Историография крымской войны

Отечественная историография Крымской войны, вторая половина XIX – первая половина XX в

?

sandra_rimskaya (sandra_rimskaya) wrote,
2015-08-23 13:24:00 sandra_rimskaya
sandra_rimskaya
2015-08-23 13:24:00

Несмотря на то, что отечественная историография отводила Крымской войне видное место, непрерывная традиция ее изучения так и не сложилась.

Данное обстоятельство было обусловлено отсутствием систематизации трудов по проблеме.

Не востребованным оказался значительный пласт исследований по Крымской войне в дореволюционной литературе.

Обратите внимание

Между тем, в них содержались многие важные фактические данные, высказывались нетривиальные теоретические положения.

Перспективной в контексте развития современного российского государства представляется методология анализа Крымской войны дореволюционными авторами с позиций державных приоритетов.Степень научной разработки темы.

Хотя специализированного исследования по историографии Крымской войны не предпринималось, но определенные разработки по сформулированной тематике проводились.

Аннотационное историографическое освещение предпринималось в рамках исторических исследований, как правило, претворяя, в качестве вводного обзора литературы, авторские исследования.

Научная традиция начинать изложение истории Крымской войны с историографического введения окончательно установилась лишь на рубеже 1960-70х гг.

Анализа литературы по сформулированной тематике не предпринималось в наиболее фундаментальных трудах по Крымской войне дореволюционной печати М.И. Богдановича, Н.Ф. Дубровина, A.M. Зайончковского и др.

Отсутствовал он и в классическом исследовании советского времени Е.В.Тарле «Крымская война». Даже в диссертационных работах 1950х гг. И.В. Бестужева, Е.Е. Бурчуладзе, Б.И. Зверева, А.Г. Коломойцева, при подробном освещении источниковой базы, предшествующая литература не рассматривалась.

1 Для диссертаций последующего времени такое рассмотрение становится непременным условием. Но в работах Х.М. Ибрагимбейли, О.В. Маринина, В.Н. Пономарева, А.И. Шепарневой

Научная традиция начинать изложение истории Крымской войны с историографического введения окончательно установилась лишь на рубеже 1960-70х гг.

Отечественная историография Крымской войны, вторая половина XIX – первая половина XX в.

Диссертации по гуманитарным наукам – http://cheloveknauka.com/otechestvennaya-istoriografiya-krymskoy-voyny-vtoraya-polovina-xix-pervaya-polovina-xx-v#ixzz3jce5Nx4M

Через сто лет после событий и исключительно на основании социального заказа немецко-еврейского оккупационного правительства захваченной России: “Война и Мир” прусского еврея-юнкера Левия Толстого.Первая Мировая ВООВ Bella Arm Air Kondrus c казаками Grey slave war crimes за Свободу и Независимость от них всей планеты, была в 1853-1903 гг.

И все делают вид, что русские не понимают, что они там написали одну ложь, чтобы враги не догадались о том, что все наши русские – это прусские евреи-красноармейцы с Первой Мировой Войны с Чарторыйскими-Конде, Владыками Мира, за Гибель Мира, в 1853-1903 гг.

-Пусть гибнет Мир, но торжествуют русские: славяне евреи крестьяне старой красной (прусской) гвардии Гогенцоллернов, Гольштейн,Бронштейн и Бланк, братва!Готовимся к славяно-еврейскому красноармейскому апокалипсису всей красной армией евреев и славян.

Важно

Апокалипсис у русских евреев-славян назначен на столетие подписания похабного брестского мира русских евреев-славян-красногвардейцев с прусскими евреями-славянами-красногвардейцами.История захвата России красной (немецкой) армией в 1853-1903 гг.

сочинялась красной (еврейской) армией во второй половине 20 века!

Вся эта дгевнегусская (еврейская) литература из древностей славяно-еврейских красноармейских сочинялась чистокровными прусскими евреями-красногвардейцами Эльстона-Гогенцоллерна либо к самом конце 19 века, либо вообще в 20-м!

Блинов, Иван Гаврилович

За свой творческий период И. Г. Блинов переписал и оформил около 200 средневековых рукописей самых разных жанров, ряд из которых до сих пор не выявлен и не описан. Некоторые книги создавались в 2-х или в нескольких списках.

