указ. соч. С. 66-67. [10] Указ. соч. С. 72-73.

[11] Указ. соч. С.

80, 82, 87-88.

Источник: http://maxpark.com/community/4375/content/1519226

100 лет Ижевско-Воткинскому восстанию: Что произошло в Ижевске в августе 1918-го и почему местные рабочие выступили против большевиков?

Сто лет назад, в августе 1918 года, в Ижевске и Воткинске вспыхнуло антибольшевистское восстание, организованное «Союзом фронтовиков» при поддержке местных рабочих, крестьян, студентов, купцов и интеллигенции. Расскажем, что именно произошло тогда в Ижевске и почему рабочие, вопреки всяким идеологическим доктринам, выступили против большевиков.

Хроника начала восстания в Ижевске

Август 1918 года

2 августа

На выставке в Национальном музее им. Кузебая Герда представлен быт ижевских рабочих начала XX века.

Эти экспонаты подтверждают, что мастеровые оружейного завода жили достаточно хорошо, особенно по меркам тех лет, и им было что терять.

Совет

Большевики объявляют в Вятской губернии, к которой относился Ижевск, военное положение, так как к началу августа белые контролируют Самару, Сызрань, Уфу и другие города в центральной части России.

4 августа

Отряд из тысячи большевиков после воззвания Ивана Пастухова, одного из лидеров ижевских коммунистов, отправляется под Казань – защищать ее от чехословаков, поддерживающих Белое движение. Одновременно ижевская ЧК арестовывает сто ижевцев, признанных контрреволюционерами.

6 августа

Правление «Союза фронтовиков» Ижевска решает начать восстание, однако ночью чекисты арестовывают одиннадцать членов правления.

7 августа

В три часа ночи на общегородском митинге ижевские большевики объявляют всеобщую мобилизацию. Под Казань гонят фронтовиков, вернувшихся с Первой мировой. Обмундирование и оружие им обещают выдать на месте. Те отказываются, некоторых арестовывает ЧК. Это и становится «спусковым крючком» восстания.

8 августа

Основные события 8 августа 1918 года разыгрались на набережной. Повстанцы наступали по плотине со стороны завода, а большевики стреляли по ним из окон здания Совета.

На Ижевском заводе проходят антибольшевистские митинги, организованные «Союзом фронтовиков».

Солдаты и офицеры, вернувшиеся с фронта, а также рабочие разоружают большевистские патрули, захватывают винтовки, штурмуют здания Совета, милиции, военный отдел и пороховой погреб. Большевики отступают из Ижевска. Тех большевиков, кто не погиб, а также сочувствующих им, повстанцы арестовывают.

По спискам это – сотни людей.

Предположительно, на этом снимке изображены члены того самого ижевского «Союза фронтовиков», которые и начали мятеж 8 августа.

Из воспоминаний ижевчанки Клавдии Завалиной:

«Помню раннее утро того дня, 8 августа. Мне семь лет было, я с утра ходила в огород, работать. Спускаюсь на первый этаж нашего дома на улице Старой (сейчас Карла Маркса. – Прим. ред.), а там сидит несколько человек. Среди них был мой папа Петр Завалин, ижевский рабочий, два его друга и еще несколько мужчин в солдатских шинелях.

Обратите внимание

Под столом лежали винтовки, приклады я точно заметила. Папа меня увидел, сказал: «Уйди, глупая, спать ложись». Я начала подниматься обратно, услышала стрельбу где-то на улице, и папа вывел мужчин из дома. Потом уже поняла, что, когда началось восстание, такие вот группки вооруженных людей окружали большевиков.

Отец вернулся поздно вечером и не говорил с нами несколько дней».

О причинах восстания

В марте 1918 года большевики подписали Брестский мир с Германией, означающий поражение нашей страны в Первой мировой войне и, помимо прочего, предполагающий выплату Россией шести миллиардов марок.

Этот долг лег на население страны, что выразилось во множестве декретов: «О национализации крупнейших зернохранилищ», «О социализации земли», «О спекуляции» и так далее. В постановлении «О порядке сдачи хлеба в распоряжение государства» было указано, что сдать излишки хлеба необходимо к 1 августа.

Как отмечает историк Алексей Коробейников, во многом именно изъятие хлеба у горожан накануне этой даты и послужило детонатором Ижевского восстания.

Алексей Коробейников, историк, подводный археолог:

Алексей Коробейников, историк, подводный археолог

«Все эти и иные Декреты законодательно закрепляли устроенный большевиками новый порядок.

Разумеется, «мирные обыватели», которым было что терять, то есть прежде всего представители состоятельной интеллигенции и мелкой буржуазии, со страхом открывали газеты, и, увидев очередной декрет, который ломал устои их жизни, думали, что это уже навсегда. Они воспринимали революционное насилие как тотальный и нескончаемый ужас.

И в самом деле: работал мастеровой оружейник всю жизнь, построил своим трудом и на кредит от завода дом для детей и внуков, надеялся в добавление к пенсии «постричь купоны» с государственных облигаций. И тут, в один день, на тебе: ни дома, ни облигаций».

Раиса Федоровна Мартынова:

Раиса Федоровна Мартынова

«На ижевских заводах работало много потомственных рабочих, которые получали хорошее жалованье, жили своим домом с приусадебным участком, держали скотину. У крестьян тоже были наделы земли, лесные угодья, пасеки.

С приходом большевиков к власти это меняется: большевики вместо продналога вводят продразверстку, в рамках которой, по сути, отбирают все, что у них есть. И крестьяне, и рабочие были очень недовольны политикой советской власти.

И именно в Ижевске это недовольство вкупе с желанием вернуть прежний уклад жизни вылилось в восстание рабочих против большевиков».

Источник: https://www.kp.by/daily/26871/3917621/

Ссылка на основную публикацию