Среди переписанных Блиновым произведений: “Житие Василия Нового” (1893), “Сказание о Мамаевом побоище” (1894), “Повести о Петре и Февронии Муромских” (1890-е, 1900, 1901), “Сказание о князе Михаиле Черниговском и о его боярине Феодоре” (1895), “Изборник Святослава” 1073 г.

(1896), “Повесть об убиении царевича Димитрия” (1896), “Слово о полку Игореве” (конец 1890-х, 1911, 1912, 1913, 1914, 1929, 1944), “Житие Павла Обнорского” (1903), “Иудейская война” (1909), “Акафист прп. Серафиму Саровскому” (1917), “Мудрость Менандра Мудрого” (1918), “Житие Анастасии Узорешительницы” (1918), “Повесть Аммония мниха о свв.

отцах, в Синае и Раифе избиенных” (в соавторстве с сыном Иваном, 1918), “История города Городца” (1937), многочисленные канонники, синодики, сборники, отдельные службы, каноны и акафисты избранным праздникам и святым и многое др.

Кроме того, Иван Гавриловичем было мастерски отреставрировано (в т. ч.

восполнено и иллюминировано) значительное количество рукописных книг, созданы отдельные миниатюры, 2 настенных листа “Ополчение и поход великого князя Димитрия Иоанновича…

” (1890-е) и несколько картин на духовно-историческую тематику (“Протопоп Аввакум и боярыня Морозова”, “Жалованная грамота Григорию Орлову”, “История Городецкой старообрядческой часовни”, “Симоне Ионин, любиши ли Мя?”).

Блинов безупречно воспроизводил стиль любого периода эпохи XI – XVII вв., причем делая это как путем точного копирования соответствующего манускрипта, так и посредством творческого подхода, обусловленного глубочайшим знанием книгописных образцов означенного времени.

В своем творчестве Иван Гаврилович применял все типы славянского письма, опираясь на наиболее совершенные средневековые образцы. Более того, целый ряд рукописей он переписал крупным уставным письмом собственного изобретения.

Рисунок Блинова четкий, уверенный, виртуозный. Во многих и без того миниатюрных произведениях прописаны мельчайшие детали. Манера письма по большей части динамична и эмоциональна.

Совет

И все делают вид, что никто ничего не понимает, никого это не касается. Из пробирки все появились, как евреи на первой странице своей библии.

Тогда следует признать захваченную прусскими евреями-славянами Россию Иудеей, а славян евреями: царством иудейским красногвардейским и учить своих детей в еврейских школах о том, что они прусские евреи, живут в Иудее в лето 663 от рождества христова под Александровской колонной в антисанитарных условиях Дворцовой площади Вечного Города Рим Русалим Храм Господень, Храм Христа Спасителя, царя иудейского красногвардейского.А в 666 году от рождества христова под Александровской колонной в антисанитарных условиях Дворцовой площади сюда придут космические корабли Собора Ангелов Михаила Архангела, Творца Мира и отправят всех красноеврейцев туда, где они были до Сотворения Мира. И наступит лепота царству иудейскому красногвардейскому: ни городов, ни государств, ни людей на Земле. Как до Сотворения Мира. Апокалипсис!Александра Римская 22.08.2015 г., 663 , Anno Domini. Xikrik to river Novogor

Список статей Сандры Римской

Источник: https://sandra-rimskaya.livejournal.com/926145.html

Открытия Крымской войны

9 сентября – День памяти русских воинов, павших в Крымской войне (1854-1856) и при первой обороне Севастополя. Это была одна из самых трагических страниц отечественной истории.

Однако именно поражение в ней и положило начало масштабных реформ в России второй половины XIX века. Именно эта война во многом явилась точкой отсчета не только новой Российской империи, но и всей Европы.

И, пожалуй, именно Крымская (в европейской историографии Восточная) кампания породила самое большое количество открытий….

Медицина

Читайте также:  Русско-японская война 1904-1905 гг.

Главные открытия были сделаны в медицине и почти все они были связаны с именем великого русского врача – Николая Пирогова. Именно здесь, в осажденном Севастополе, он впервые в мире применил совершенно новый метод ухода за больными, который заключался в тщательном отборе (сортировке) раненых уже на первом перевязочном пункте. В зависимости от тяжести ранений одни из них подлежали немедленной операции в полевых условиях, тогда как другие, с более лёгкими ранениями, эвакуировались вглубь страны для лечения в стационарных военных госпиталях. Здесь же Пирогов начинает с блестящим успехом использовать гипсовую повязку. Впервые в истории перелом перестал быть приговором. Именно изделие из гипса и спасло многих солдат и офицеров от ампутации и пожизненной инвалидности. Ведь при прежних методиках травматологии – переломы срастались редко. И только после «пироговского гипса» переломы стали срастаться.

Наркоз – еще одно гениальное изобретение Пирогова. Даже трудно себе представить, сколько нечеловеческой боли вынуждены были терпеть больные при операции. В Севастополе хирург впервые в мире применил эфир, благодаря которому впоследствии в полевых условиях им было проведено около 10 тысяч успешных операций.
Сестринское дело также зародилось в Севастополе.

Ее основательницей во всем мире принято считать англичанку Флоренс Найтингейл, которая во время Крымской войны организовала Службу профессиональных медсестёр. Вместе со своими помощницами, среди которых были монахини и сёстры милосердия, она отправилась в полевые госпитали Турции, а затем и в Крым. Она последовательно проводила в жизнь принципы санитарии и ухода за ранеными.

В результате, менее чем за шесть месяцев смертность в лазаретах снизилась с 42 до 2,2 %. Флоренс и по сей день во всем мире считается первым организатором женского ухода за ранеными в районе боевых действий и основоположницей сестринского дела.

Однако против ее первенства в самой решительной форме протестовал сам Н.

Пирогов, неоднократно доказывая, что «Крестовоздвиженская община сестёр попечения о раненых и больных» была учреждена в октябре 1854 года, а в ноябре того же года она уже находилась на фронте. А вот миссия Нейтингель началась лишь зимой 1855 года”….. «Мы, русские, не должны дозволять никому переделывать до такой степени историческую истину.

Мы имеем долг истребовать пальму первенства в деле столь благословенном и благотворном и ныне всеми принятом», – писал Н.Пирогов.

ОРУЖИЕ

Крымская война дала толчок развитию вооружённых сил, военного и военно-морского искусства европейских государств. Во многих странах начался переход от гладкоствольного оружия к нарезному, переход от парусного деревянного флота к паровому броненосному, зародились позиционные формы ведения войны. Морские заградительные мины были изобретены, а впоследствии и с успехом применены именно во время Крымской войны. В июне 1855 года, во время неудачной попытки англо-французского флота захватить крепость Кронштадт, несколько британских пароходов были повреждены в результате подводного взрыва российских морских мин. Это было первое успешное применение морской мины. Правда, западные источники приводят более ранние случаи — 1803 и даже 1776 год. Успех их, однако, не подтвержден. А вот 1500 «адских машин» разработанные, разработанные академиком Петербургской академии наук Борисом Якоби, были достаточно успешно установлены российскими военно-морскими специалистами в Финском заливе.

А вот войска коалиции в борьбе с русским неприятелем использовали газы (химическое оружие). Так, при очередной осаде Севастополя, английская армия впервые в мире применила сернистый газ для «выкуривания» обороняющихся русских гарнизонов из инженерных сооружений.

Обратите внимание

Позднее, в 1899—1902 годах во время англо-бурской войны англичане уже применяли артиллерийские снаряды, начиненные пикриновой кислотой, способной вызывать рвоту у пострадавших.

Знаменитая пуля Минье хоть и была изобретена в 1849 году, но с успехом опробована спустя 5 лет именно в боях под Севастополем.

Она имеет сзади коническую выемку, в которую вставляется коническая железная чашечка, не доходящая до дна выемки. При выстреле чашечка, будучи значительно легче пули, получает большее ускорение и доходит до дна выемки, расширяя пулю и вгоняя ее в нарезы ранее, чем пуля продвинется по каналу на весьма малое расстояние.

Пули такого типа получили название «сжимательных». Русские войска, вооруженные гладкоствольными ружьями, могли вести эффективную стрельбу на дистанции примерно 200 шагов. Англо-французские войска благодаря применению пули Минье могли вести эффективный огонь на дистанции вчетверо большей.

Существует даже мнение, что отсутствие таких пуль в русской армии и послужило одной из причин поражения России в Крымской войне.

Информация и способы ее подачи

Трудно поверить, но столь актуальная ныне информационная война – ровесница Крымской войны. Задокументировано одно из ранних проявлений лживой информации.

Сразу после блистательной победы моряков Черноморского флота при битве под Синопом, английские газеты в отчётах о сражении писали, что “русские достреливали плававших в море раненых турок”. Впрочем, русофобские настроения в западной прессе появились несколькими годами раньше.

Еще в 1848 году малоизвестный в то время публицист Карл Маркс писал в одной из немецких газет: «для спасения либеральной репутации, нужно было вовремя проявлять ненависть к русским».

Николай Первый топчет карту Франции на карикатуре французской газеты “Шаривари” (8 августа 1850 года)И эта ненависть с каждым годом все сильнее и сильнее разжигалась на Западе.

Во многом ее провоцировали и русофобские карикатуры, которые все чаще стали публиковать английские и французские таблоиды.

А уже сразу же после начала войны в октябре 1854-го член английского парламента Д. Рассел даже открыто заявил: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Чёрном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе».

Николай Первый в костюме дьявола на карикатуре газеты “Панч”(23 января 1854 года)

Но если пропаганда и информационная война зародились на Западе, то Крымский полуостров можно назвать прародиной военной фотокорреспонденции. А ее отцом стал Роджер Фентона. В Лондон из Крыма он привез 363 снимка, которые все до одного впоследствии выкупила самая большая в мире – Библиотека Конгресса США.

Впрочем, сам Фентон попал на поле боя случайно. Еще в начале кампании в британских войсках была создана специальная официальная команда фотографов под началом капитана Джона Хаккета. Но капитан и его ассистенты погибли 14 ноября 1854 года во время сильнейшего урагана при крушении судна Rip Van Winkle. Вместе с ними погибли и уникальные фотографии, сделанные в оккупированной Балаклаве.
Британское общество было взбудоражено информацией о бедственном положении замерзающей, одолеваемой болезнями армии, страдающей от плохого снабжения. К тому же многим не нравилось, что британские солдаты сражаются плечом к плечу со своими давними заклятыми врагами – французами.

Важно

Для формирования положительного образа войны был призван друг королевской семьи фотограф Роджер Фентон. Поддержку ему оказал принц Альберт, а финансировало поездку издательство «Эгнью и сыновья».

Читайте также:  Россия в конце xvii - первой четверти xviii в. петровские преобразования

Так автор портретов британской элиты стал аккредитованным военным фотографом. Будучи свидетелем страшных картин войны, Фентон снимал исключительно мирную лагерную жизнь. Позитив в современном понимании.

Метеорология

Непредсказуемая и капризная крымская погода всерьез потрепала нервы и силы противника. После балаклавского шторма 14 ноября 1854 года, разбившего 60 британских и французских кораблей, всерьез встал вопрос: а можно ли было предотвратить эти потер. Этот вопрос император Франции Наполеон III лично задал ведущему астроному своей страны — Урбену Леверье. По приказу монарха за три месяца он создал службу прогноза погоды. Леверье обратился с просьбой к знакомым европейским учёным прислать ему сводки о состоянии погоды в период с 12 по 16 ноября. Полученные данные наносили на карту. Из детального анализа стало ясно, что ураган, потопивший корабли в Чёрном море, можно было предвидеть заранее. 19 февраля 1855 года, ученый подготовил доклад Наполеону III о перспективах создания централизованной метеорологической сети наблюдений с передачей сведений по телеграфу и презентовал первую карту погодной обстановки. После окончания войны в 1856 году во Франции с успехом работали уже 13 метеостанций.

Одежда

Пока французские ученые пытались составить прогнозы капризной и непредсказуемой крымской погоды, солдаты союзников всерьез от нее страдали. Зима 1854—1855 года была очень холодной, а большая часть британских войск вовремя не получила зимнего обмундирования. Выдержать холодный и сильный морской ветер под Балаклавой во многом помогла вязаная шапка, которая впоследствии и получила название «балаклава».
Один английский солдат просто прорезал в вязаной шапке отверстия для глаз и носа. Это помогло согреть лицо и защитить его от встречного ветра. Сегодня даже существуют «балаклавы» для пожарных, танкистов, автогонщиков. В ряде стран подобные маски носят бойцы спецподразделений во время антитеррористических операций.

Утеплялись и за счет вязаного жакета «кардигана», названного в честь седьмого графа Кардигана. Именно ему и приписывают изобретение данного предмета одежды с целью утепления форменного мундира. .

Возглавлявший кавалерийскую бригаду Лорд Кардиган был известным модником и славился своим безукоризненным вкусом. Выполненный из крупной вязки, жакет с пуговицами до самого низа, был предназначен для носки под мундир в пасмурную погоду.

А 40-50 года ХХ века такие вязаные кофты были неотъемлемым атрибутов богемного гардероба каждого уважающего себя модника.

А с именем другого английского фельдмаршала барона Регла́на связан вид покроя рукава одежды (реглан), при котором рукав выкраивается вместе с плечевой частью переда (полочки) и спинки изделия. Барон потерял руку при битве в Битве при Ватерлоо (1815 год), и носившего одежду с таким видом рукава, чтобы немного скрыть данный недостаток. Суровая крымская осень, сопровождавшаяся обильными дождями, и подтолкнули к этому изобретению. Так, вода не проникала под одежду солдата из-за отсутствия на плече шва. Впрочем, вспомним слова Н.Пирогова. Неужто и в истории моды у русских опять украли изобретение. Ведь на одной из акварелей художника Федора Солнцева, датированной 1842 годом, есть изображение девушки из Тульской губернии в вышитой рубашке с типичным рукавом-регланом..

Сигареты

Источник: https://crimeahistor.livejournal.com/13030.html

Кавказский фронт Крымской войны 1853-1856 гг. (стр. 1 из 9)

Введение

Крымская война 1853-1856 гг., начавшаяся как русско-турецкая, но в последствие ставшая общеевропейской, возникла после длительной и сложной политической борьбы между государствами (Россией – с одной стороны; Турцией, Англией и Францией – с другой), интересы которых сталкивались на Ближнем Востоке. Война завершилась поражением русской армии и подписанием Парижского мирного договора в 1856 г.

Кроме военных операций на Дунае, в Крыму, на Черном море особое место занимает Кавказский фронт Крымской войны, где военные действия велись еще и при национально-освободительном движении многих народов Кавказа под предводительством Шамиля. Кавказский фронт сыграл немалую роль на исход войны и ее нельзя недооценивать.

Проблеме Крымской войны посвящены труды многих исследователей. Русская дореволюционная историография Крымской войны весьма обширна. Такие представители монархического направления в русской исторической науке, как М.И. Богданович, Н.Ф. Дубровин, А.М.

Совет

Зайончковский, выступали после 60-х годов XIX в. В основном это были военные историки, принадлежавшие к царскому офицерству.

И поэтому их военно-теоретическое и военно-исторические работы строго основывались на существовавших в то время взглядах правительства на историю войн и военного искусства.

Одним из видных представителей дореволюционной военной историографии второй половины XIX в. был генерал Модест Иванович Богданович. Он принадлежал к числу немногих русских официальных военных историков, которые уделяли внимание освещению роли кавказских национальных ополчений и иррегулярных войск в Крымской войне.

Уделив внимание политическим и дипломатическим аспектам Крымской войны больше, чем другие дореволюционные историки, Богданович тем не менее, по понятным причинам, объяснял причины поражения России в войне случайностями, неумелыми действиями армии и некоторых военачальников. Но при всех своих недостатках работа М.И.

Богдановича «Восточная война 1853-1856 гг.» не утратила своей ценности и в наше время, так как она насыщена богатым фактическим материалом из архивов и особенно тем, что в отличие от других дореволюционных военных историков М.И.

Богданович много места уделяет освещению военно-политических событий на Кавказе и участию национальных ополчений в войне.

Еще одним видным историком того времени был А.М. Зайончковский. Как и Богданович, он подробно, в деталях, осветил ход боевых действий на Кавказском театре войны. Но его работа пропитана духом великодержавного шовинизма, ненависти к народам Кавказа и апологии политики царизма. Но обилие фактического материала делает эту работу очень полезной в изучении данного вопроса.

Крымская война стала предметом особенного внимания советских ученых. Многие в своих работах, объясняя поражение в войне, клеймили позором русский царизм и проводимую им внутреннюю и внешнюю политику.

Обратите внимание

Ученый М.Н. Покровский еще в 1907-1912 гг. дал глубокий исторический анализ внешней политики царской России, объяснив ее исключительно интересами дворянства, помещиков и буржуазии. В силу того, что М.Н. Покровский писал свои работы в дореволюционное время, его главной задачей как ученого-марксиста была борьба против царского самодержавия.

В третьем томе «Истории России» Покровский излагает историю Крымской войны 1853-1856 гг.

, но совершенно не упоминает о роли народов Кавказа в успешных боевых действиях русской армии на Кавказском театре Крымской войны, освещая лишь одну сторону истории народов Кавказа в XIX в.

Читайте также:  Русско-японская война. минимум для егэ

– их национально-освободительную борьбу. Этим самым ученый игнорирует борьбу народов Кавказа с турецкими и персидскими завоевателями.

Значительным вкладом в советскую историографию войны 1853-1856 гг. явилось капитальное двухтомное исследование крупного историка Е.В. Тарле «Крымская война». Его работа – бесценный труд по дипломатической истории войны и международным отношениям того периода.

В этом труде достаточно полно раскрыты противоречия европейских держав и царской России в борьбе за господство на Ближнем и Среднем Востоке в середине XIX в. Е.В. Тарле последовательно излагает дипломатическую борьбу между этими государствами, давая подробную характеристику ей как в период военных действий, так и в периоды затишья, когда эта борьба становилась более обостренной.

К сожалению, в этой работе не нашло должного отражения участие населения и воинских формирований из народов Кавказа в Крымской войне в составе русской армии.

Замечательной работой, касающейся непосредственно Кавказского фронта Восточной войны, является книга Хаджи Мурата Ибрагимбейли «Кавказ в Крымской войне 1853-1856 гг.» Автор, ссылаясь на архивные материалы, действительно показал роль кавказских народов и их помощь в войне. В работе подробно затронут вопрос о национально-освободительном движении народов Кавказа.

История участия некоторых народов в войне частично рассмотрена советскими историками – Е.Е. Бургуладзе, Крымская война и Грузия; А. Погосян, Кавказский фронт Крымской войны и армяне.

Зарубежная историография, особенно англо-американская, умышленно сужает понятие о так называемом Восточном вопросе, трактуя его исключительно как борьбу царской России и Османской империей за обладание черноморскими проливами.

Важно

Большинство работ зарубежных авторов, подобно русским, посвящено рассмотрению Крымского и Дунайского театров военных действий.

Стремясь изобразить народы Кавказа лишь противниками России, показать, что они в большинстве своем якобы боролись на стороне султанской Турции, зарубежные историки игнорируют факты вооруженной, материальной и моральной помощи широких масс населения Кавказа русской армии.

Интересными работами, затрагивающими 1853-1856 гг., являются книга Мосса «Конец крымской войны и создание системы международных договоров 1855-1871 гг.» и труд Нью-Йоркского ученого Андерсона «Восточный вопрос в 1774-1923 гг. Международные отношения»

Многие западные историки сводят всю суть Восточной войны к «бескорыстному» вмешательству Англии и Франции в русско-турецкий конфликт с целью пресечения агрессии России против «обиженной Порты Оттоманской».

Что касается темы Кавказского театра Крымской войны, то зарубежная (особенно английская) историография этому вопросу уделяла и уделяет особое внимание.

Цель работы – показать влияние Кавказского фронта на ход военных действий на других фронтах; выявить причины успеха Отдельного Кавказского корпуса и местных иррегулярных отрядов в ходе боевых действий на Кавказе и в Закавказье; показать влияние Кавказского фронта на решение Парижского конгресса в 1856 г.

1.1. Причины Крымской войны 1853- 1856 гг.

В основе политики Николая I в начале его правления лежала заветная мечта Екатерины II — изгнание турок из Европы и установление российского контроля над черноморскими проливами. С другой стороны, император имел имидж правителя, непреклонно стоящего на страже принципа легитимизма и сохранения статус-кво в Европе.

Такая двойственность ограничивала для российской дипломатии возможность маневра. Сыграть на руку России могло массовое движение православного населения на Балканах, аналогичное восстанию греков.

Совет

Поэтому в основе планов и записок Николая I и его сподвижников, относящихся к 1853 году, находится мысль о том, что в случае массовых волнений в Оттоманской Порте достаточно выделить относительно небольшие силы и осуществить дерзкий десант 13-й и 14-й дивизий на берега Босфора1
.

В начале 50-х годов, по мнению Николая, сложилась наиболее благоприятная обстановка для осуществления его грандиозного замысла.

Монархи Австрии и Пруссии были его партнерами по Священному союзу; Франция, по его мнению, ещё не окрепла после революционных потрясений, Великобритания отказалась участвовать в войне, и, кроме того, царю казалось, что Великобритания и Франция, являясь соперницами на Ближнем Востоке, не заключат между собой союза. Однако эти обнадеживающие взгляды царя на международное положение были не до конца верны. После революций 1848 г. французский император Наполеон III, памятуя о лаврах Наполеона I Бонапарта, желал укрепить свой трон с помощью какого-нибудь победоносного военного конфликта. А перед Великобританией открылась перспектива образования антироссийской коалиции, и при этом добиться ослабления влияния России на Балканах2
.

Известно, что 9 января 1853 г. на одном из великосветских балов в Петербурге состоялась первая беседа Николая I с сэром Джорджем Гамильтоном Сеймуром, британским послом в России. Разговор шел о разделе Османской империи. Называя Турцию «больным человеком», Николай I предложил принять соглашение о разделе ее на сферы влияния между Россией и Англией.

При второй встрече с Сеймуром, состоявшейся 14 января 1853 г., Николай I настаивал на заключении нового англо-русского неофициального устного соглашения по поводу совместных действий в случае падения Османской империи. Царь подчеркнул, что ни одна из великих держав не должна владеть Константинополем (кроме России), а Дунайские княжества должны быть под защитой России.

Англии он предложил в качестве компенсации Египет и Крит. Сеймур сообщил в Лондон подробное содержание переговоров с русским императором.

Когда министр иностранных дел британского кабинета Рассел получил это сообщение, он ответил 9 февраля, что «падение Оттоманской империи — дело очень далекого будущего и что соглашение между Англией и Россией может скорее привести к войне на Ближнем Востоке, чем предотвратить ее»3
.

Не добившись успеха в переговорах с Великобританией по поводу разграничения сфер влияния на Ближнем востоке, Николай I решает действовать в одиночку.

Обратите внимание

Поводом для начала войны послужила распря между католическим и греко-православным (ортодоксальным духовенством), вспыхнувшая из-за обладания религиозными святынями христиан в Палестине. Еще один найденный Николаем I повод была невыдача Турцией России и Австрии польских и венгерских эмигрантов. Российский император в феврале 1853 г.

потребовал от Порты (турецкого правительства) поставить всех православных подданных Османской империи под его покровительство, одновременно приказав морскому министру князю А.С. Меншикову, отличавшемуся чрезмерным самомнением, недоверчивостью и нерешительностью, снарядить военный линейный корабль и плыть в Константинополь с требованиями к султану.

В случае неполного удовлетворения российских требований Меншикову разрешалось предъявить ультиматум, т.е. официальное объявление войны. Меншиков довольно бесцеремонно повел себя во время встречи с султаном Абдул-Меджидом, хотя тот соглашался на некоторые уступки.

После нескольких дней переговоров Меншиков представил султану проект конвенции, которая делала российского царя фактически вторым турецким султаном. Разумеется, Абдул-Меджид не ожидал такого от российского посланника и отклонил конвенцию4
.

Источник: http://MirZnanii.com/a/333214/kavkazskiy-front-krymskoy-voyny-1853-1856-gg

Ссылка на основную публикацию